Спор культурных субъектов с хозяйствующими

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Спор культурных субъектов с хозяйствующими

" Н а недавнем заседании федерального правительства министр культуры Александр Соколов привел ужасающие цифры: в целом по стране из 90 тысяч памятников архитектуры и культуры в более или менее приличном состоянии находятся лишь 15 процентов. Десятая часть исторических зданий — вообще в руинах. Нет денег на реставрацию. За два последних года Минкульт сумел направить на эти цели лишь 12 миллиардов рублей. (Десятая часть средств, необходимых для поддержания памятников на должном уровне.)        Правда, не везде дела обстоят столь прискорбно. Есть пример столицы. Москва за прошедшее десятилетие, вложив колоссальные деньги, привела в порядок сотни объектов исторической значимости. Яркие иллюстрации: возрожденные из руин усадьбы «Коломенское» и «Кусково», знаменитый Гостиный двор.        По логике вещей, федеральные министры на своем заседании должны были выразить сердечную благодарность мэру Лужкову и сказать его коллегам из регионов России: уважаемые, перед вами пример бережного и хозяйского отношения к истории Отечества, почему бы и вам не последовать его примеру? Изыскать средства, инвесторские либо из местного бюджета, и привести в порядок то, что разваливается у вас на глазах.        Не сказал ничего такого культурный министр. Зато сказал свое экономический — Герман Греф. Вот смысл его слов: страшный человек Лужков украл у нас федеральные памятники, использует их по своему усмотрению, в результате бюджет Москвы получает гигантские барыши, а мы с вами, господа министры, сидим на голодном пайке. А буквально Греф сказал следующее: «Страшно работать с такими органами власти, которые совершают такие действия в отношении Федерации».        О том, что «украл» Лужков, можно поподробнее. На примере, скажем, Гостиного двора. Лежал он, загаженный, в руинах несколько десятилетий. Еще в советские времена секретари Московского горкома, бывало, набравшись смелости, подходили к этому «историческому памятнику» на достаточно близкое расстояние, долго стояли в задумчивости и принимали «резолюцию»: отложить до лучших времен.        Наступили лучшие времена. Но до Гостиного двора руки новой номенклатуры все не доходили. До того ль: приватизация, передел собственности, первоначальное накопление капитала в отдельно взятых карманах? Понятно, что в эту пору безумная мысль вкладывать средства в исторические памятники не приходила в голову ни одному культурному или имущественному министру. Не задавались они и вопросом: кому принадлежат эти руины — федеральному центру или субъекту Федерации?        А вот «страшному человеку Лужкову» означенная выше мысль в голову пришла. Вложил деньги, отреставрировал, реконструировал, отполировал, и теперь бывшие руины не только радуют глаз, но еще и приносят деньги в городской бюджет. А где прибыль, там и Греф.        На самом деле спорам о принадлежности памятников не один год. Начинали его года три назад два министра — культурный Швыдкой и имущественный Газизуллин. Оппонировал им Лужков. Первые считали, что раз памятник федерального значения, стало быть, автоматически он — собственность федеральная. Лужков категорически возражал против подобного знака равенства. И в качестве аргумента часто приводил пример с картиной Тициана: достояние историческое, мировое, а находится в частной коллекции.        Неважно, в чьих руках историческая ценность. Важно, чтобы эти руки обеспечивали ее сохранность. В стране 90 тысяч памятников архитектуры и культуры. 70 тысяч из них в ужасном состоянии. Навару с них никакого. Они мало занимают умы федеральных чиновников. Им гораздо интереснее доходные московские памятники.        Временами, когда градус спора снижался, оппонирующие стороны садились. В хорошем смысле этого слова. Принимались компромиссные решения. Год назад федеральный центр отдал в собственность столицы комплекс паркового искусства «Царицыно» в обмен на историческое здание Московской Думы, больше известное как Музей Ленина. Интересная правовая коллизия. То есть центр этим решением поневоле все-таки признал, что памятник федерального значения («Царицыно») может находиться в собственности субъекта Федерации.        Новый виток скандала между столичными и федеральными чиновниками связан с планами Минкульта начать через полгода приватизацию исторических памятников. Действительно, что еще с ними делать, если нет денег на реставрацию, содержание? Но это так, к слову. Гораздо интереснее здесь то, что памятники федерального значения после приватизации окажутся в собственности частных лиц. Странно в таком случае, почему в штыки принимаются утверждения столичного мэра, что «нельзя ставить знака равенства между федеральным значением и федеральной собственностью»?        Уже три года назад, когда только разгорался конфликт, было ясно, что в основе его лежит не беспокойство о судьбе исторических памятников, а имущественный интерес. Но Михаил Швыдкой был ведь не просто министром культуры, он был (и, разумеется, остается) культурным человеком. Он стеснялся говорить о предстоящей приватизации и желание отобрать у Москвы памятники мотивировал соображениями исторической справедливости.        Нынешние министры не столь щепетильны. Они прямо признают, что им нужны деньги. Хотя бы и чужие. В самом деле, ради чего мы выстраивали всю эту вертикаль, если нельзя пограбить субъект Федерации? Проблема только в том, что субъект попался непростой. Да и возглавляет его «страшный человек». Вдруг он возьмет да и скажет: так и быть, Герман Оскарович, забирай памятники, только компенсируй десятилетние расходы Москвы на их восстановление и содержание. Всего-то несколько десятков миллиардов долларов…                 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации