Спорт высоких отношений

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Первые лица российского спорта — о том, кто виноват в наших поражениях

Конфликт между руководителями Олимпийского комитета России и Росспорта был заложен изначально — когда две структуры занимаются примерно одним и тем же, столкновение интересов неизбежно. Тлеющее противостояние вспыхивало обычно после крупных событий (Афины-2004 и Турин-2006). На этот раз загорелось еще до Пекина, на Играх полемика продолжилась, а после провальной для России Олимпиады в роли стрелочника предсказуемо оказался глава Росспорта Вячеслав Фетисов. Глава ОКР Леонид Тягачев как находящийся ближе к Кремлю проявил себя более искушенным в подковерной борьбе (о борьбе концепций речь, естественно, не идет).

Малоприятный сигнал Фетисову был послан заранее: когда было решено организовать новое министерство — спорта, молодежи и туризма, которое возглавил футбольный начальник России Виталий Мутко. Три структуры, занимающиеся спортом, — это даже для нашей перегруженной чиновничьим аппаратом страны было слишком. Оставалось дождаться итогов Олимпиады, чтобы сделать оргвыводы.

Фетисов отвечал за подготовку команд, Тягачев — за их выступление непосредственно на Олимпиаде, ответственность распределялась примерно поровну, и только Виталий Леонтьевич Мутко мог ходить по Пекину в белых перчатках — он «входил в курс дела». Дела были неважные.

Со стороны главы Росспорта Фетисова критика была жесткой — главе ОКР Тягачеву досталось и за помпезные заявления, и за штабную атмосферу, в которой основным ингредиентом был алкогольный душок. Леонид Васильевич снисходительно журил своего горячего оппонента (ну что взять с хоккеиста?), как будто уже что-то знал о его дальнейшей судьбе.

По всему выходит, что знал. Иначе бы Тягачев не возвращался из Пекина довольным и радостным — как после триумфа. Дальнейшие события подтвердили, что он действительно победил — в личном зачете: Фетисов ушел в отставку и рассматривает варианты своей жизни в большой политике.

Дело не в том, кто больше виноват. Оба убеждены, что не жалеют сил, оба считают себя профессионалами (один как тренер, другой как спортсмен), оба решительно отметают все обвинения. Им действительно не в чем каяться. Разве только в том, что общими усилиями опустили российский спорт еще на одну ступеньку.
Владимир Мозговой, обозреватель «Новой»

ВЯЧЕСЛАВ ФЕТИСОВ, ЭКС-ГЛАВА РОССПОРТА: МЫ УБРАЛИ ПРИЛИПАЛ. ПОТОМУ ТАК МНОГО НЕДОВОЛЬНЫХ

Шесть с половиной лет назад я убедил семью, что надо отказаться от уже привычного образа жизни, налаженного быта ради того, чтобы принести пользу своей стране. Приступив к делам, скажу откровенно, буквально схватился за голову. Вы не представляете, какая тут была разруха — во всех смыслах. Отсутствие средств, острейший дефицит кадров, персонал держался на одном энтузиазме. Полнейшее отсутствие системы массового спорта. Спорт был вытеснен из СМИ. Почти все стадионы, площадки отданы под рынки, парковки. За это время успели «пропасть» многие таланты, уехать тренеры…

Не так просто подводить итоги, когда системная, комплексная работа довольно резко прервана. И все-таки наши результаты, думаю, говорят сами за себя. С 2006 года успешно действует десятилетняя федеральная целевая программа «Развитие физической культуры и спорта».

Возрождены массовые соревнования, в первую очередь — спартакиады. Теперь у нас есть возможность находить те самые таланты, которые раньше бесследно терялись, не раскрывшись. Мало кто знает, а ведь среди чемпионов и призеров Пекина — пятеро финалистов летних спартакиад учащихся.

Пять лет плодотворно работает телеканал «Спорт».

К другому важнейшему результату я бы отнес новый закон о спорте. Конечно, он не идеален, так как столкнулся при принятии с мощным сопротивлением тех, кого не устраивает прозрачность финансовых потоков, четкое разделение полномочий в спорте.

Еще одно наше детище — закон о спортивной подготовке. Этот документ призван задать необходимые стандарты в спортивной отрасли, определить все критерии. Скажем, любая спортивная школа, училище должны соблюдать заданные параметры: качество спортсооружения, инвентаря, снарядов, квалификация тренеров, медиков, специалистов.

Есть у нас и программа «Результат», направленная на достижение первого общекомандного места на Олимпиаде в Сочи. Будет крайне неприятно, если она не заработает.

И еще два главных момента. Первое — нам удалось наладить крепкое, эффективное взаимодействие с регионами. Ведь именно в них идет огромная, ежедневная работа по развитию массового спорта.

И второе — государственные деньги наконец доходят до адресата, до самого спортсмена и его тренера. Мы убрали барьер из прилипал, посредников, агентов и прочих. Можете представить, сколько теперь недовольных, лишившихся кормушки. Их голоса вы слышите каждый день. Дело доходит до того, что оскорбляют не только меня — представителя государства, но и мою семью.

— Как Росспортом распределялись государственные деньги? На что они тратились?

— Вся работа наших финансовых структур постоянно находилась и находится под пристальным вниманием контролирующих органов. И ни разу за срок моей работы никаких серьезных нарушений отмечено не было.
Знаете, я часто повторяю: «Главные действующие лица в спорте — атлет и тренер, остальные — обслуживающий персонал», в том числе чиновники Росспорта, ОКР, федераций.

Все проблемы начинаются, когда подменяются понятия, смещаются приоритеты. Скажем, бывший великий борец начинает юлить вслед за конъюнктурой — и через день меняет убеждения и соратников. Или когда чиновник примазывается к золотой медали чемпиона, не имея на это ни морального, ни формального права. Впрочем, не в моих правилах выяснять отношения и сводить персональные счеты.

— Теперь вы претендуете на пост сенатора, где совершенно другие обязанности. Не обидно уходить из спорта?

— Я из спорта не ухожу, поскольку по-прежнему возглавляю Всероссийское общество «Спортивная Россия», которое объединяет всех наших чемпионов. Буду помогать становлению Континентальной хоккейной лиги. Я ухожу из профильного направления, хотя и очень важного. Вместе с тем теперь у меня расширяются возможности как у политика.
Под текст

Дмитрий Тугарин, советник Вячеслава Фетисова:

— В чем суть претензий к Вячеславу Александровичу как к представителю ВАДА (Всемирного антидопингового агентства), которые были во всех российских СМИ перед Олимпийскими играми в Пекине?

— Сути в них не было. Была откровенная провокация со стороны ОКР и попытка заранее перевести все стрелки на Фетисова в случае, если возникнут проблемы на Олимпиаде. У Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) возникли претензии к Всероссийской федерации легкой атлетики. Обоснованные они или нет — покажет расследование, которое скоро завершится. А ВАДА, в состав учредителей которого Вячеслав Фетисов входит как представитель от Совета Европы, не имело к этой истории ровным счетом никакого отношения.

Я бы отметил редкий цинизм в поведении представителей ОКР: Фетисова накануне Игр публично обвинили в том, что он не защищает интересы наших спортсменов, а ВАДА обвинили в преследовании российских олимпийцев. Как результат — подорванные отношения с МОК и ВАДА — двумя крупнейшими организациями в современном международном спорте.

— Во время Олимпиады вышло интервью с заявлением Вячеслава Фетисова о том, что мы провалились. Говорили, эти высказывания посеяли раздор в нашей команде?..

— Фетисов назвал провальными первые дни Олимпиады на фоне безответственных заявлений Тягачева. Как, извините, будучи со спортсменами одной крови, он мог сеять раздор в команде? Передергивать факты — фирменный стиль президента ОКР. Знаете, надоело уже опровергать все это вранье. Единственное, о чем следует говорить, чтобы такие вещи не повторялись впредь, так это о «работе» этих людей в дни Олимпиады. О том, как они разрывались между гулянками в Домах друзей Олимпиады, между рынками и магазинами, обслуживая своих гостей и приятелей, о том, как устроили веселую вечеринку ОКР в день траура. Зато никто ни разу не собрал команду, когда начались «грузинские» события, не разъяснил спортсменам и тренерам обстановку. Правда, наваяли некую петицию типа «Слон и моська» и попытались собирать у спортсменов в Олимпийской деревне подписи.

— Почему Фетисов уходит с поста главы Росспорта?

— Это не его решение. Фетисов все это время трудился на совесть, без выходных дней и нормальных отпусков. А интриги — не его стихия.

— И все-таки все эти скандалы были следствием противостояния между личностями или ведомствами?

— Да не было никакого противостояния. С кем было бороться? С теми, кто ничего не делает, лишь пускает пыль в глаза?

— Удастся ли Виталию Мутко поднять российский спорт на новый уровень?

— У него, как он не раз заявлял, свое видение развития спорта. Правда, в чем оно заключается, лично мне до сих пор непонятно.
Елена Лобова

ЛЕОНИД ТЯГАЧЕВ, ПРЕЗИДЕНТ ОЛИМПИЙСКОГО КОМИТЕТА РОССИИ (ОКР): НУЖНО БЫЛО БЫТЬ БЛИЖЕ К КОМАНДЕ

- Какие изменения ждут российский спорт в связи с уходом Вячеслава Фетисова со своего поста?
— Только позитивные. Ведь фактически ему на смену пришел Виталий Мутко. А Виталий Леонтьевич адаптирован к реалиям современного спорта, плюс он еще и успешный профессионал-управленец. Но не стоит связывать будущие изменения только со сменой руководителя Росспорта. Очевидно, что возрос интерес к спорту и здоровому образу жизни. Я это говорю не для красного словца. Существенное тому подтверждение — внимание со стороны первых лиц государства. Впервые президент страны провожал нашу делегацию на главные игры четырехлетия, а по завершении Олимпиады принял спортсменов у себя. Впервые в составе нашего представительства на открытии Игр присутствовал премьер-министр, хотя обычно приезжали только вице-премьеры.

— В своем недавнем выступлении на заседании, посвященном предварительному подведению итогов пекинских Игр, вы оценили выступление нашей команды как «в целом успешное». Однако ряд СМИ, а также некоторые официальные лица с вашим мнением, мягко говоря, не согласились…

— Считаю такую негативную реакцию спровоцированной. Давайте вместе подведем итоги прошедшей Олимпиады. Мы остались в тройке ведущих спортивных держав мира, несмотря на то, что потеряли поколение конца 90-х, которое сейчас должно защищать цвета нашего флага. Учитывая эту реалию, наше выступление нельзя назвать провальным или неудачным. Не нужно забывать и про то, что у нас появились явные спортивные герои, кумиры: Исинбаева, Тищенко, Сильнов... Недобрали медали, говорите? Но по сравнению с чем недобрали? Да, я настраивал ребят на 80 медалей в общекомандном зачете. Но не упускайте из виду и мощнейшее наступление китайцев, которые отобрали награды не только у России, но и у США и других стран. У Китая, надо сказать, огромные спортивные ресурсы, как и у Америки, которая за последние 20 лет не переживала таких потрясений, как наша страна. Набирает обороты и Великобритания, которая готовится к своим домашним Играм. Эта страна сейчас действительно сильна, но мы сумели ее опередить. Кроме того, у нас явное преимущество по количеству 4—6-х мест, что говорит о неплохом потенциале.

Да, выступление российской команды на Олимпиаде нельзя назвать триумфальным, но характеристики «хорошо» оно заслуживает. Экс-руководитель Росспорта Фетисов утверждает, что пекинские Игры — провал. В таком случае это и его провал.
Могли ведь выступить лучше? Могли, если бы Росспорт работал более эффективно, взаимодействовал с федерациями и ОКР. Прислушивался к рекомендациям тренеров сборных команд, узнавал о проблемах в подготовке и пытаться их разрешить. В общем, нужно было быть ближе к команде.

— В чем, собственно, заключалась проблема взаимоотношений Росспорта и ОКР?

— Вячеслава Фетисова приглашали на все заседания штаба по подготовке к Играм, но он за четыре года не посетил ни одного из них.

— Хорошо. Тогда в чем была причина, мягко говоря, сложных отношений между этими организациями?

— Это не противостояние организаций и отдельных персон. Все дело в самой личности Вячеслава Фетисова.

— Но вы не можете не согласиться с тем, что подготовка к Играм была не идеальной. Что, на ваш взгляд, не было сделано для более удачного выступления российских олимпийцев?

Фетисов располагал огромным бюджетом на олимпийскую подготовку в 24 миллиарда рублей. ОКР же обладал ресурсами сравнительно небольшими — чуть больше 2 миллионов долларов: на экипировку и другие организационные вопросы. Росспорт использовал выделенные средства не совсем рационально, например, часть денег пошла на организацию «Лыжни России», которую раньше каждый регион успешно организовывал за счет собственных средств.

Не были созданы комплексные научные группы и экспериментальные команды по некоторым видам спорта, не было достойно организовано медицинское и научное обеспечение. Что нужно сделать обновленному руководству нашего спорта, чтобы не потерять очередные годы? Необходимо укреплять фундамент. Повышать тренерские зарплаты. Ведь ни для кого не секрет, что отсутствие кадров — огромная проблема. В последнее время данным вопросом никто не занимался. Хотя это прямая обязанность Росспорта. Никто не даст нам паузу перед следующими Играми. Никто не перенесет Ванкувер-2010, где для нас будут самые тяжелые Игры. Никто не даст нам дополнительного времени, чтобы подготовиться к Лондону. Но, думаю, что Виталий Мутко и я, как говорится, сработаемся. То, что было потеряно в лице Фетисова, мы найдем в этом союзе.
Зинаида Бурская

Комментарий

МИХАИЛ МАМИАШВИЛИ, ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦИИ СПОРТИВНОЙ БОРЬБЫ РОССИИ:

— Давайте отойдем от персоналий. Все прекрасные, все великие — и Фетисов, и Тягачев, и Мамиашвили. Лучше посмотрим на то, что мы имеем сегодня.

В принципе для нормального развития спорта все есть: и понимание первых лиц государства, и деньги (федеральный бюджет выделяет весьма серьезные средства на деятельность Росспорта)… Но почему же тогда ничего не происходит?! Здесь надо разбираться между собой, причем не по принципу «сам дурак». Самое главное — понять, на что тратить деньги в первую очередь.

А я скажу — на институт детских тренеров, который сегодня практически прекратил свое существование. Это одна из базовых вещей для развития спорта, и давно пора от слов переходить к делу: заняться социальным обеспечением детских тренеров.

— Но ведь с высоких трибун постоянно говорится о том, что на развитие детского спорта в России выделяются огромные деньги. И куда же они тогда деваются?

— Этот вопрос не ко мне. Скажу о том, что знаю. Например, я знаю, что от работы главного тренера юношеской сборной Ислама Докучиева, специалиста высочайшего класса, каких в мире единицы, мы получаем минимальный эффект. Даже те мизерные по мировым меркам деньги, которые мы и государство ему платим, фактически выбрасываются на ветер. Просто он поставлен в жесткие условия — два 14-дневных сбора в год, на которые приезжают юноши по списочному принципу. И чему можно научить людей за 28 дней?! Непонятно, для чего финансируется то, что в принципе не может дать никакого эффекта.

Должна быть общая концепция развития спорта в стране, разработанная госструктурой. Мы, исходя из своих возможностей, обязаны ее реализовывать. Но проблема в том, что эта самая концепция не разработана.
Кто-то из тех же юношей скоро будет защищать цвета российского флага на самых серьезных соревнованиях. Но уже сейчас видно, насколько колоссален разрыв в плане мастерства и степени готовности между ними и действующими сборниками. Ребята попадают в национальную команду полуфабрикатами, им не выступать надо, их надо учить. А это не входит в задачи сборных.

Порой нам приходилось делать то, что за нас должна была воплощать в жизнь известная госструктура. Например, мы вместе с сенатором Сулейманом Керимовым разработали концепцию развития нашего вида. Она была полностью реализована и профинансирована Сулейманом Абусаидовичем. Это — комплексная поддержка регионов, стипендии юношам и тренерам…

Результат? Вы даже не представляете, насколько колоссален был эффект от этой программы. Программы, к которой мы прибегли исключительно от безысходности. На данный момент в греко-римской борьбе у нас в командах конкуренция просто невероятная. В любом случае три золотые медали, завоеванные в этой дисциплине на прошедшей Олимпиаде, говорят сами за себя.

Что касается вложений в инфраструктуру спорта… От них также нет практически никакого эффекта. Грубо говоря, не надо развивать гольф на Чукотке, его там все равно не будет. С другой стороны, у нас есть традиционно сильные в спортивном отношении регионы: Москва, Санкт-Петербург, Северный Кавказ, Красноярск. Там пока еще остались специалисты, которые готовы и хотят тренировать. Но, к сожалению, все это частные случаи, а не общая тенденция.
Хотя нельзя сказать, что уж совсем ничего не делается. Например, устраиваются «потемкинские» забеги, вроде продвижения идеи детско-юношеских спартакиад. Иногда складывается впечатления, что подобные турниры устраиваются для простой отчетности и «освоения» бюджетных средств. Какой от них смысл, если регионы не могут «предоставить» своих достойных представителей для участия в этих спартакиадах?!

— Вячеслав Фетисов в своих интервью часто говорил о том, что помимо федераций бюджетные деньги пошли в регионы…

— Мне трудно комментировать то, чего нет.

— А в чем причина постоянного противостояния ОКР и Росспорта?

— Все это большой мыльный пузырь. О какой конфронтации может идти речь, если у нас в спорте одни задачи и одни цели? Какая-то личная неприязнь? О чем вы говорите! На мой взгляд, нет ничего подобного. Все это придумано для того, чтобы в нужный момент сказать «сам дурак».

— С приходом Виталия Мутко что-то поменяется?

— Надеюсь. Причем не только я, но и большинство спортивных специалистов и функционеров. Виталию Леонтьевичу будет очень сложно начинать все с нуля, но поддержку от нас он получит — однозначно.
Глеб Сахаров"