Справка по газете "Коммерсант"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Журнал "Волчье лыко", ноябрь 2005

Гибель газетного "Титаника" или "Коммерсант" разбушевался

Смена руководства и редакционной политики издательского дома «Коммерсантъ» за три месяца превратила некогда лучшую газету России в обыкновенный антипутинский боевой листок. Гибель газетного «Титаника» описывает Сергей Рубцов.

Объясняя причины отставки Андрея Васильева с его постов в издательском доме «Коммерсантъ», Борис Березовский, кажется, специально старался быть как можно наименее убедительным. Единственным внятным объяснением были слова Березовского о слабости делового блока газеты по сравнению с конкурентами (прежде всего «Ведомостями») – притом, что все в «Коммерсанте» знали: Березовский никогда не читал материалов отдела бизнеса, неинтересно ему. Тогда же, комментируя отставку Васильева тем же «Ведомостям», помощник Березовского Демьян Кудрявцев издевательски уточнил, что «Коммерсантъ» «недостаточно внимания уделяет повседневной жизни малых и средних компаний». Что такое повседневная жизнь? Выезды всем коллективом на шашлыки? Корпоративные семинары? Очевидно было, что деловой блок к переменам в «Коммерсанте» отношения не имел. В чем же тогда дело?

Точного ответа не знает, судя по всему, даже сам Васильев – тем более что Березовский после его отъезда в Киев отказывается разговаривать с бывшим гендиректором «Коммерсанта» даже по телефону. Когда-то Березовский ценил Васильева именно за то, что тот, в отличие от остального окружения политэмигранта, никогда не скрывал от него то, что думает, и никогда не позволял собой манипулировать. Когда после ареста Платона Лебедева Березовский прислал в «Коммерсантъ» большую статью, в которой он в очередной раз каялся за свою главную ошибку по имени Путин, Васильев опубликовал ее под рубрикой «Комментарий специалиста» и с пометкой «Публикуется по просьбе автора, владельца Издательского дома Ъ». С тех пор Березовский больше никогда не присылал своих текстов Васильеву для публикации, а если у беглого олигарха возникала потребность донести до общественности какие-то свои мысли, он на общих основаниях покупал газетные площади через отдел рекламы «Коммерсанта».

В большую ссору, впрочем, этот эпизод не перерос. Вероятно, чашу терпения Березовского все же переполнило поведение Васильева в дни украинской «оранжевой революции». Первоначально освещать подведение итогов выборов президента Украины редакция «Коммерсанта» отправила спецкора Валерия Панюшкина. Панюшкин, вопреки коммерсантовской традиции, не скрывал своих симпатий к одной из сторон описываемого им конфликта. Истории о Юлии Тимошенко, нежно берущей Панюшкина за руку и обещающей ему, что все будет хорошо, или о секретарше Виктора Ющенко, любезно уступившей Панюшкину компьютер для того, чтобы спецкор написал и передал в Москву очередной репортаж, сразу после публикации становились любимым анекдотом московской журналистской тусовки и предметом стыда журналистов «Коммерсанта». Когда Панюшкин стал уже совершенно невыносим, Васильев отозвал его из Киева, заменив более спокойным и циничным Колесниковым. Заменил, не посоветовавшись с Березовским (который, как оказалось, был в восторге от панюшкинских репортажей) и проигнорировав просьбы находившегося в Киеве Кудрявцева. После этого Березовскому оставалось только найти повод для того, чтобы избавиться от Васильева. Повод тоже нашелся в Киеве – после создания на Украине местного выпуска «Коммерсанта». Бывший главный редактор «Газеты» Михаил Михайлин, вначале согласившийся возглавить киевскую редакцию Ъ, неожиданно решил остаться в Москве. Пока газета была без главного редактора, значительная часть денег, инвестированных Березовским в киевский проект, бесследно исчезла. Казбек Бектурсунов, гендиректор киевского «Коммерсанта», почему-то остался вне подозрений – отвечать за недостачу пришлось Васильеву. По итогам продолжительных переговоров гендиректор и шеф-редактор московского «Коммерсанта» обменял свои должности на списание финансовых претензий по киевскому инциденту, 20 процентов акций «Коммерсанта-Украина» и должность главного редактора киевской газеты.

Собственно, после этого Березовский и объявил о необходимости усиливать деловой блок «Коммерсанта». Впрочем, первые же кадровые решения ясно продемонстрировали, какой блок будет усиливаться на самом деле. Шеф-редактором издательского дома (а чуть позже – и главным редактором газеты «Коммерсантъ» вместо верного заместителя Васильева Александра Стукалина) контролируемый Березовским (50 процентов акций ИД принадлежит ему, 50 – Бадри Патаркацишвили, давнему партнеру Березовского, ныне возглавляющему Олимпийский комитет Грузии) совет директоров «Коммерсанта» назначил Владислава Бородудина. До этого Бородулин был главным редактором принадлежащей Невзлину «Газеты. ру». Гендиректором ИД стал менеджер «Медиа-моста» Владимир Ленский. Собственно делового блока коснулось только одно назначение – заместителем Бородулина, отвечающим за деловую информацию, стал пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин. Кроме него, заместителем шеф-редактора стал Кирилл Рогов, руководивший в «Газете.ру» отделом комментариев – пожалуй, наиболее тенденциозной и отмороженной частью этого интернет-издания.

Идеологическая ангажированность новых редакционных руководителей бесспорна – с момента ареста Лебедева и Ходорковского в бородулинской «Газете. ру» даже прогноз погоды сопровождался комментариями о «кровавом путинском режиме». На первой планерке со своим участием Бородулин объявил, что главный недостаток «Коммерсанта» - отсутствие четкой политической позиции. Для решения этой проблемы до конца года в газете будет создана полоса комментариев, куда, как предполагается, перейдет большинство авторов «Газеты. ру» - тем более что многие из колумнистов этого интернет-издания и так работают в издательском доме.

Гендиректор Ленский свою функцию обозначил не менее конкретно – «У вас слишком высокие зарплаты», - сказал он коллективу на собрании, которому представляли нового руководителя. Один из сотрудников спросил – Господин Ленский, вы занимаете только один пост из тех двух, которые занимал Васильев. Ваша зарплата ниже васильевской в два раза, или такая же? – Ленский ответил, что еще один такой вопрос, и сотрудник будет уволен.

Своим первым приказом новый гендиректор запретил пьянство внутри редакции, возложив контроль за режимом трезвости на службу безопасности. Строго говоря, проблемы пьянства в «Коммерсанте» никогда не существовало – несмотря на алкогольно-брутальный имидж Васильева. Но когда сотрудники охраны начали ходить по кабинетам, буквально обнюхивая журналистов, и если от кого-то пахло спиртным, на стол Ленского ложилась докладная – понимания в коллективе это не нашло. Ленский, кажется, специально старался как можно активнее не нравиться сотрудникам – запретил специальным устным приказом шутить по поводу его пушкинской фамилии, за одну ночь выселил из занимаемого помещения отдел культуры, устроив на освободившихся площадях свой кабинет, перестал списывать командированным журналистам расходы на такси, поручив разбираться с журналистами специально созданной финансовой контрразведке – службе внутреннего контроля.

Ждать, что такой менеджмент приведет к улучшению качества газеты вообще и пресловутого делового блока в частности, конечно, было наивно. Из «Коммерсанта» побежали сотрудники. Отдел экономической политики во главе с Николаем Вардулем ушел почти в полном составе в газету «Газета». Карикатурист Андрей Бильжо (его сериал про Петровича жил на страницах Ъ все годы существования газеты) и спецкор отдела общества Олег Кашин ушли в «Известия». Бывший главред и фактический основатель информационного центра Ъ Александр Стукалин, которому в качестве компенсации за должность главного редактора предложили унизительную должность редактора сайта «Коммерсант.ру» ушел в «Ньюсвик». Обещанное улучшение газеты свелось к изменению качества текстов – впервые за 15 лет существования Ъ появились заметки о конфликтах, в которых в качестве источника информации фигурировала только одна из конфликтующих сторон, - и к появлению огромных интервью Михаила Касьянова (брал их все тот же Панюшкин). Символом обновленного «Коммерсанта» стало написанное Станиславом Белковским от имени Михаила Ходорковского откровенно хамское поздравление с днем рождения Владимира Путина. В васильевском «Коммерсанте» такие тексты публиковались только на правах рекламы.

Долгие годы демонстративная независимость «Коммерсанта» от его владельцев казалась настолько незыблемой, что у всех – и у журналистов, и у читателей, и у власти, - сложилось впечатление, что это вызвано особенностями внутреннего устройства «Коммерсанта», созданного Владимиром Яковлевым в 1989 году, и что если и может кто-то угрожать этой независимости – то только власть. Борис Березовский убедительно продемонстрировал, что в действительности эта независимость держалась только на доброй воле собственника. Как только он захотел превратить нормальную влиятельную газету в боевой листок, вполне сопоставимый по ангажированности с «Новой газетой» - у него получилось. За три месяца. Зачем он это сделал? Старый коммерсантовец Максим Соколов (правда, по другому поводу) в какой-то из своих статей использовал изящный оборот «Береза сидит на герыче». Пожалуй, иных объяснений странному поведению владельца «Коммерсанта» просто нет.