Спикера Играет Свита

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Нелицеприятный портрет Геннадия Селезнева

фото/ "Огонек" Всегда подмывало спросить Геннадия Николаевича: а зачем вам собственно охрана? Да вот врожденная деликатность мешала: как бы не обидеть этим вопросом спикера Госдумы! Ну а действительно? Спикер вегда в окружении секьюрити — строгих (но вежливых) спортивного вида ребят — и на выезде, и в самой Госдуме. Они заходят со спикером в специальный для него подъезд, поднимаются с ним же в спецлифте, вышагивают рядом по дорожке шестого, спикерского этажа (на других этажах дорожки нет)… Журналистам к спикеру просто так не подступиться. Удосужится попасть в приемную — только через досмотр: а что у вас в карманах? а в сумке? ножа нет?.. И все это после серьезной проверки на входе в само здание, где охрана — с «калашами». Старый анекдот об Неуловимом Джо, возможно, здесь и неуместен: а вдруг серьезно — террористы! Спикер слился со своими секьюрити как улитка с домиком. Иногда, правда, любит вспоминать (в интервью) трогательную историю, как будучи ПТУшником, — а затем токарем 2 разряда — ездил в преполненном автобусе — эх! где же молодость! А сейчас… Один, популярный в прошлом эстонский тележурналист, долго ждал Селезнева в ресторане (такой вот жанр был у него интервью, гастрономический), чтобы побеседовать со спикером перед телекамерой. Потом прозвучал первый (крайне корректный, дипломатичный по форме) вопрос Селезневу: а вам не доставляет неудобств охрана? Вот меня, говорит журналист, перед вашим приездом секьюрити тщательно обыскали, проверили личные вещи, изучили предложенные к столу блюда… Ну и что? Генадий Николаевич, как человек, по его же словам, прямой, не понял тонкого намека: да нет, я уже к этому привык, не беспокойтесь…

В перерыве – говорун

А кому нужна охрана? Владеющими государственными (или коммерческими) тайнами лицам. Еще — влияющим на судьбу страны персонам. Или руководителям мафии… Но Селезнева вряд ли можно отнести к кому-то из перечисленных. Ведь спикер в переводе — это говорун (в хорошем, разумеется, смысле этого слова). В его обязанности входит: поздравлять в начале заседаний депутатов с Днем рождения, при обсуждении повестки дня просить ее «больше не насыщать», в нужный момент успеть отключить микрофон Жириновскому и ставить свою подпись под продуктом коллективного законотворчества… Спикер Госдумы мог бы благородно отказаться от охраны — делов-то! И это бы очень оценили избиратели. Но вот беда: Геннадию Николаевичу, вкусившему все прелести власти, это уже не под силу — ведь свита (в данному случае — охрана) «играет короля».

А Селезнев по принятому статусу — четвертый человек в стране: после президента, премьера и главы СовФеда. Так уж повелось считать. Хотел бы быть третьим Но Селезнев — амбициозен. Числится в «четвертых» лицах государства — ему обидно. Всякий раз он не может скрыть огорчения, когда журналисты называют Госдуму «нижней палатой» (в отличии от СовФеда — «верхней»). Униженный этим Селезнев отсылает к Конституции: там, говорит, ничего не сказано о том, какая палата нижняя, какая — верхняя. Своим четвертым местом спикер Госдумы не прочь поменяться с третьим — председателем СовФеда Сергеем Мироновым. Тем более, что весовые категории у обоих спикером примерно одинаковые. Оба спикера — партстроители. У Миронова — своя Российская партия жизни. У Селезнева — Партия возрождения России с Николаем Басковым в политсовете. У обеих партий, по правде говоря, — примерно одинаковые шансы на прохождение в Госдуму.

Мы — те еще, питерские…

С первым лицом государства у Селезнева тоже есть немного общего. Оба — питерцы. Закончили один университет — Ленинградский государственный: только Путин — юридический факультет, а Селезнев — журфак. Оба в юности пожелали службы в КГБ. Только Путину удалось стать кадровым чекистом, а Селезнев, поступив в Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР, вынужден покинуть его по состоянию здоровья. И, наконец, оба «питерца» увлекаются конной ездою… Может быть Геннадий Николаевич втайне и вздыхал по президентскому креслу, но широкой общественности это не известно. Зато на должность губернатора Московской области он серьезно расчитывал. Победить Анатолия Тяжлова (бывшего главу Подмосковья) Селезневу, казалось, не трудно. Помнится, как перед выборами Тяжлов громко заявил, что тайные агенты Селезнева установили в его кабинете подслушивающие «жучки». Дело запахло скандалом. Но Геннадий Николаевич тут же потушил его блеском своего сарказма: «А что там подслушивать? Один только храп?..» Чего тогда недооценил Селезнев? Житейской мудрости и приобретенному годами скептицизму жителей Подмосковья! С чего, например, вы, Геннадий Николаевич, вы считаете себя «крепким хозяйственником», способным экономически поднять экономически падшую область? Ведь Селезнев — политик, говорун (в хорошем смысле этих слов)! А рожденный говорить — хозяйствовать не может… Здесь вспоминается и грустная история с хозяйствованием Селезнева в газете «Правда» — с 91-го по 93-й год. Именно при нем, главном редакторе «Правда» пошла по миру. Причем, в прямом смысле слова: 55 акций газеты было не за дорого продано семейству греческих коммунистов Янникосам. В результате хитрые греки упразднили корпунткы газеты в мире и СНГ, перестали платить за аренду помещения и за ленты информагентств, а перед самым дефолтом «слиняли» вместе с деньгами потенциальных подписчиков, оставив коллектив «Правды» без копейки денег. Исторический факт! Однако, Геннадий Николаевич в очередной раз обиделся, когда его не позвали на фуршет, посвященный 90-летию выхода газеты: «Не было бы меня, не было бы и «Правды».

Бог журналистики

Второй своей профессией (после политика) Селезнев считает журналистику. Так он и сказал однажды перед очередными выборами: если не изберут в Думу, то вернусь в журналистику. За плечами (кроме «Правды») — руководство лениградской «Сменой», «Комсомольской правды» — между 1981 и 1988 годами… Взлет популярности «Комсомолки» в последние годы этого этого периода поклонники Селезнева связывают именно с талантливым руководством ставленника ЦК ВЛКСМ. Имеется в виду: рост тиража газеты и выпуск, имевшего ошеломляющий успех в те годы, цветного еженедельника «Собеседник»… Забывается, правда, что к небывалой гласности в перестроечные годы причастны и некие «архитекторы» — Михаил Горбачев и Александр Яковлев. И уже совсем кануло в Лету — общесоюзная реклама черносотенного общества «Память» Дмитрия Васильева, которую в те годы выдавала, возглавляемая Селезневым «Комсомолка». Самого Селезнева вряд ли можно обвинить в черносотенных настроениях. Но вот при его руководстве ведущая журналистка газеты Елена Лосото опубликовала целый цикл статей, критикующих никому тогда еще не известного «фашиста» Дмитрия Васильева с его «Памятью». Один из поводов для негодования журналистски стало кощунственные, на ее взгляд, разоблачения Васильевым революционной деятельности Ленина. «Сама не желая того, госпожа Лосото своими публикациями сделала нас известными и увеличила количество нашей организации», — сказал однажды автору этой статьи лидер «Памяти» Дмитрий Васильев в одном из интервью. После ухода из «КП» редактор Селезнев дважды выступал как палач: сначала возглавил «Учительсую газету», сев на «живое место» прежнего главреда Матвеева, который вскоре скончался. А потом и в «Правду» пришел, вылавив на пару с философом Иваном Фроловым из главной газеты ЦК КПСС ее, по воспоминанием, «правдистов», лучшего главного Афанасьева. Селезнев до сих пор «любит» своих коллег — журналистов. Лишает, например, думской аккредитации фотокоров, которые сделали не совсем фотогеничные снимки спикера. Ходят упорные слухи, что перед выборами 1999 года спикер — единствннный из публичных политиков — сделал на лице пластическую операцию (убрал мешки под глазами).

Или — по-цивилизованному судится с журналистами. Так, например, спикер отсудил у «Мегаполиса-экспресс» 4 миллиона рублей — в ответ за оскорбления чести и репутации спикера. Сумма в этих делах — рекордная. Суд в частности назвал клеветой утверждение газеты о том, что Селезнев пытался «развалить» КПРФ, создав новое движение «Россия».

Селезнев — нож в спину коммунизма

Взаимоотношение Селезнева с Зюгановым и КПРФ — особая коммунистическая песня. Селезнева, наконец-то, выгнали из КПРФ. «Это был не мой выход, а исключение», — уточняет сам спикер. «Лидер фракции КПРФ вдруг решил напрягать меня партийными поручениями — давать мне прямые указания, как мне, как председателю Госдумы, поступать», — возмущается «авторитаризмом» Зюганова Селезнев. Сущность конфликта с единомышленниками — на поверхности. И она (в человеческом, а не в идеологическом плане) — не в пользу спикера. Ведь Селезнев получил должность председателя Госдумы отнюдь не благадаря своим личностным качествам: то был результат пакетного соглашения, в котором участвовала и фракция КПРФ. Сменил «патрона» спикер громко: в день 50-летия приняв из рук президента Ельцина орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, для чего Борис Николаевич обходивший Охотный ряд за версту дважды лично приехал в парламент. Заняв в результате межфракционной договоренности кресло спикера, Селезнев, практически «кинул» своих товарищей, самолично объявив должность председателя Госдумы надпартийной — «приостановил» свое членство в КПРФ. И стоит ли сейчас обижаться на коммунистов, которые (вполне справедливо!) утверждает: Селезнев сейчас занимает должность спикера не вполне лигитимно — как частное лицо. Что всегда мешало Селезневу преобрести светлый образ коммуниста (социалиста) праведника — двурушничество. Простодушные избиратели (из «протестного электората») всегда задавали себе вопрос: наш ли он, народен ли Геннадий Николаевич? Или он — избалованный властью барин? Как отвечал на этот нелегкий вопрос Селезнев? Весьма своеобразно. Во время самых решающих в Госдуме голосований, способных хоть как-то пошатнуть «антинародный режим», спикер всегда не присутствовал, ссылаясь на какое-то легкое недомогание. Иногда Селезнев и не посещал демонстрации трудящихся — как, например, мероприятие и 7 ноября 97-го года. Коммунист проигнорировал 70-летие Великого Октября. Но в том случае он благоразумно решил не появляться с этими «30-ю серебрянниками» среди коммунистического электората. Вот вознеслась звезда Селезнева! Ударилась головою в небесный свод! Упала, пустила слабый дымок… Кем таким был политик Селезнев для России? И был ли вообще?..

Оригинал материала

«Русский курьер»