Справка о деятельности Михаила Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Справка о деятельности Михаила Ходорковского

Оригинал этого материала
© Из "Базы данных СБ Группы "Мост"

К вопросу о лоббистской деятельности банка "МЕНАТЕП"

Converted 10752.jpgВ период предвыборной компании субъекты российской политической системы (партии, движения, блоки, объединения) оказались в сильной зависимости от источников финансовой поддержки. С другой стороны, крупные российские банки, глубоко ангажированные в политическую борьбу, сами создают лоббистские коалиции для достижения конкретных политических и экономических целей. Объединяясь на время вокруг общей задачи, участники лоббисткой коалиции не всегда способны преодолеть индивидуальные или групповые интересы, отказаться от конкурентной борьбы и пойти на жертвы во имя общей цели. В результате возникают ситуации, когда вчерашние союзники выступают в качестве конкурентов, выносящих на суд общественности свои проблемы и противоречия. При этом ставится под удар главная цель сложившейся лоббистской коалиции. Поэтому инициаторы конфликта, как правило, подвергаются остракизму со стороны остальных участников коалиции, а также других организаций и институтов, разделяющих эти цели.

Примером лоббирования в составе банковской коалиции может служить объединение вокруг "Онэксимбанка" крупных российских коммерческих структур. Избравшие своей целью сохранение и закрепление создавшегося в стране статус-кво, эти банки (получившие устойчивое название "консорциум") сделали ставку на естественного союзника в лице "партии власти" В.Черномырдина. Это обусловлено тем, что блок "Наш дом - Россия" также преследует аналогичные цели. С одной стороны, альянс лоббистского консорциума с премьером значительно ускорил оформление НДР. С другой стороны, нерегулируемая рыночная стихия в избирательном процессе, породившая систему фактически открытого финансирования избирательной кампании из частных источников, содействовала созданию лоббистской коалиции банков. Ее лидером стал "Онэксимбанк", получивший репутацию "карманного банка" правительства. Ничем не обузданный лоббизм консорциума (если не считать некоторой сдерживающей роли президентских силовых структур) характеризуется крайней неразборчивостью его участников в методах достижения целей, стремлением добиться их любыми средствами (в первую очередь систематическими подкупами государственной верхушки исполнительной власти и чиновников различных уровней). Целевое финансирование "партии власти" и содержание коррумпированных госчиновников щедро компенсируется на "тарифной основе" предоставлением членам консорциума режима наибольшего благоприятствования при совершении различных крупных сделок, предоставлением льгот и преимуществ в процессе продолжающейся приватизации госсобственности, разглашением закрытых сведений о готовящихся действиях правительства и ЦБ в финансово-экономической и банковской сфере, а также созданием особых льготных условий, благодаря которым обеспечивается гарантированная победа банкам на "конкурсных" залоговых аукционах.

Настойчиво внедряя схему безконкурсного представления преференций при определении исполнителя выгодного госзаказа, правительство узаконило своеобразную "лицензию на коррупцию" для чиновников, избирающих по своему усмотрению банки-импортеры или победителей инвестиционных конкурсов. В качестве примера можно привести предоставление банку "Менатеп" контракта "нефть-сахар" без всякого тендера, продажу ГКИ крупных пакетов госакций по заведомо заниженным ценам при заранее известных победителях залоговых аукционов. Накануне выборов в Думу смятение в ряды избирателей внесли отголоски сенсационного скандала, разразившегося внутри лоббистской коалиции членов консорциума. Три крупных коммерческих банка, активно участвующих в "третьем этапе" приватизации (предоставление кредитов правительству под залог акций предприятий стратегического значения) вынесли сор из "банковской пристройки" черномырдинского "Нашего дома". Они обвинили ГКИ и банк "Менатеп" в корыстном сговоре при подготовке намеченного на origindate::7.12.95 аукциона по пакету акций крупнейшей нефтяной компании ЮКОC.

Приближение выборов, а также их неопреденные перспективы для НДР обострили групповые разногласия между членами временной лоббистской коалиции, возглавляемой "Онэксимбанком". Ситуацию усугубил нарастающий беспредел при разделе госсобственности. В этих условиях для российской общественности слегка приоткрылись обычно скрываемые интриги и закулисная борьба. Выступившие в роли обвинителей ГКИ и "Менетепа" Инкомбанк, "Российский кредит" и "Альфа-банк" высказали в совместном заявлении серьезные сомнения в том, что их конкурент в аукционе по акциям ЮКОСа (т.е. банк "Менатеп"), имеет право на предоставленные ему полномочия и преимущества. "Менатеп" же, являясь одновременно организатором аукциона и его участником, заранее объявил о своих претензиях на выигрыш. Еще задолго до готовящегося аукциона один из руководителей "Менатепа" заявил, что "двух мнений быть не может - ЮКОС будет наш". Это было сделано для оказания давления на остальных претендентов и для их отсечения в конкурсе.

Для такой уверенности в победе у "Менатепа", уполномоченного правительством на проведение аукциона, имелись веские основания. Используя свои связи в правительстве, президент "Менатепа" М.Ходорковский оказал существенную поддержку своему коллеге в "Онэксимбанке". В результате В.Потанину удалось перехватить у конкурентов на ноябрьском аукционе 38% акций "Норильского никеля". Предлагавший за них 335 млн.$ банк "Российский кредит" по надуманным формальным причинам не был допущен к аукциону, и пакет акций достался "Онэксимбанку" по заведомо заниженным ценам (всего за 170.1 млн.$).

Председателя аукционной комиссии и одновременно и.о. председателя ГКИ А.Коха (большого любителя порассуждать о приоритетных интересах бюджетных поступлений) нисколько не смутило то, что за эту мизерную сумму были сбыты акции, реальная стоимость которых оценивается экспертами суммой, превышающей 3 млрд.$. Другое дело, что, решая судьбу этой сделки, он не мог не считаться с теми, кто является основными пользователями "карманного банка" правительства, выделяющего "нашему дому" миллиарды на приобретение эфирного времени для массированной обработки умов избирателей, на различного рода встречи, поездки и презентации. "Временно исполняющий" не мог игнорировать и протежирования "Онэксиму" Ходорковского, имеющего серьезные выходы на ФСБ, в анналах которого имеются сведения о некоторых "шалостях" и.о. на его многотрудной работе в ГКИ. Ведь Коху известно, что начальник службы безопасности "Менатепа" М.Шестопалов доводится свояком нынешнему зам. начальника ФСБ. Нелишне отметить, что в этом же банке успешно трудится и супруга большого знатока приватизируемых предприятий первого вице-премьера О.Сосковца.

Действуя по принципу "рука руку моет", Ходорковский и Потанин готовили по удачно осуществленному варианту аукциона с "Норильским никелем" очередной раунд, на этот раз по акциям ЮКОСа. "Его условия писались в ГКИ под диктовку Ходорковского", - считает председатель совета консорциума "Альфа" М.Фридман. Претендующие на эти же акции Инкомбанк, "Российский кредит" и "Альфабанк" не смогли договориться со своими коллегами и союзниками по консорциуму о разделе пакета. По их признанию, неумеренные аппетиты "Менатепа" и "Онэксимбанка" стали последней каплей, переполнившей чашу терпения. Дележ "семейного столового серебра" перерос в публичный скандал, подхваченный российскими СМИ. Расследуя его причины, как журналисты, так и официальные лица опасаются назвать тех, кто стоит за спинами непосредственных участников скандала.

На это имеются свои причины. Опасаясь нежелательных сенсационных разоблачений, связанных с коррупцией крупных чиновников, правительство приняло решение в корне подавить любые попытки обвинений в его адрес в неподходящий момент предвыборной компании. В этом отношении показательна и красноречива позиция А.Коха, который откровенно поддерживает лоббистов из "Менатепа". Во всяком случае, он буквально рвался в бой, напрочь отметая претензии и подозрения, высказанные в адрес "Менатиепа" и "Онэксимбанка". Эти банки (видимо не без весомых оснований) названы Кохом "надежными, последовательными и добротными помощниками ГКИ". При этом было бы любопытно услышать от Коха конкретизацию и детализацию этих качеств, а также, в каких единицах они измеряются.

Любопытны и обещания и.о. председателя ГКИ по поводу искоренения ошибок, допущенных ГКИ в организации залоговой приватизации. Кох заверил всех недовольных в том, что если конкурсные аукционы "еще будут проводиться в будущем году", то в качестве уполномоченных на их проведение могут рассчитывать только банки, не принимающие в них участие. Досадная забывчивость видимо помешала Коху уточнить, что до конца 1995 г. намечалось реализовать на аукционах практически все акции ведущих госпредприятий стратегического значения. Чиновники из Минфина не менее категорично отвергли обвинения в адрес "Менатепа" и "строго официально" заявили, что ожидают "публичных объяснений" со стороны трех банков-диссидентов. Недавний и.о. председателя ЦБ Хандруев без обиняков пригрозил трем банкам-жалобщикам санкциями, в том числе отказом в выдаче рекомендательных писем. Он также красноречиво охарактеризовал обвинения в адрес "Менатепа" и его связей в правительственных структурах как попытку "теленка бодаться с дубом", не уточнив при этом, кого он имеет в виду под последним.

Не особенно стесняясь связывать лоббистские устремления "Онэксимбанка" и "Менатепа" с правительством, пресса явно не имеет оснований назвать эти банки "пропрезидентскими". Повода для подобной характеристики не дал и помощник Президента А.Лившиц. Его позиция в конфликте между членами консорциума была близкой к нейтральной (хотя с присущей ему гибкостью, помощник на всякий случай пытался угодить всем). Новый назначенец в ЦБ С.Дубинин был не менее уклончив, многозначительно пообещав дать конструктивный ответ банкам, поставившим под вопрос существующие чиновничьи порядки на залоговых аукционах. В устах выходца из Газпрома это прозвучало как предупреждение госчиновникам "не зарываться", за чем вполне могут последовать и соответствующие более жесткие указания Президента.

Аналитики, отслеживающие развитие конфликта между членами лоббистского консорциума банков, обращают внимание на то, что его первопричины связаны с неоправданными претензиями "Менатепа" на крупные пакеты акций при явной финансовой несостоятельности последнего. Остановимся на обвинениях и упреках в адрес этого банка, спровоцировавшего в период предвыборной кампании громкий и сенсационный скандал (что в свою очередь поставило под вопрос авторитеты людей, поддерживающих в кабинетах власти лоббистские интересы "Менатепа" и его соратников по консорциуму).

Главные претензии, выдвигаемые недавними партнерами "Менатепа", связаны с его непомерными обязательствами по инвестиционным конкурсам, которые не соответствуют реальным возможностям банка. Общая сумма невыполненных старых обязательств "Менатепа" уже перевалила за 600 млн.$. Несмотря на то, что они игнорируются, банк продолжает доминировать в списке претендентов на получение новых госпакетов акций под очередные обязательства в объеме 500 млн.$ при утвержденном руководством банка плановом потолке на 1995 г. в сумме 150 млн.$. Компетентные эксперты считают инвестиционную политику "Менатепа" его ахиллесовой пятой и предупреждают банк о серьезных финансовых последствиях. Скупивший акции более 100 различных предприятий, "Менатеп" не располагает средствами для их инвестирования. Обрекая эти предприятия на банкротства и финансовое прозябание, банк во многом содействует дискредитации нынешнего этапа приватизации и своих высокопоставленных покровителей.

По оценкам наблюдателей, значительная часть приобретаемых предприятий переводится "Менатепом" в "замороженное" состояние под предлогом "планируемого рассмотрения возможностей для инвестирования". При этом на самом деле они предназначены для дальнейшей перепродажи по спекулятивным ценам. Поисками клиентов для сбыта нерентабельных бедствующих предприятий занимается подразделение реализации АОЗТ "Роспром", созданное при банке "Менатеп". По сведениям от его руководства, этот бизнес оказался настолько прибыльным, что президент "Менатепа" М.Ходорковский (одновременно возглавляющий "Роспром") намерен трансформировать его в холдинг и заняться исключительно торговыми операциями, отказавшись от своего поста в банке. Это решение связывается также с растущими финансовыми проблемами "Менатепа", у которого опасно нарастает еще с 1994 г. задолженность по кредитам ЦБ и сумма невозврата межбанковских кредитов.

Большие надежды руководство "Менатепа" возлагает на решение своих финансовых проблем с помощью западных партнеров, заинтересованных в приобретении акций российских промышленных предприятий. На этом направлении деятельности руководство банка явно преуспело, и "Менатеп" приобрел в российском бизнесе заслуженную репутацию главного эксперта и посредника в организации сделок с иностранными инвесторами, к услугам которых предоставлены широкие возможности "Роспрома".

В арсенале операций "Менатепа" в пользу иностранных заказчиков неудавшаяся скупка контрольного пакета акций фабрики "Красный Октябрь" для голландской фирмы "Марс-Инк" (эта сделка не удалась только из-за нежелания коллектива фабрики превратиться в голландское предприятие), совместные действия по приобретению контрольного пакета акций "Уралэлектродмеди" с американской фирмой "Блонде Инвестмент Корпорейшн". В тесном альянсе с американским банком "Вассертейн энд Перелла Санд Ко" "Менатеп" скупает акции российского лесопромышленного комплекса. В их руках уже находится контрольный пакет акций Усть-Илимского лесокомбината. Совместно с этим американским банком, выложившим 182 млн.$ в качестве стартового капитала, "Менатеп" создает фонд консолидации крупных пакетов акций российских лесопромышленных предприятий, приобретающихся по заказам иностранных инвесторов. Усилия банка по содействию в скупке иностранцами главных богатств России не бескорыстны и, видимо, неплохо оплачиваются. Правда, сегодня уже довольно трудно отделить деньги "Менатепа" от доли его иностранных партнеров в растущих обязательствах банка. Они уже вышли на запредельный уровень в 1.1 млрд.$ при все более скудных реальных финансовых возможностях, отражающихся в отчетности баланса.

О том, как далеко может заходить это партнерство, свидетельствует попытка приобретения пакета акций "ОКБ Сухого" с помощью подставных лиц из "Менатепа". Эти акции предназначались для американской компании "Ник энд корпорейшн". ГКИ своевременно сняло эти акции с аукциона, что связывается с полученной информацией о намерениях западных инвесторов скупить акции ОКБ с целью развала российских конкурентов на мировом авиационном рынке.

Еще один крупный скандал вокруг "Менатепа" связан с претензией к нему со стороны трех банков партнеров по лоббистскому консорциуму. Он принес еще одну сенсацию. Как выяснилось, "Менатеп" и "Альфа-банк" совместно разрабатывали прибыльный проект продажи акций ЮКОСа иностранному нефтяному консорциуму "Триллер групп", финансирующемуся банками "Париба" и "Креди свисс - Фест Бостон".

Поскольку вышеперечисленные проделки "Менатепа" развивались накануне предвыборной кампании в России и в ее ходе, встает вопрос о политической ориентации руководства этого банка, вошедшего в пул главных участников финансовой поддержки НДР. По сведениям из окружения М.Ходорковского, этот банкир "никогда не кладет все яйца в одну корзину". В частности известно, что одним из его политических кумиров является генерал Лебедь и, что "Менатеп" финансировал около трети расходов КРО на организацию избирательной кампании. Ходорковский, входит в состав активного еврейского лобби московской группировки банков, ориентирующихся на Лужкова. Поэтому он несет расходы также по поддержке лужковцев.

Имеются сведения, что российский премьер и его команда испытывают растущее недовольство как действиями Ходорковского, так и состоянием деловых отношений с "Менатепом". Следует ожидать, что спровоцированный агрессивной политикой этого банка громкий скандал из-за акций ЮКОСа может еще более осложнить положение М.Ходорковского, содействовавшего дискредитации "нашего дома" в ответственный предвыборный период. Растущие аппетиты на рынке акций "Менатеп" намерен удовлетворить за счет поддержки западных партнеров (т.к. он сам практически финансово несостоятелен).

Это не осталось без внимания в президентских структурах. В последнее время в действиях Президента РФ просматриваются все более жесткие меры по защите российских предприятий стратегического значения, а также комплекса ВПК от их растаскивания иностранными инвесторами.

Не может вызвать недоверия российских лидеров и все более отчетливое оформление на российском политическом горизонте набирающей силу влиятельной группы еврейского лобби (М.Ходорковский, М.Фридман, А.Козырев, А.Кох), члены которого все чаще решают связанные с бизнесом проблемы и строят свои деловые альянсы, не особенно считаясь с государственными интересами. О степени их влияния можно уже судить по той реакции, которую вызвал скандал вокруг "Менатепа", спровоцированный проникшими на российский рынок акций "палочками Коха". При очевидной ответственности "Менатепа" за компрометирующий его команду скандал, коррумпированные чиновники принялись обелять главного виновника, даже не дожидаясь команды сверху. Это вызвало состояние шока у большинства банкиров.

Создается впечатление, что и на этот раз Ходорковский вышел сухим из воды, свалив всю вину за скандал на своих конкурентов и представив себя пострадавшей стороной. Ведь в подобных случаях его репутацию и раньше активно защищали в МИДе и в ЦБ, и даже в некоторых силовых структурах.

В частности, "от посягательств ЦРУ" после обвинения "Менатепа" в связях с российскими ОПГ, которое появилось в "Вашингтон таймс" в мае 1995 г. Еврейскому лобби, вставшему горой на защиту Ходорковского, не составило большого труда отождествить имидж и проблемы "Менатепа" со всеми российскими коммерческими банками. Его усилиями "накат ЦРУ" на этот банк был представлен как коварный удар по всей банковской системе России. Но так ли непорочен "Менатеп", президент которого все же счел для себя разумным не прибегать к судебному иску против американской газеты? Обратимся только к нескольким фактам.

Член совета директоров МФО "Менатеп" Руслан Дахаев, пришедший на работу в объединение в 1989 г., был известен в компетентных службах как связующее звено между МФО и чеченской мафией и оказывал с использованием своих связей деликатные услуги структуре Ходорковского. Объединение "Менатеп" и его банк неоднократно проходили по делам, связанным с махинациями с фальшивыми авизо и вексельными аферами, в которых участвовал Хлебобанк, входящий в холдинг "Менатепа", а также его партнеры-банки "Индустрия-сервис" и "Московский коммерческий". Также известно, что, являясь уполномоченным банком правительства Ингушетии, "Менатеп" причастен к отмыванию преступных денег ингушской ОПГ, которая негласно контролирует российский ювелирный бизнес от алмазных копей в республике Саха до обширной сети крупных ювелирных магазинов в российских городах. Попутно ингушская ОПГ специализируется на нелегальных операциях по вывозу из России за рубеж драгметаллов, антиквариата и валюты. По мнению компетентных служб, в результате "прокола" членов этой группировки на территории США, американские спецслужбы и смогли получить сведения о тех услугах (вывоз капитала и т.д.), которые они выполняли для "Менатепа". В этом плане становятся понятными активные усилия Ходорковского по нейтрализации информации в "Вашингтон таймс", касающейся обвинений "Менатепа" в связях с российской оргпреступностью. Не удивительны усилия российских мидовцев, с подачи Ходорковского рьяно отстаивающих его банк, якобы с трудом пробивающийся на западные рынки. Совсем недавно "хитрый Миша", как называет Ходорковского его ближайшее окружение, стал искать пути сближения с американскими "цереушниками", пригласив их на помпезный прием в посольство России в Вашингтоне, устроенный с участием посла на деньга "Менатепа". Этот странный эпизод в истории российской дипломатии вызвал быструю реакцию только со стороны российского президента. В результате А.Козырев все же лишился своего поста.

В конце 1995 г. Ходорковский в очередной раз доказал свою пронырливость, спровоцировав передачу "Менатепу" на обслуживание всех счетов московских вузов. Это стало возможным не без поддержки все того же влиятельного и родственного национального лобби из Минфина и Госкомобразования. Добившись обслуживания средств обнищавших вузовцев, "Менатеп" тут же перестал оплачивать вузам проценты по среднесуточным остаткам, как это делалось ранее в старых уполномоченных банках. А пока возмущенные этой карательной мерой московские вузы добивались возврата своих счетов в обслуживающие их прежде банки, друзья Ходорковского вновь "подсуетились". В результате чего все бюджетные учреждения и организации Российской академии наук получили предписание перевести свои счета в "Менатеп".