Спокойствие Багдада -- в интересах "Лукойла"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Спокойствие Багдада -- в интересах "Лукойла" Алекперов готов подружиться с Хусейном

Вагит Алекперов и возглавляемая им компания "ЛУКойл" успешно продвигаются все дальше за границы России. В том числе на Ближний Восток. В зону первоочередных интересов г-на Алекперова попало богатейшее нефтяное месторождение Западная Курна. Переговоры о его разработке с иракским президентом Саддамом Хусейном проводятся в чисто "лукойловском" стиле: блиц-криг в обстановке секретности. Возможный приз: дешевая нефть и практически в неограниченных количествах.

"Глава "ЛУКойла" Вагит Алекперов вернулся на минувшей неделе из Багдада. Там в обстановке повышенной секретности прошла встреча российского бизнесмена с президентом Саддамом Хусейном. Обсуждался проект освоения второй очереди крупнейшего в Ираке нефтяного месторождения Западная Курна.

В "ЛУКойле" предпочитают воздерживаться от комментариев по поводу визита, ссылаясь на "недремлющих конкурентов". 
Но сам Вагит Алекперов не раз подчеркивал, что приоритетным направлением для компании является продвижение на Юг. Работа в тяжелых северных условиях в России, видимо, изрядно поднадоела президенту "ЛУКойла". 
Так что освоение Западной Курны может стать для компании одним из приоритетных проектов. Безусловно, "ЛУКойл" прельщают колоссальные запасы этого месторождения. Они оцениваются в 1 млрд. тонн нефти. 
"ЛУКойл" уже владеет 70% в российском консорциуме по разработке этого месторождения. Помимо "ЛУКойла" в консорциум входят компании "Зарубежнефть" и "Машиноимпорт ". В свою очередь общая доля участия российской стороны в этом международном проекте составляет 52,5%. 
Освоение Западной Курны будет осуществляться на условиях соглашения о разделе продукции. По экспертным данным за время реализации проекта объемы капиталовложений могут составить 4 млрд долларов. А прибыль уже в первые годы после начала эксплуатации месторождения может составить несколько миллиардов долларов. 
Фондовые аналитики утверждают, что участие в иракской сделке должно привести к росту курса акций "ЛУКойла". 
Конкуренция в Ираке обещает быть жесткой Встреча Алекперова с Хусейном проходила на благоприятном политическом фоне. "Примерное" поведение Саддама Хусейна в последнее время и усилия России превращают отмену экономических санкций ООН (введенных после победы антииракской коалиции в феврале 1991 года) в отношении Ирака, в дело не столь отдаленного будущего. 
Так что участившиеся визиты представителей "ЛУКойла" в Багдад не должны вызывать удивления (наверняка, июньская встреча будет далеко не последней). 
Оно и понятно: в предложениях о сотрудничестве Ирак не испытывает дефицита. Достаточно сказать, что сразу же после принятия резолюции N986 СБ ООН "нефть в обмен на продовольствие", которая разрешала Ираку в течение 6 месяцев дополнительно к определенной ранее квоте экспортировать нефть на сумму в 2 млрд.долларов, заявки на выполнение контрактов подали свыше 250 компаний из 25 стран. 
Конкурентов только в России у "ЛУКойла" оказалось сразу семь: "ГПВО "Машиноимпорт", РАО МЭС, АО "Зарубежнефть", АО "Роснефть", АО "Нафта-Москва", "Альфа-Эко" и Татнефть. И "ЛУКойлу" в этом прокте, так уж случилось, досталась не первая роль. По объему экспорта нефти из Ирака среди российских компаний "ЛУКойл" занимает лишь третье место (400 тысяч тонн). В то время у лидера -- компании "Альфа-Эко" -- этот показатель составляет 1 млн тонн. 
В новой иракской сделке у г-на Алекперова есть все шансы обставить возможных конкурентов. Кстати, так уже было и в 1992 году, когда г-ну Алекперову первым среди российских нефтянников удалось организовать вертикально-интегрированую компанию (добыча-переработка-сбыт). Так было и в 1994 году, когда Алекперов сумел "вклиниться" в компанию крупнейших западных транснациональных корпораций по разработке нефтяных месторождений в Азербайджане. Так случилось и в 1996 году, когда "ЛУКойлу" первому и пока единственному холдингу удалось перейти на единую акцию. 
Хусейн: президент-нефтянник Как известно, президент Ирака лично принимает решения по стратегическим вопросам развития нефтегазовой отрасли промышленности Ирака. Оперативное же руководство и технические проблемы входят в компетенцию Министерства нефтяной и газовой промышленности. 
Понятно, что для потенциальных инвесторов схема управления, когда возникающие вопросы могут быть довольно быстро решены одним "президентским" словом, выглядит весьма и весьма привлекательной. Особенно по сравнению с российской системой прохождения контрактов, когда проще отказаться от проекта, чем протолкнуть его сквозь чащу бюрократических придирок. 
Перед таким явным плюсом вопросы политической нестабильности отступают на второй план. Во всяком случае западные компании - потенциальные конкуренты "ЛУКойла" в Ираке, вряд ли будут озадачены неурегулированностью проблемы с шиитским большинством на юге и курдским самоуправлением на севере. Многие из них работали и продолжают работать в обстановке периодически обостряющейся внутренней ситуации в разных странах мира. 
В качестве аналогии можно вспомнить проекты в Азербайджане, которые реализуются несмотря на периодически возобновляющиеся боевые действия в Нагорном Карабахе. Крупнейшие компании готовы перекачивать нефть из Азербайджана по территории далекой от политической стабильности Чечни. 
Нефть, как показывает практика, весьма загадочный предмет, который может помирить даже старых врагов. 
Перспективами своего возвращения в Ирак в ближайшее время могут обеспокоиться компании, работавшие в этой стране до вторжения Хусейна в Кувейт. Например французские Total и Elf Aquitaine и многие другие. 
Во всяком случае российские дипломаты в конфиденциальных беседах не отрицают, что в Багдад частенько наведываются представители крупнейших нефтегазовых корпораций. Ничего удивительного: по запасам углеводородного сырья Ирак занимает второе место в мире, уступая только Саудовской Аравии. Размеры разведанных и доказанных запасов нефти в Ираке составляют, по различным оценкам 13,5-14,9 млрд. тонн нефти. Запасы природного газа -- 3,1 трлн. кубометров. 
Основные нефтяные месторождения Ирака сконцентрированы на севере (Иракский Курдистан) и юге страны, - в районах, граничащих с Ираном, Кувейтом и Саудовской Аравией. Наиболее крупные месторождения - Западная Курна, Халфайя, Маджнун, Нахр-Умр, Северная и Южная Румейла. Общее число пробуренных нефтяных скважин на конец 1990 года составляло 1600, 900 из них - действующие. 
Нефтегазовый комплекс Ирака знаком россиянам до боли Между тем, источники "Профиля" в Министерстве топлива и энергетики РФ не исключают, что после отмены санкций ООН официальный Багдад начнет отдавать предпочтение в первую очередь тем компаниям, которые смогут предложить реальные инвестиции в развитие нефтяных проектов. Причем на условиях стопроцентного финансирования. У самого Ирака необходимых средств нет и в ближайшем будущем не будет. 
В этом смысле российским компаниям пока трудно составить конкуренцию своим западным коллегам. Это, кстати, в определенной мере относится и к "ЛУКойлу", который для финансирования подавляющего большинства своих зарубежных проектов (например, на Каспии) создает СП преимущественно с двумя стратегическими партнерами - итальянской Agip и американской Arco. 
Но у россиян есть одно неоспоримое преимущество. Опыт. Пожалуй, ни одна из зарубежных компаний, работавших в свое время в Ираке, не может сравниться с российскими в знании местной специфики и условий работы. Многие объекты иракской нефтегазодобычи и нефтепереработки были построены при непосредственном участии Советского Союза за долгие десятилетия сотрудничества. А их восстановление после войны с Ираном и "Бури в пустыне" вполне логично связывается с использованием российского оборудования и технологий. 
Однако говорить о реализации каких-либо проектов в Ираке с участием российских компаний до отмены санкций ООН пока не приходится. Об этом не раз заявляли представители "ЛУКойла". 
Туманные перспективы Но отмена экономических санкций - дело трудно прогнозируемое. По крайней мере, в ближайшие полгода это не произойдет. Именно на этот срок Совет Безопасности ООН продлил в начале июня действие резолюции N986, предусматривающее поставку ограниченного объема нефти в обмен на продовольствие. 
Между тем, до 1990 года от экспорта нефти Ирак ежегодно получал 18 млрд долларов дохода, что составляло свыше 95% всей валютной выручки страны. Квота Ирака в ОПЕК по добыче на 1990 год равнялась 157 млн тонн. Импортерами иракской нефти до войны в Персидском заливе являлись Турция, Ливан, Нидерланды, Испания, Пакистан, Китай, КНДР, Южная Корея. В числе крупнейших импортеров находились США, Великобритания, ФРГ, Франция, Италия и Япония. Причем на последние три страны приходилась львиная доля экспортируемого черного золота. 
Поэтому к России и Китаю, лоббирующим в Совете Безопасности ООН отмену санкций против Ирака, могут активно подключиться Италия, Франция и Япония. 
Отмена санкций позволит России, помимо прочего, востребовать с Ирака долг, который по разным оценкам колеблется от $7 до 10 млрд. 
У Китая свои интересы. 3 июня 1997 года Багдад и Пекин подписали договор о сотрудничестве, а за семь месяцев до этого иракский парламент, -- Национальный совет, --ратифицировал соглашение с Китаем на разработку в течение 26 лет перспективного месторождения Аль-Ахдаб, расположенной в 180 км к югу от Багдада. 
А заинтересованность официального Рима может возрасти в том случае, если "ЛУКойл" привлечет своего стратегического партнера -- итальянскую компанию Agip -- к работе над проектом разработки Западной Курны. 
Отменить нельзя сохранить, или где ООН поставит запятую? Каковы будут последствия возвращения Ирака на мировой нефтяной рынок? Ведь на нем вовсе не ощущается явного недостатка "черного золота"? 
Возможны два варианта. Первый. ОПЕК будет вынуждена уменьшить экспортные квоты своих членов за счет предоставления их Ираку. В этом случае речь идет о сохранении постоянного уровня цен, исключающего резкие скачки в сторону повышения или понижения. 
В противном случае цены на сырую нефть резко упадут (учитывыая, что Ирак готов будет продавать нефть по любой цене, "соскучившись" по "живой" валюте). 
Этот вариант развития событий приведет к довольно неприятным последствиям для наших компаний и России в целом. Ведь валютные поступления от экспорта российской нефти составляют сегодня как минимум 40% доходной части бюджета (а по неофициальным данным и того больше). 
Еще более осложнит положение России экспорт нефти из Каспийского региона, который, согласно подсчетам азербайджанских и казахских специалистов, к 2005-2010 гг. может превысить 100 млн. тонн в год. 
Так что участие "ЛУКойла" в крупнейших иракских и каспийских нефтяных проектах далеко не случайно. Даже при невыгодном для России раскладе компания поcтрадает в наименьшей степени. И произойдет это во многом благодаря Вагиту Алекперову, успевшему оказаться в нужное время в нужном месте. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации