Спорт : Ледовое побоище. Спорт-скандалы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"" Нынешний сезон доказывает: российский хоккей остается угрозой для авторитетов. Правда, если раньше ледовая дружина громила канадцев и прочих заморских грандов, то сейчас уже ледовые канцлеры (они же — хозяева клубов, а также спортивные чиновники) по-хозяйски разбираются с противником внутренним: именитыми менеджерами, главными тренерами. С теми, кто просто даже позволил себе неосторожные высказывания в адрес хоккейного руководства.
Буквально под Новый год объектом очередной атаки стал генеральный менеджер тольяттинской «Лады», известнейший в прошлом арбитр, скаут НХЛ Леонид Вайсфельд. Поводом для силового приема послужило интервью Леонида Владленовича после инцидента в матче между омским «Авангардом» и клубом из Тольятти. Напомним: тафгай омичей Назаров (в НХЛ его прозвали «грязным Назом» — не в смысле гигиены, а из-за стиля поведения на площадке) стал инициатором драки с игроком «Лады» Кондратьевым. Но агрессор получил такое же наказание, что и жертва.
Вердикт возмутил Леонида Вайсфельда, он в интервью и «озвучил решение комиссии раньше, чем оно было принято», назвав творящееся в ПХЛ «беспределом». Еще не высохла газетная краска, как Вайсфельд получил документ, согласно которому ему надлежало выплатить штраф в 100 тысяч рублей.
Все бы ничего, если бы Леонид Владленович не считался одним из самых компетентных экспертов России в своей области, отработавшим в свое время столько матчей, сколько иной чиновник не видел за всю свою жизнь.
Мы решили поговорить с Леонидом ВАЙСФЕЛЬДОМ и выяснить, что же происходит в нашем хоккее на самом деле.

– Существует регламент: если команда недовольна судейством, кассета с записью игры отсылается в надлежащие инстанции с претензиями. Так вот, если бы я по каждому представившемуся поводу отправлял посылки, то у них бы там все столы были завалены. Но я сам — бывший судья и знаю, что арбитр имеет право на ошибку. В данном же случае ситуация была столь вопиющей и неожиданной, что я позволил себе возмутиться. Идет матч, а хоккеист выскакивает на лед и мчится на противоположный край площадки, ловит соперника, избивает его — и оба получают одинаковое наказание!
У меня нет претензий ни к Омску, ни к самому Назарову, ни к судейству. Только один вопрос: почему дисквалифицировали избитого Кондратьева? Говорят: он тоже дрался. А что, надо было лечь на лед и получать удовольствие? (Да и вообще с Назаровым драться — все равно что выйти на бой с Тайсоном.)
Ну и что — отправил кассету. А дальше я разговариваю с Капраловым, председателем этой дисциплинарной комиссии, который мне сообщает: Кондратьеву матч-штраф дали верно, а вот Назарову, действительно, надо немного ужесточить наказание.
Да мне все равно было, дисквалифицируют Назарова или нет. Меня интересовала судьба Кондратьева. Ведь мы делегировали трех защитников в молодежную сборную, и у нас сложилась критическая ситуация — еще один защитник травмирован плюс эта история.
Так что я это свое беспокойство и озвучил, а чиновники придрались к двум вещам: к слову «беспредел» и к тому, что я озвучил данные раньше комиссии.
Да, кстати, комиссия все-таки оштрафовала судейскую бригаду за «отдельные методические нарушения» на 50 процентов зарплаты от этой игры.
И это не единичный случай. Мы с тренером, конечно, возмущаемся, но нам фактически говорят: «Воробьев, ты ничего не понимаешь в хоккее. Вайсфельд, а ты в судействе не разбираешься».
— В нашем хоккее подобные истории уже давно перестали быть чем-то неординарным. Складывается впечатление, что в спортивном руководстве есть люди, уровень компетентности которых, мягко говоря, не слишком высок.
— О профессионализме людей ничего говорить не буду.
— Тогда скажите, почему у нас такое странное судейство?
— Наши арбитры одни из самых лучших в мире. Уж в Европе-то — однозначно. Но у нас каждый делает, что хочет. А на самом деле руководить судейством просто. Я отсудил больше тысячи матчей, отработал на десятках международных турнирах, где арбитров собирают и говорят: вы должны судить так-то и так-то. И все. Ни у кого не возникает даже мысли судить по-другому, потому что если судья не выполняет предъявляемых ему требований, он уже никогда не будет судить соревнования этого уровня.
А у нас… Например, появилось новое правило, связанное с ударом в область головы и шеи. Начались предсезонные турниры. На них все арбитры дают за это нарушение наказание «пять и до конца», матч-штраф. Тренеры все поняли, объяснили игрокам. Начинается чемпионат — и ни одного удаления с такой формулировкой.
У нас во время одного из матчей с сотрясением мозга увезли в больницу Новосельцева — одного из самых высокооплачиваемых игроков в клубе. Он пропустил два месяца. За это даже двух минут не дали. И все эти скандалы из-за того, что, как я вижу, в судействе нет жесткого руководства.
— Это упущение руководства лиги?
— Здесь дело не только в судействе. Существуют другие очевидные вещи, которые мне приходится доказывать. Например, сейчас команды обязали, чтобы у них было в основном составе по два молодых игрока. Идея верная — надо готовить игроков к молодежному чемпионату мира. Но в прошлом году на чемпионат мира у нас забирают двух. Параллельно с чемпионатом мира идут матчи Суперлиги. Я говорю: «У нас забрали двух игроков, разрешите нам хотя бы это время играть без молодых. Мы все равно будем их ставить, но мало ли какая ситуация сложиться может». Отвечают: «Нет». Изменить ситуацию мне с Величкиным из Магнитки удалось с огромным трудом. Хотя это выгодно всем, а в первую очередь федерации.
Что происходит дальше? В этом году все повторяется — просят игроков на молодежный турнир в сентябре, но клубы все равно обязывают выполнять правило «двух молодых», говорят: «Положение, которое приняли, касается только чемпионата мира». Странно как-то, мы людей для сборной подготовили и опять страдаем… А убеждать бесполезно.
— Кстати, о «молодых»: федерация не оплачивает игрокам «подрастающих сборных» даже проезд на разнообразные турниры…
— Федерация оплачивает расходы, связанные только с игроками первой сборной. У меня однажды пацаны поехали на какой-то юношеский турнир, опоздал рейс из Канады, и они не успели на поезд в Тольятти. Шесть совсем мальчишек — лет по пятнадцать-шестнадцать. Хорошо, что я был в Москве — сам их встретил, поселил в гостиницу, дал деньги на питание. Им есть нечего было — одну пиццу на шестерых покупали. И это — игроки сборной.
— Какое же у них тогда отношение к нашей национальной команде будет…
— Сами решайте.
— Все говорят о росте заработной платы хоккеистов: мол, никак остановить не можем. Что происходит?
— Например, у игрока заканчивается контракт; он, допустим, получал сто тысяч долларов в команде «Лада». Я ему говорю: «Мы тебе на следующий год даем сто десять». Он отвечает: «Минуточку». И звонит своему агенту, который обзванивает пять-шесть команд и рассказывает о нашем предложении. Начинается аукцион, другие клубы поднимают ставки. Агент звонит мне и сообщает: «Такая-то команда нам дает 140». Отвечаю: «Хорошо — 150». Агент: «Минуточку». И вновь начинает обзванивать клубы. И так — нескончаемо.
Но остановить этот кошмар элементарно, как в НХЛ. Существует четкая система, когда команда имеет «право первой ночи»: нашел игрок новый контракт, а мы повторяем эту сумму, и игрок обязан будет подписать контракт именно с нами. Все.
Но и они-то там уже задыхаются, а у нас тут — вообще…
Опять-таки в России хоккейный регламент не соответствует законам РФ. У игрока контракт на пять, десять да хоть на двадцать лет, а он может прийти, подписать условия, а потом написать заявление и через две недели уйти из команды. И это только два примера, их на самом деле много больше. И решаются они несложно, правда, мало кто об этом задумывается.
— Но ведь все это может привести к локауту.
— Да, конечно. Все же зависит от амбиций хозяев некоторых клубов. И то, что сейчас происходит, вся эта неразбериха выгодна именно этим людям.
— Теперь Суперлигу закрыли. То есть из нее никто не вылетает. Как вы к этому относитесь?
— Это дает только отрицательный эффект. Возьмите, например, Казань, Омск или Тольятти. Какая этим командам разница: закрыли лигу или нет? Они всегда будут биться за первое место. Что касается аутсайдеров, то у них как не было денег, так и нет. Я с большим уважением отношусь к Перми, но зачем подписывать контракты, если вы не можете выполнять их условия? Это же дискредитация лиги. Каких молодых они ставят? Некоторые клубы вообще в восемнадцать хоккеистов играют. Закрытие лиги только расхолаживает руководство команд, находящихся внизу турнирной таблицы. И в целом хоккей становится скучнее.
— В свое время в интервью «Новой» вы говорили, что в российском хоккее можно навести порядок. Не считаете ли вы это утопичным мероприятием?
— Нет. У нас в клубе, например, абсолютно белая бухгалтерия. Мы платим все налоги, зарплаты перечисляем на карточки, никаких конвертов.
Есть несколько клубов, которые работают так же.
— Соответственно, есть команды, где работают несколько иначе?
— Без комментариев. А что касается наведения порядка, то это легко сделать. Когда говорят, что подобное невозможно, — лукавство.
— Неужели вы думаете, что все клубы будут платить налоги с тех колоссальных сумм, которые они затрачивают?
— Мы же платим. Тогда они просто не будут тратить такие деньги.
— В футболе президенты клубов периодически собираются и подписывают разнообразные «Кодексы чести»: не будем «работать» с судьями, ограничим зарплаты… В хоккее есть что-то подобное?
— Когда говорят: не будем «работать с судьями», то просто порочат лигу. Какой «Кодекс чести»? То есть собираемся и говорим, что мы всю жизнь воровали, грабили, а теперь этого делать больше не будем. А что касается потолка зарплаты, то надо просто сделать всю бухгалтерию белой. Тем же агентам проще будет. Если игроку не будут платить указанную в контракте реальную сумму, это соглашение абсолютно легко можно расторгнуть через суд.
— Не так долго осталось ждать до грядущего чемпионата мира, а ситуация с главным тренером до сих пор до конца не обозначена…
— Я вообще скептически на это смотрю. Ни в коем случае не хочу сказать, что Юрзинов или Билялетдинов — плохие тренеры. Эти люди давно уже всё всем доказали. Мне непонятен принцип подбора главного тренера. У нас ждут, когда кого-нибудь из клуба уволят, чтобы пригласить в сборную. Вот Билялетдинов оказался без работы, взяли его. А он — бах и в Казань устроился. Все. Просто понятно, что федерация не платит тренеру сборной деньги, адекватные тем, которые он может заработать в серьезном клубе. Если мы что-то хотим, то нам нужно изыскивать средства, а не лукавить и лицемерить, прикрываясь патриотизмом."
origindate::17.01.2005
"