Спортивная агентура

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Спортивная агентура Кто открыл хоккеиста Илью Ковальчука. Как это было. Как зажигают спортивные звезды. Сколько «Газпром» тратит на футбольный клуб «Зенит» ...

" Спортивная агентура КОМПАНИИ ТРАТЯТ НА СОДЕРЖАНИЕ КЛУБОВ И ПОКУПКУ ИГРОКОВ ДЕСЯТКИ И СОТНИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ. При этом многие инвесторы редко интересуются тем, вернутся ли вкладываемые в спорт деньги. ПО НЕОФИЦИАЛЬНЫМ ДАННЫМ, в настоящий момент ЗАТРАТЫ «ГАЗПРОМА» НА ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ «ЗЕНИТ» ПРЕВЫШАЮТ $100 МЛН, РЖД ПЛАТИТ «ЛОКОМОТИВУ» $40 МЛН, А «СПАРТАК» ОБХОДИТСЯ ЛУКОЙЛУ В $40 МЛН. "В России еще мало кто понимает разницу между спортивным агентом и агентом в хорошей физической форме. Между тем люди этой профессии хорошо зарабатывают на ажиотаже вокруг соревнований. Гонорары агентов растут вместе с суммами контрактов спортивных звезд, которых скупают для своих клубов российские бизнесмены. Герой Тома Круза в фильме «Джерри Магуайер» – спортивный агент – представляет себя так: «Я тот, кого никто не замечает. Всегда за кулисами». А другие персонажи говорят о нем как о «короле обещаний» и «мастере уговоров». В разговоре с «Ко» спортивный менеджер Андрей Бельмач соглашается, что в агентской деятельности очень важны талант психолога, умение забывать о личных амбициях и говорить на языке, понятном обеим сторонам. Он утверждает, что именно актерский талант помог ему удержаться на плаву и получить репутацию агента, открывающего спортивных звезд, таких как хоккеист Илья Ковальчук. «Агентскую» школу Бельмач прошел в США, но затем решил вернуться в Россию, где у спортивных менеджеров теперь огромное поле для деятельности. За океан на крыльях Советов В возрасте 7 лет Андрей Бельмач уже играл в хоккейной команде ЖЭКа, а в 12 – профессионально занимался легкой атлетикой. Выпускник Московского горного института меньше всего думал о карьере спортивного менеджера. «Все тогда искали себя, – вспоминает Бельмач. – Чем можно было заняться в начале 90-х, когда в стране была фактически революция? Заработком считалось купить в России елочные игрушки и перепродать их в Польше. Но я не хотел заниматься челночным бизнесом». В 1989 году в Советском Союзе была создана первая команда американского футбола «Московские медведи». Андрей направился туда уже с мыслями об эмиграции. «Да потому что не было нормальной легальной работы, которая позволяла бы зарабатывать. Я позанимался там три дня и ушел, так и не попав в команду», – вспоминает он. В 1992 году президент и главный тренер «Крыльев Советов» Игорь Дмитриев позвал Бельмача работать помощником администратора и массажистом клуба. «Вот тогда я впервые соприкоснулся со звездами спорта, с хоккеем, – рассказывает он. – Но в то время даже не предполагал, что столкнусь с ними еще когда-нибудь. Я отработал в «Крыльях Советов» за мизерную зарплату около трех месяцев». Вскоре Бельмач эмигрировал в США, в Нью-Йорк. «Кто прошел эмиграцию, тому в принципе не очень страшны жизненные передряги, – говорит он. – Я, как любой эмигрант, старался как можно больше работать. Уже два года спустя, в 1994 году, что-то из себя представлял, мог не работать, так как имел свой маленький бизнес». «Маленький бизнес» – торговля одеждой – не был связан со спортом, хотя продавался товар на московском рынке ЦСКА. Впрочем, Бельмач признается, что о карьере в спорте задумался еще в 1992 году, после того как объединенная команда СНГ по хоккею выиграла Олимпиаду в Альбервиле. В это время начался массовый отток спортсменов из России на Запад. «У меня сохранились знакомства с хоккеистами «Крыльев Советов», – рассказывает Бельмач. – Летом 1994 года мне позвонил вратарь Сергей Звягин, который сейчас играет за «Динамо», в прошлом вратарь сборной России. Сказал, что они с другом, Егором Башкатовым, приехали в Америку и не собираются возвращаться. Так они около двух месяцев жили у меня». Бельмач рассказывает, что Егор нашел у себя когда-то подписанное им на турнире в США соглашение с одной агентской компанией. Они втроем поехали на Манхэттен в офис этой фирмы. «Агент, который «подписал» (то есть заключил агентский договор. – Прим. «Ко») Егора Башкатова, увидел игроков, и я попросил его принять участие в их трудоустройстве, в противном случае пригрозил рассказать о его некомпетентности другим спортсменам», – говорит он. Дело в том, что Андрей был знаком со многими игроками из «Крыльев Советов», с которыми американский агент планировал работать. Так началась агентская деятельность Бельмача. А вскоре появилось спортивное агентство – Sports Makers Agency. Двумя равными его партнерами стали агент бейсбола по имени Джей и Норманн, риэлтор из Детройта. Первым делом партнеры «подписали» Звягина, Башкатова и ряд других российских хоккеистов. Как говорит Бельмач, «в общем-то абсолютно наобум, просто набрали поток тех, кого я знал по «Крыльям Советов» и т. д.». Бюджет было решено собрать, организовав выезд российской команды на турнир в США. «Мы привезли «Торпедо» (тогда – «Локомотив», Ярославль) на турнир во Флориду со спортклубом «Рейнджерс», – говорит Бельмач. Однако соревнования прошли неудачно, и партнеры остались в убытке. Тогда агенты решили заняться точечным отбором игроков для клубов. «Я абсолютно не разбирался в агентском бизнесе, – в который раз повторяет Андрей. – Мне говорили, что просто нужно «подписывать» юных хоккеистов, участвовать в их становлении». Он напоминает, что в то время как раз был пик спроса на молодых российских спортсменов в связи с выигрышем Кубка Стэнли 1994 года, а также успешным выступлением на Кубке мира в 1996 году. Давний знакомый Бельмача Игорь Дмитриев был тренером молодежной сборной России. «Мы, как сейчас помню, втроем приехали к нему (Дмитриеву. – Прим. «Ко») в Бостон, где в канун 1996 года проходил молодежный чемпионат мира. И он мне говорит: есть один хороший игрок, защитник Сергей Зимаков. Мы можем вам его отдать». При этом в агентстве дела шли не очень успешно. По признанию Бельмача, их игроки так и не заключили контрактов с западными клубами. «На это тратились деньги в надежде, что они звезды и вот-вот заиграют. Но надежды таяли», – рассказывает Андрей. В результате агентство постепенно распалось. «Один занимался бейсболом, другой – недвижимостью, а третий, в принципе, искал себя, – рассказывает Бельмач. – Поэтому решили, что лучше нам остаться товарищами, и расстались без всяких проблем». Правда, напоследок партнеры пригласили в США челябинский «Трактор» еще на один турнир и «отбили» все затраты. Карьера Бельмача продолжилась в другом агентстве – Impact Sports Agency. «Как сейчас помню, предложили всего $34 000 в год. В эту сумму входили моя зарплата, поездки, налоги и все остальное, – говорит Андрей. – Но я согласился, потому что решил во что бы то ни стало попасть в этот бизнес». С Impact Sports Agency работали такие звезды, как Сергей Немчинов, Алексей Ковалев. Наш герой в этом агентстве представлял таких игроков, как Александр Зевахин, Сергей Скробот и др. Параллельно с агентским бизнесом Бельмач открыл свою хоккейную школу. Тогда же ему рассказали про Илью Ковальчука. Джерри Магуайер в действии Первое знакомство агента со спортсменом состоялось еще в 1999 году. «На Илью, который играл тогда в «Спартаке», в 16 лет мало кто обращал внимания, – рассказывает Андрей. – Знали, что есть Ковальчук, который много забивает, но таких ребят в этом возрасте много. Кроме того, тренерам не нравился его взрывной характер. На самом деле, нужен был правильный подход». Андрей созвонился с родителями Ковальчука, приехал к ним в Тверь на переговоры, где рассказал про Impact Sports Agency. Два года подряд Илья Ковальчук приезжал в летние спортивные лагеря хоккейной школы, созданной Бельмачом. «Когда он вышел на лед, я понял, что это первый номер драфта» («драфт» – соревнования, организуемые НХЛ для отбора игроков. – Прим. «Ко»). Вскоре к Ковальчуку выстроилась очередь из агентов. В Impact Sports очень хотели, чтобы спортсмен остался с ними, ради этого были готовы пересмотреть контракт с Бельмачом. Сам спортсмен предлагал Бельмачу работать только вдвоем, но тот решил, что не сможет в одиночку «потянуть» с таким перспективным спортсменом, и подписал двухлетний контракт с крупным агентством SFX Sports Group, куда и привел Ковальчука. Причем на работу его принимал вице-президент SFX Дэвид Фолк, агент Майкла Джордана. В SFX Sports Group кроме Ковальчука Андрей представлял Александра Свитова, Станислава Чистова, Игоря Князева, Владимира Корсунова и Антона Бабчука. Илья Ковальчук подписал контракт с клубом НХЛ «Атланта Трэшерс» в то же лето, когда Бельмач представлял его на драфте. В результате «Спартак» получил за игрока $299 000, а компания SFX – 5% с его контракта с новым клубом. В разговоре с «Ко» Бельмач подчеркивает уникальность структуры западной агентской компании, где есть агентский, рекламный, юридический отделы, а также отделы баскетбола, европейского и американского футбола, бейсбола, тенниса и т. д. «Фильм «Джерри Магуайер» – как раз про такую компанию, – рассказывает он. – Там все происходит очень оперативно. Они быстро принимают на работу, быстро подписывают бумаги, быстро дают тебе кабинет, телефоны. Но и спрашивать с тебя тоже начинают очень быстро». По словам Андрея, существует несколько отработанных методик удержания игрока. К примеру, многие агентские компании привязывают спортсмена тем, что сотрудничают с инвесткомпаниями, управляющими деньгами игроков. Спортсмен просто получает необходимую ему для жизни сумму в $5 000 – 10 000 в месяц. Но, подобно агенту Джерри, Андрей, устав от работы на корпоративного монстра, ушел из компании. Ему хотелось сделать что-то самому и в своей стране. «Мне было обидно наблюдать за тем, как на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити российских хоккеистов встречают американские агенты», – говорит Бельмач. Домой на хазу В 2003 году Андрей Бельмач основал в Москве агентство «Атлантик Менеджмент Спорт Групп». «Это была агония после SFX, желание сделать что-то самостоятельно», – признается он. Правда, компания была организована при содействии партнера, не связанного со спортивным бизнесом. Его имени Бельмач не называет, но именно этот человек убедил Андрея работать в России. Наш герой назвал компанию «Атлантик», вспомнив диалог персонажей Светличной и Папанова в фильме «Бриллиантовая рука»: «Хаза? – «Отель «Атлантик». Главным образом агентство занималось заключением договоров с молодыми хоккеистами. У компании также был чешский партнер «Глобал Консалтинг», лицензированный агент НХЛ. Однако уже через три года «Атлантик» прекратил свое существование. Инвестиции в хоккейный бизнес Бельмач считает неоправданными. Он рассказывает, что на Западе отношения между агентом и игроком обычно ограничиваются звонком раз в неделю с вопросом: как дела? В начинающих спортсменов вкладываются их родители, покупают клюшки, коньки и все остальное. В России воспитанием будущих игроков нередко приходится заниматься агентам. «Хоккейный бизнес долгосрочный, – рассказывает Бельмач. – Как агенты мы вкладывали десятки тысяч долларов в юных хоккеистов. Но результаты не оправдывали затрат. Хоккеист поступает во взрослый клуб и получает там, допустим, годовой контракт на $200 000 – 300 000, однако это не окупает затрат агентства, понесенных за три года. Чтобы агентство получило прибыль, хоккеист должен играть по такому контракту лет пять минимум». Бельмач уверен, что российскому хоккейному рынку мешает правильно функционировать отсутствие рыночных цен на игроков. Так, к примеру, многие футбольные клубы получают больше 50% прибыли от трансферта, то есть продажи игроков. И когда заканчивается сезон, менеджмент команды может купить интересующего его спортсмена вне зависимости, есть ли у того контракт с клубом или нет. В хоккее таких передвижений нет, клубы ждут, пока у игрока закончится контракт. Поэтому сегодня, по словам Бельмача, в моде только обмен хоккеиста на хоккеиста. Если бы игрок здесь, как в футболе, мог переходить из клуба в клуб, то агент получал бы 10% от трансфертной суммы, которая порой достигает многих миллионов долларов. В российском хоккее, по словам Бельмача, ведутся в основном «подстольные» игры. Ситуация с хоккеем усугубляется тем, что клубы НХЛ не принимают российских контрактов, то есть фактически наш игрок может уехать в НХЛ, а его бывший клуб при этом не получит за него никакой компенсации. «Просто Федерация хоккея России отказывается подписывать контракт с НХЛ, и поэтому наши контракты недействительны в США, а их договоры, соответственно, так же недействительны для нас», – рассказывает главный редактор журнала «PROспорт» Станислав Гридасов. Спортивный комментатор Первого канала Василий Конов добавляет, что с НХЛ не могут договориться и европейские федерации. При этом, по словам эксперта, сейчас постоянно инициируются судебные процессы, и клубы пытаются вернуть деньги, вложенные в воспитание своих хоккеистов, что вполне логично. «Мы не получили денег за Малкина и Овечкина, – резюмирует Андрей Бельмач. – Тем временем Ковальчук, Овечкин и Малкин зарабатывают сегодня $6 млн, $3 – 4 млн и $1,3 млн соответственно». При этом Андрей утверждает, что мог бы применить в России накопленный в Америке опыт. «Все на самом деле не так сложно, как кажется, – рассуждает он. – Государство могло бы с выгодой для себя продавать хоккеистов или сделать так, чтобы спортсменам было выгодно оставаться в России. Кроме того, ничто не мешает российским клубам открыть свои представительства в Америке. К примеру, нанять в Нью-Йорке адвоката, который будет заниматься делами наших игроков. Но такая система будет работать только при условии единых контрактов, а для этого нужно привязать спортивные контракты к трудовому законодательству РФ и поднять его до мирового уровня». Угодническая профессия На собственном опыте убедившись в том, что хоккей в России не «работает», в 2007 году Бельмач открыл новую агентскую компанию «Спорт Менеджмент Групп». Совместно с партнером – инвестиционной группой «Абсолют». Кроме того, в апреле 2007 года Андрей стал генеральным менеджером Волейбольного центра Московской области (в него входят мужской и женский волейбольные клубы «Искра» и «Заречье-Одинцово»), генеральным спонсором которого выступает все тот же «Абсолют». «Не самый прибыльный по показателям волейбольный бизнес для Бельмача – более выгодный вариант, нежели простая агентская деятельность. Во-первых, он получил административную поддержку областного правительства и не оказался в убытке относительно финансовых дел», – рассуждает управляющий партнер НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Иван Андриевский. Станислав Гридасов отмечает, что подмосковные команды – одни из самых обеспеченных в России. Бельмач в Волейбольный центр привел таких титулованных игроков, как Жиба, Йохен Шепс, Алексей Вербов, Алексей Кулешов, Любовь Соколова. Сумм, в которые клубам обошлись эти приобретения, он не называет. «Речь, вероятнее всего, идет где-то о сотнях тысяч долларов применительно к одному волейболисту», – предполагает Конов. Что касается «Спорт Менеджмент Групп», то молодыми спортсменами агентство уже не работает, ставка сделана на «точечную селекцию», которая подразумевает более доскональное исследование рынка с целью поиска самых перспективных. В задачи компании входит сопровождение игрока в его спортивной карьере: это заключение выгодных контрактов, инвестирование полученных денег. В «Атлантике» Бельмачу приходилось заниматься селекцией самостоятельно. «В поисках спортивных кадров я объездил всю Россию, – признается он. – В некоторых городах можно снимать «Мать» Горького без декораций». В новой агентской компании у Андрея другое положение. Встречается с игроками, консультирует их, но чисто агентской работой уже не занимается: у него есть субагенты, которые ведут работу непосредственно с игроками. «Сегодня мне, сорокалетнему, не хочется бегать за шестнадцатилетними спортсменами. Хотя я знаю людей старше пятидесяти, которым приходится это делать. Ведь не агент выбирает спортсмена, а наоборот. Это, если хотите, такая угодническая профессия», – говорит Бельмач. Спорт в абсолюте По словам экспертов, глава «Спорт Менеджмент Групп» выбрал правильный путь. Рынок спортивных агентств и независимых агентов в России стремительно растет. Как и за рубежом, агенты получают 5 – 10% от контракта игрока с клубом. «Агентский бизнес сейчас, безусловно, прибыльный, – подтверждает Станислав Гридасов. – Представьте: если спортсмен заключает годовой контракт на 3 млн евро, агент получает с этого 10%». На спорт тратятся огромные деньги, и агенты снимают денежные «сливки» большей жирности, чем, например, в Европе, где контракты с игроками заключаются на гораздо меньшие суммы. «Все прекрасно осознают, что это чистой воды благотворительность, и деньги не возвращаются, – комментирует ситуацию Василий Конов. – Поэтому, например, западным компаниям выгоднее устроить своего агента на работу в России, где контракт будет стоить в два раза больше, чем в той же Италии, Испании, Греции или где-нибудь еще, и получить более чем приличное агентское вознаграждение». Впрочем, агентств в России сегодня уже предостаточно. По оценкам Бельмача, около 30 отечественных и зарубежных. «Более того, наблюдается тенденция к увеличению числа агентских компаний и агентов и к уменьшению числа хороших игроков, – говорит Андриевский. – Молодых спортсменов не так много, тогда как все «пенсионеры» идут в агентскую деятельность». Причем чисто российские агентства (за редким исключением, например таких, как компании Германа Ткаченко или Павла Андреева) особой славы не снискали. Поэтому в сторону России с интересом смотрят западные монстры. Например, тот же SFX уже сотрудничает со своим российским агентом. «И в футболе, и в баскетболе, и в хоккее существует такая практика, что некое российское агентство или агент является представителем крупного мирового агентства или агента на территории России или СНГ, – рассказывает Гридасов. – То есть, предположим, есть американский агент, который ведет все дела игроков на территории США с NBA. У него, как правило, есть европейский партнер: итальянец, испанец, серб, кто угодно, который, соответственно, в рамках партнерской программы ведет все дела на территории Европы. А у этого европейского агента есть свой человек в России, который занимается делами нашей страны плюс Украины, Белоруссии, стран Балтии и т.д.» При этом самым интересным для агентств и для клубов видом спорта в России остается футбол, и никакой другой вид спорта с ним конкурировать пока не может. Как любит повторять Бельмач, в футболе есть цена игрока, а поэтому можно говорить о бизнесе. Гридасов добавляет, что «футбол прибыльнее, потому что здесь больше рекламодателей, а соответственно, куда выше цена на телевизионные права». «Спорт Менеджмент Групп» с футболом пока не работает. Но Бельмач обещает, что они «будут стараться», и с улыбкой признается, что подумывает о новом виде деятельности. «Может быть, завтра буду кино заниматься», – заявляет он и рассказывает, что является консультантом фильма «Хоккеист», который снимает режиссер Андрей Прошкин. Потом добавляет: «Снимать кино? Почему нет? Мы же с Прошкиным уже начали контактировать...» РЕЗЮМЕ АНДРЕЯ БЕЛЬМАЧА ГОД РОЖДЕНИЯ: 1967 ОБРАЗОВАНИЕ: МГИ (Московский горный институт), Welk Sbarry University, Пенсильвания ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ: АПРЕЛЬ 2007 – НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ: генеральный менеджер Волейбольного центра Московской области 2007: учредитель «Спорт Менеджмент Групп» 2003 – 2007: учредитель ООО «Атлантик Менеджмент Спорт Групп» 2000 – 2002: SFX Sports Group, Нью-Йорк, США, агент 1998 – 2000: Impact Sports Agency, Нью-Йорк, США, агент 1996 – 1998: Sports Makers Agency, Нью-Йорк, США, агент СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, двое детей ХОББИ: бег, художественная и историческая литература, история России НАЦПРОЕКТ «СПОРТ» КОМПАНИИ ТРАТЯТ НА СОДЕРЖАНИЕ КЛУБОВ И ПОКУПКУ ИГРОКОВ ДЕСЯТКИ И СОТНИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ. При этом многие инвесторы редко интересуются тем, вернутся ли вкладываемые в спорт деньги. ПО НЕОФИЦИАЛЬНЫМ ДАННЫМ, в настоящий момент ЗАТРАТЫ «ГАЗПРОМА» НА ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ «ЗЕНИТ» ПРЕВЫШАЮТ $100 МЛН, РЖД ПЛАТИТ «ЛОКОМОТИВУ» $40 МЛН, А «СПАРТАК» ОБХОДИТСЯ ЛУКОЙЛУ В $40 МЛН. Далее в списке лидеров по количеству вложений частного бизнеса следуют хоккей, баскетбол и волейбол"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации