Справка по уголовному делу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

Кто не знает Юрочку?
Юру знают все-е-е...
(Женская песня)

СПРАВКА
по уголовному делу N 18/277049-99, возбужденному в отношении Скуратова Ю.И.

Converted 29548.jpg

Уголовное дело N 18/277041-99 возбуждено в отношении Скуратова Ю.И. 02 апреля 1999 года постановлением заместителя прокурора г. Москвы Росинского В. В. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).
т.1 . л.д. 1.

Постановление о возбуждении уголовного дела было обжаловано Скуратовым Ю.И. в суде. Решением суда постановление о возбуждении уголовного дела в отношении него признано незаконным.
Однако определением судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 1999 года указанное решение суда отменено, в удовлетворении жалобы Скуратову Ю.И. отказано, а постановление о возбуждении уголовного дела признано законным и обоснованным.
Т. 15 Л. Д. 77-78.

8 апреля 1999 года дело принято к производству следователем по особо важным делам Главной военной прокуратуры Егиевым А.Л.
т. 1 л.д.31.

С. 27 августа 1999 года расследование указанного уголовного дела осуществляется Управлением по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ.

Основанием к возбуждению уголовного дела послужили поступившие в Федеральную службу безопасности РФ заявления граждан Максимовой О. В., Цхондия Л.Ю., Богачевой Т.К., Демкиной С. В., Асташовой Н.Н., Агафоновой Н.П., Казаряна А. Г., а также две видеокассеты с записью интимной сцены между двумя женщинами и человеком, похожим на Генерального прокурора РФ Скуратова Ю. И.
T.1 л. д. 2-30.

В ходе предварительного следствия по делу установлены и допрошены основные свидетели, проведены экспертиза видеозаписи, следственные эксперименты, очные ставки, осмотрены вещественные доказательства и место происшествия. Проведены иные следственные действия, результаты которых дают основания считать доказанным участие Скуратова Ю. И. в январе 1998 года в заснятых на пленку сексуальных сценах с женщинами, профессионально занимающимися проституцией.

Так, свидетель Асташова Н.Н. показала, что с 1997 года поддерживает отношения с Суреном (Егиазарьяном), к которому неоднократно приходила домой с подругами и оказывала услуги сексуального характера находившимся в квартире гостям, за что Сурен платил им деньги, валюту.
T.I Л.Д.9, 53-60, 68-70, 71-75.

Просмотрев видеозапись, датированную 2-м января 1998 г., Асташова Н.Н. пояснила, что на ней она узнает себя, а также своих знакомых Алику и Вику. Мужчину, с которым она занимается сексом, ранее и в последующем в реальной жизни не встречала. О себе он никаких данных не сообщал. События, изображенные на пленке, реально имели место. Заняться сексом с этим мужчиной ее и Алику попросил Сурен.

В ходе следственного эксперимента Асташова Н.Н. самостоятельно нашла и указала дом 3/9 по ул. Большая Полянка г. Москвы, где действительно в 1997 - 1998 гг. временно проживал Сурен Егиазарьян. При этом она пояснила, что именно в этом доме она занималась групповым сексом, видеозапись которого имеется на пленке.
т. 11 л. д. 55-74.

Согласно заключения фоноскопической экспертизы голос и речь на звуковой дорожке представленной для исследования видеокассеты, датированной 2-м января 1998 г., вероятно, принадлежит Асташовой Н. Н.

Вторая участница этого эпизода Алиева А. И. показала, что весной-летом 1997 г. неоднократно бывала в квартире Сурена Егиазарьяна на ул. Б. Полянка, где оказывала сексуальные услуги приходившим туда же мужчинам, за что Сурен платил ей валютой. В один из дней конца декабря 1997 г. или начала января 1998 г., примерно в 19-20 часов, она и ее знакомые "Надя" и Вика приехали на квартиру к Сурену. Часа через 3-4 туда же приехали брат Сурена и полноватый мужчина лет 45-50. Минут через 20 кто-то из мужчин предложил заняться сексом. Согласившись, она и "Надя" прошли в соседнюю комнату, разделись. В комнату зашел полноватый мужчина лет 45-50 и они вместе занялись групповым сексом. Перед уходом из квартиры Сурен дал ей 400 долларов США. Со слов других женщин знает, что Сурен выплатил им примерно такую же сумму. Заснятое на пленке видеоизображение соответствует событиям, реально имевшим место в действительности.
т.10 л.Д.199-205, 219-220.

При предъявлении видеозаписи Алиева А. И. уверенно заявила, что на ней засняты сначала она и Вика, затем она, "Надя" и полноватый мужчина, о котором давала показания. Не исключает, что мужчина мог быть Скуратовым.

Алиева А. И. также показала, что содержание видеозаписи полностью соответствует реальным событиям, которые имели место в один и тот же день при указанных ею обстоятельствах. Сексуальная сцена и зафиксированный на пленке разговор между ней, "Надей" и полноватым мужчиной, реально имели место. Сцен, моментов, разговоров, которых бы не было в действительности, пленке нет. Видеозапись является подлинной.
т.10 л.д.206, 219. и протокол доп. допроса от origindate::28.9.99

Согласно заключения фоноскопической экспертизы, голос и речь женщины на звуковой дорожке представленной для исследования видеокассеты, датированной 2-м января 1998 г., в которой Алиева А. И. узнала себя, принадлежит ей.

Согласно заключения судебной экспертизы, выявленные общие признаки указывают на схожесть Алиевой А. И. и женщины, запечатленной на пленке, датированной 2-м января 1998 г. Однако, в связи с низким качеством изображения (его размытостью) отсутствие частных признаков, индивидуализирующих внешность, не позволяет провести индентификацию указанных лиц.

При опознании по фотографии свидетель Алиева А. И. опознала Скуратова Ю.И. и пояснила, что он похож на того мужчину, которому оказывала сексуальные услуги в конце декабря 1997 - начале января 1998 гг.

В ходе допросов Алиева А. И. подробно описала планировку и обстановку квартиры, где происходили указанные события.
т. 10 л. д. 214.

Из протокола осмотра квартиры N 29, расположенной по адресу: Москва, ул. Большая Полянка, дом 3/9, следует, что показания Алиевой А. И. соответствуют установленным в ходе осмотра планировке комнат, ее обстановке и оформлению.
т. 11 л.д. 107-119.

В ходе следственного эксперимента свидетель Алиева А. И. самостоятельно нашла и указала квартиру N 29, расположенную по адресу: Москва, ул. Большая Полянка, дом 3/9 (то есть именно ту квартиру, в которой в 1997-98 гг. проживал Егиазарьян.С.М.) и пояснила, что именно в этой квартире она и "Надя" оказывали сексуальные услуги человеку, похожему на Скуратова Ю. И.

Свидетель Макеева В. В. показала, что познакомилась с "Надей" в связи с профессиональным занятием проституцией и по ее предложению оказывала сексуальные услуги различным мужчинам. Через "Надю" она познакомилась с Суреном (Егиазарьяном) и несколько раз бывала в его квартире. Одно из посещений было зимой 1997-98 гг., когда "Надя" позвонила ей и сказала, что есть возможность заработать по 300 долларов США. Помимо нее в квартире были Сурен и его брат Ашот, "Надя", Алика и еще одна женщина. Кроме того в квартиру приехал полноватый мужчина на вид лет 50-ти, солидный. Сама она с этим мужчиной сексуальным времяпрепровождением не занималась, но допускает, что это делали "Надя" и Алика.

При опознании по фотографии свидетель Макеева В. В. опознала Скуратова Ю.И. и пояснила, что не исключает, что именно его видела в квартире Сурена.

Просмотрев видеозапись, свидетель Макеева В. В. подтвердила, что на первых кадрах видеопленки изображена она и Асташова Н.Н., на последующих кадрах - Асташова Н.Н. и Алика". Мужчина, который занимается сексом с "Надей" и Аликой, это именно тот мужчина, о котором она давала показания. Видеоизображение на пленке соответствует событиям, реально имевшим место в действительности.

Макеева В. В. в ходе следственного эксперимента показала тот же дом, которые ранее показали Асташова Н. Н. и Алиева А. И.

Будучи допрошенным в качестве свидетеля, Егиазарьян С.М. пояснил, что примерно в 1997 г. начальник лечебно-оздоровительного центра Генеральной прокуратуры РФ Метелкин В. Д. высказал просьбу организовать отдых для него и его друзей и, по возможности, пригласить девушек. Он позвонил своей знакомой по имени Надежда и попросил пригласить девушек на вечеринку, пообещав за эту услугу заплатить по 100 долларов США каждой. В условленное время Метелкин приехал со Скуратовым к нему на квартиру. За оказанные при этой встрече так называемые "эскорт-услуги" он заплатил каждой из девушек по 100 долларов США, о чем Скуратову К). И. не сообщал. Подобных встреч было 3 или 4.
т. 10 л. д. 59-70.

По показаниям Егиазаряна Ашота он поддерживал товарищеские отношения со Скуратовым Ю.И с 1997 г. Они систематически, проводили время в неофициальной обстановке, бывали друг у друга в гостях, вместе встречали праздники, в том числе Новый 1998 год. Никаких услуг Скуратову он никогда не оказывал, расходов ему не оплачивал. С просьбами, касающимися вопросов, находящихся в компетенции прокуратуры, к нему не обращался.
Егиазарян А. Г. также пояснил, что во время одного из посещений кв. 29 д.З/9 по ул. Большая Полянка, в которой временно проживал его двоюродный брат Сурен, он видел Метелкина В. Д., Скуратова Ю.И. и нескольких девушек.
т. 10 л. д. 73-81.

Из фонограммы видеозаписи, датированной 2-м января 1997 г., следует, что в помещении, где производилась съемка, действительно находился мужчина по имени Ашот, имя которого называют в общей беседе одна из женщин и мужчина, голос которого индентифицирован как голос Скуратова Ю. И.

Согласно заявлению и показаниям свидетеля Казаряна А. К., в сентябре 1998 г. в ресторане "Белое солнце пустыни" он слышал разговор между Суреном Егиазарьяном и двумя незнакомыми ему лицами. В разговоре Сурен утверждал, что Скуратов Ю.И. помогает ему и брату решать все вопросы с правоохранительными органами. Они же оплачивают услуги проституток, которых поставляют Скуратову Ю. И.
T.I л.д.14-15, 141-147.

По заключению специалиста экспертно-криминалистической лаборатории войсковой части 34435 устная речь изображенного на видеопленке мужчины, беседовавшего с женщиной, и устная речь Генерального прокурора РФ Скуратова Ю. И. принадлежат одному лицу. Представленная на исследование видеозапись не является оригиналом. Признаков электронного монтажа и комбинирования видеоизображения не обнаружено.
T.I л.д.23-27.

Комиссии экспертов Центральной судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны РФ, Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ и 'Российского центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РФ пришли к аналогичному выводу, указав, что голос и речь мужчины, изображенного на видеозаписи, принадлежат Скуратову Ю. И.
т. 15 л. д. 291, 326, 344.

По заключению экспертов экспертно-криминалистического центра МВД России выявленные общие признаки указывают на схожесть Скуратова Ю. И. и мужчины, зафиксированного на пленке, датированной 2-м января 1998 г. Однако, в связи с низким качеством изображения (его размытостью), отсутствие частных признаков, индивидуализирующих внешность, не позволяет провести индентификацию указанных лиц.

Помимо изложенного, анализ сведений, которые сообщает о себе в ходе беседы зафиксированный на видеопленке мужчина, показывает, что этим мужчиной мог быть только Скуратов Ю. И., поскольку мужчина, голос которого, как установлено экспертным исследованием принадлежит Скуратову Ю.И., в ходе общения с женщинами говорит:

"...Меня Юра зовут..." (т. 15 л.д.304).

"...Мы же летели... Издалека с Камчатки. Девять часов с Камчатки. .. ".

"...Ты им сказала, но я же не санкционировал твои отношения в ванной комнате... мы всегда Вас можем остановить. И не только вас, но и всех остальных... ну а мы что, не люди, что ли? Считаю в этой стране - не последний. . . ".

(Распечатка фонограммы видеозаписи на 21 листе прилагается).

Из личных документов Скуратова следует, что его имя - Юрий.

Согласно приобщенным к делу копиям командировочного удостоверения и авансового отчета Скуратов Ю.И. действительно находился в командировке на Камчатке с 25 по 30 июля 1997 г.
т. 5 л. Д. 204-208.

Фрагменты видеозаписи получили широкую огласку и транслировались по телевидению ряда стран Западной Европы (Германия, Франция, Швейцария, Финляндия и т.д.), а также в некоторых странах СНГ и по телевидению Российской Федерации.

Из показаний допрошенных по делу свидетелей следует, что помимо случая, заснятого на видеокассету, Скуратов Ю.И. имел аналогичные контакты с другими женщинами и в другое время.

Так, свидетель Цхондия Л.Ю. показала, что в мае 1997 г. она познакомилась с мужчиной по имени сурен, по приглашению которого вместе с подругой приехала на квартиру, находящуюся в доме, где расположен ресторан "Эльдорадо". Там Сурен познакомил их с мужчиной по имени Юра, с которым она и подруга занимались сексом. Перед их уходом Сурен в отсутствие Юры дал ей 1500 долларов США. В последующем из телепередачи по НТВ, в которой показывали Генерального прокурора РФ Скуратова Ю.И., она узнала в нем того самого Юру. 27 марта 1999 года она по своей инициативе обратилась с соответствующим заявлением в приемную ФСБ РФ.
T.I л. д. 43-47.

По показаниям свидетеля Богачевой Т.К., летом 1997 г. по просьбе Сурена она приехала в его квартиру. Кроме Сурена в квартире находился мужчина по имени Юра и две незнакомые ей девушки. После употребления спиртного она, девушки и Юра вчетвером занимались сексом. Перед уходом Сурен в отсутствие Юры расплатился с каждой из них. Лично ей он вручил 1 тысячу долларов США. Весной 1999 года, когда по телевизору показывали Генерального прокурора РФ Скуратова Ю. И., она узнала в нем мужчину по имени Юра, с которым занималась сексом на квартире Сурена.
T.I л.д.76-81.

Из показаний свидетеля Максимовой О. В. следует, что примерно в июле 1997 г. она вместе со своей подругой Агафоновой М.Л. и еще тремя девушками, по приглашению Сурена, неоднократно посещала его квартиру в доме на ул. Большая Полянка. В этой квартире она четыре раза встречалась и вступала в интимную связь со Скуратовым Ю. И., которого ранее знала в лицо по телепередачам. За каждую такую встречу Сурен платил ей по 500 долларов США. Примерно столько же получали остальные девушки. Сам Скуратов ни ей, ни другим девушкам не платил и при оплате не присутствовал.
т. 2 л. д. 27-32.

Свидетель Демкина С. В. показала, что зимой 1997 года она вступала в интимную связь со Скуратовым Ю.И. в сауне, где отмечалось присвоение генеральского звания одного из присутствовавших со Скуратовым Ю.И. мужчин. При этом присутствовали ее знакомые из "Мост-банка". По окончании торжества Дима из "Мост-банка" заплатил ей и другим девушкам по 400-500 долларов США.
т. 2 л. д. 34-37.

В то же время необходимо отметить, что показания Цхондия Л.Ю., Богачевой Т.K., Максимовой О. В., Демкиной С. В. о вступлении в интимную связь со Скуратовым Ю. И., в отличии от запечатленных на видеопленку сексуальных сцен с участием Асташовой Н. Н. и Алиевой А. И., требуют дополнительной проверки изложенных ими событий и обстоятельств.

В ходе следствия не добыто доказательств, указывающих на незаконное и необоснованное вмешательство Генерального прокурора РФ Скуратова Ю. И. в ход расследования уголовных дел, по которым Ашот Егиазарян и Сурен Егиазарьян фигурировали в качестве свидетелей.

Допрошенные по делу работники Генеральной прокуратуры РФ Казаков В. И., Бакин Е.А. ЕлсуковВ.Ю., Филин А. Д., Кулеба Л.В., Ухловский А. М. , Еланцев А. В. , следователи прокуратуры Кирсанов А. В. , Архипов В. В., следователь следственного управления ГУВД г.Москвы Петухов А. А., работники прокуратуры г.Москвы Бобровский И. В., Козлов В. И., Корж B.C., оперативные сотрудники ФСБ РФ Субботин С. P., Грюкан В. О., Акимов Ю.В., осуществлявшие расследование уголовных дел, по которым фигурировали Егиазарян А. Г., Егиазарьян С. М., надзор за расследованием указанных дел, а также их оперативное сопровождение, пояснили, что следствие по уголовным делам проводилось объективно. Никаких противоправных указаний, касающихся хода следствия, попыток незаконного вмешательства в ход расследование со стороны Генерального прокурора РФ Скуратова Ю.И. не было.

Учитывая изложенное, следствие приходит к выводу, что в настоящее время достаточных доказательств, дающих основание для предъявления Скуратову Ю.И. обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями или получения взятки, по делу нет. Однако, для окончательного решения этого вопроса по делу необходимо: установить и допросить лиц, на которых ссылаются в своих пояснениях ранее допрошенные свидетели; дополнительно выяснить, преследовал ли Скуратов Ю.И. корыстную или иную личную заинтересованность, общаясь с Егиазарьяном С. М., Егиазаряном А. Г. и получая от них "услуги" сексуального характера: нанесли ли его действия существенное нарушение охраняемым законом интересам общества и государства.

В ходе следствия из различных источников получена информация о совершении Скуратовым Ю. И. других злоупотреблений, по которым также проводится расследование.

Так, в статье А.Наджарова "Не Скуратовым единым, или Как покупают прокуроров", опубликованной "Литературной газетой", в N 28 от 14-20 июля 1999 года, сообщалось, что Скуратов Ю. И. заказал и сшил для себя в итальянской фирме "Зена" 14 костюмов, оплата за которые произведена фирмой. "Мабетекс".

По этому поводу Скуратов Ю.И. дал противоречивые показания и пояснил, что весной-летом 1997 года управляющий делами Президента РФ Бородин П.П. сообщил, что по указанию Президента России все высшие чиновники обеспечиваются костюмами, как он понял, за государственный счет. Бородин привез его к мастеру, который снял с него мерки, после чего он договорился с ним о пошиве шести костюмов. Осенью-зимой 1997 года ему привезли 14 костюмов. В январе 1998 года в телефонном разговоре прокурор Швейцарии Карла дель Понте сообщила ему о показаниях Беджета Паколли, что оплату пошива костюмов произвела фирма "Мабетекс". Он потребовал от Бородина объяснений, а затем передал ему 10.000 долларов США, попросив выдать квитанцию, подтверждающую оплату пошива костюмов. В феврале 1998 года Бородин привез ему квитанцию, в которой было указано об оплате 6400 долларов США за пошив 14 костюмов, а также валюту. Пересчитав валюту после ухода Бородина, увидел, что Бородин вернул ему те же 10 тысяч долларов США. Поскольку их отношения испортились, он передал, как и было указано в квитанции, 6400 долларов США своему заместителю Колмогорову В. В., и попросил передать валюту Бородину.
т.16 л.д.194-195.

Бородин П.П. показал, что идея о пошиве костюмов возникла у него, так как он заметил, что выбор одежды у Скуратова не велик. Он предложил Скуратову заказать костюмы в фирме "Зена", с которой Управление делами работало в то время. Количество костюмов - 14 - определил сам Скуратов. Деньги за заказ не платил. Чувствуя себя ответственным перед фирмой, которая понесла затраты, он (Бородин) попросил Беджета Паколли заплатить за Скуратова. Узнав, что пошив костюмов оплатила фирма "Мабетекс", Скуратов Ю.И. был очень обеспокоен и в счет оплаты пытался передать ему 10 тысяч долларов США, попросив выдать соответствующий документ. Деньги у Скуратова он не взял, так как считал, что зарплата у него мизерная по сравнению со стоимостью костюмов. По его просьбе, ему принесли квитанцию из какого-то банка о якобы произведенной оплате, которую он и передал Скуратову. Со слов Б. Паколли знает, что он заплатил за пошив для Скуратова костюмов около 30 тысяч долларов США.
т. 16 л. д. 205.

В подтверждение своих слов Бородин П.П. представил полученный от фирмы "Мабетекс" счет-фактуру от 14 июля 1998 года на имя Скуратова Ю.И. за пошитые костюмы, сорочки, галстуки на сумму 39675 долларов США.

Заместитель Генерального прокурора Колмогоров В. В. подтвердил, что в первой половине 1999 года, Скуратов Ю.И. попросил его передать Бородину П.П. деньги в счет возврата долга. Однако, Бородин П.П. отказался взять деньги, заявив, что никаких долгов у Скуратова перед ним нет. Поскольку со Скуратовым он больше не встречался, полученные от него доллары хранил в служебном сейфе.

При обыске на даче и в квартире Скуратова изъяты 14 мужских костюмов, изготовленных, согласно имеющимся на них этикеткам, фирмой "Ermenegildo Zegna" 19 и 20 мая 1998 года. Для установления стоимости костюмов по делу назначена товароведческая экспертиза.

Учредитель и генеральный директор ООО "Русское искусство" Струнин Л. И. пояснил, что его кампания по договору с итальянской фирмой "Ermenegildo Zegna" - производителем мужской одежды - имеет право представлять в России торговую марку данной кампании и осуществлять розничную торговлю ее изделиями и прием индивидуальных заказов. Примерно раз в квартал для снятия мерок с клиентов в Москву приезжает мастер из Италии. Шьются костюмы за границей на фабриках "Ermenegildo Zegna", а затем доставляются в московский магазин и передаются клиентам, предварительно оплатившим данную услугу.

При предъявлении одного из костюмов, изъятых у Скуратова ю.И., Струнин Л. И. уверенно заявил, что он действительно сшит кампанией "Ermeneglido Zegna". Однако пояснить, осуществлялся ли прием заказа на пошив костюмов для Скуратова Ю.И. через магазин ООО "Русское искусство" не может.

Кроме того, Струнин Л.И. показал, что в 1998 г. имел место факт, когда фирма "Мабетекс" перечислила для "Ermenegildo Zegna" около 100 тысяч долларов США якобы за пошив мужских костюмов. Ему об этом известно потому, что для перечисления денег в качестве промежуточного использовался счет оффшорной кампании "Ветра Холдинг", право распоряжения финансовыми средствами которой принадлежит ему.

Допрошенный в качестве свидетеля гражданин Италии Джузи Давид пояснил, что в г.Москве в высотном здании на пл. Восстания арендует трехкомнатную квартиру. По договору с итальянской фирмой "Эрменегильдо Зегна" осуществляет снятие мерок с заказчиков. Обмер производится в магазине "Ermenegildo Zegna" на Кутузовском проспекте, дом 31. Лишь однажды, примерно в мае 1998 г., по просьбе двоих клиентов - мужчин, производил снятие с них примерок в квартире, где он проживает. Примет клиентов, ассортимент и количество заказанной ими одежды не помнит. Предъявленные ему костюмы Скуратова по всем признакам сшиты в "Ermenegildo Zegna", ориентировочная стоимость каждого из них - 1500 долларов США.
При предъявлении на опознание Скуратова Ю.И. по фото, Джизи его не опознал.

Менеджер магазина Львов А. С. показал, что прием заказов на индивидуальный пошив одежды и снятие мерок с клиентов осуществляется в помещении магазина. После этого заказ по факсу направляется в основной офис в Италию, а оттуда сообщается стоимость заказа. В начальный период работы магазина, который относится к апрелю 1998 года, имел место случай, когда Джизи Давид принял заказ на большое количество мужской одежды. По существующему порядку при приеме заказа на пошив одежды деньги с клиента получают в Москве. Однако по этому заказу последовало указание из Италии от администрации "Ermenegildo Zegna" деньги с клиента не получать.

При предъявлении изъятых у Скуратова Ю. И. костюмов Львов заявил, что они сшиты в кампании "Ermenegildo Zegna", а судя по надписи на бирке "Русское искусство", заказ был принят в Москве. Сам он не помнит обстоятельств, связанных с приемом данного заказа. Стоимость костюмов можно узнать только в основном, офисе "Ermenegildo Zegna". По его мнению минимальная стоимость какого из предъявленных ему костюмов не может быть ниже 900 долларов США.

При обыске в служебном кабинете Генерального прокурора РФ - в сейфе обнаружен товарный чек на оплату 14 мужских костюмов с оттисками штампов: "оплачено origindate::04.08.1998 г. Предприниматель Клюев Л.Л.".

Следует отметить, что костюмы от фирмы "Ermenegildo Zegna" ("3ена") получены Скуратовым Ю.И. в мае 1998. г., а попытка с его стороны оплаты этих костюмов состоялась спустя около 10 месяцев и то после информации, полученной им от прокурора Швейцарии Карлы дель-Понта, что стоимость костюмов оплачена фирмой "Мабетекс", которая фигурирует в одном из уголовных дел о коррупции должностных лиц Управления делами Президента РФ.
Свидетель Клюев Л.Л. подтвердил, что указанный чек является подложным и оплата пошива костюмов по нему его частным предприятием, которое занимается исключительно продажей цветов, не производилась.

Согласно нормативно-правовой документации о вещевом обмундировании работников прокуратуры РФ какие-либо особые, персональные условия обеспечения форменной либо другой одеждой Генерального прокурора России не предусмотрены. Скуратов Ю.И. был обеспечен вещевым довольствием по положенным нормам.
Таким образом, полученные доказательства позволяют сделать вывод, что Скуратовым Ю.И. действительно был сделан заказ на пошив мужских костюмов фирмы "Ermenegildo Zegna". Эти костюмы были пошиты 19-20 мая 1998 г. и доставлены Скуратову Ю.И. Оплата костюмов произведена кампанией "Мабетекс" по просьбе Бородина П.П.

В настоящее время делать вывод о наличии или отсутствии в указанных действиях Скуратова Ю. И. состава преступления преждевременно, поскольку необходимо найти и изъять соответствующие финансовые документы, установить и допросить ряд свидетелей по делу.

***

Помимо изложенного в ходе расследования уголовного дела получены данные, указывающие на нарушения закона при предоставлении Скуратову Ю.И. в 1996 г. квартиры.

Установлено, что в Управление делами Президента Российской Федерации поступило обращение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В. В. от 4 января 1996 г. N 10/12-2-96 с просьбой о выделении квартиры для улучшения жилищных условий Генеральному прокурору Российской Федерации Скуратову Ю.И.

Семья Скуратова Ю.И., состоящая в тот период из 4 человек (он, жена, сын и дочь) проживала в приватизированной трехкомнатной квартире N 318 общей площадью 106,8 кв.м., жилой - 57,3 кв.м. в доме N60, корп. 2 по Новочеремушкинской улице гор.Москвы.

Управление делами Президента Российской Федерации заключило договор с АОЗТ "Моспромстрой" N 14/96 от 15 марта 1996 г. на долевое участие в строительстве жилого дома, расположенного по адресу: ул. Гарибальди, дом 36, имея ввиду последующую передачу в собственность Скуратова Ю.И. в этом доме 4-х комнатной квартиры общей площадью 171,4 кв.м., жилой 96,8 кв.м.

Платежным поручением N 77 от 22 апреля 1996 г. акционерному обществу в счет данной квартиры из бюджетных средств было перечислено 2,205.456.000 неденоминированных рублей (448,7 тыс. долларов США).

Кроме того, Управлением делами Президента Российской Федерации 19 марта 1996 г. был заключен договор N 007 с АОЗТ "Новострой" на закупку импортных материалов и проведение в этой квартире строительных, отделочных, столярных, электромонтажных работ, а также установку гидравлического и сантехнического оборудования. Для этих целей- платежными поручениями N 89 от 16 мая 1996 г. и N 103 от 14 июня 1996 г. за счет бюджетных средств АОЗТ "Новострой" было дополнительно перечислено 412.418.535 неденоминированных рублей (82,3 тыс. долларов США) с учетом конвертации.

4-х комнатная квартира N 434 по ул.Гарибальди д.36 для заселения семьи Скуратова Ю.И. была приобретена Управлением делами Президента Российской Федерации -10 октября 1996 г. по договору купли-продажи у АОЗТ "Моспромстрой". Инвентаризационная стоимость квартиры по данным МГБТИ от origindate::25.09.96 г. за N 10452, на день покупки составляла 726.293.260 неденоминированных рублей.

Став собственником данной квартиры. Управление делами Президента в соответствии с договором мены от 21 октября 1996 г. произвело ее обмен со Скуратовым Ю.И. и Скуратовой Е.Д. на принадлежащую им по праву общей долевой собственности квартиру по ул.Новочеремушкинская, дом 60, корп. 2, кв. 318. Согласно справки МГБТИ от origindate::30.09.96 года N 1081-2, стоимость указанной квартиры оценена в 293.190.516 неденоминированных рублей.

Разница в стоимости квартир составляла 433.102.744 рублей. Несмотря на это, Скуратов Ю.И. подписал составленный Управлением делами Президента договор мены без доплаты, в котором стороны согласились признать их стоимостью равной .726.293.260 неденоминированных рублей.

По этому поводу Скуратов Ю. И. пояснил, что свою старую квартиру хотел сдать и получить новую, однако в Управлении делами Президента РФ ему пояснили, что договор мены - наилучший и самый быстрый вариант улучшения жилищных условий. Документальное оформление сделки производилось работниками Управления делами Президента Российской Федерации. Реально это была просто юридическая форма сдачи им одной квартиры и получения другой. Сколько стоят меняемые квартиры, он не знал.
т. 16 л. д. 191-199.

Помощник Генерального прокурора РФ по особым поручениям Белоусов И. Л., показал, что по просьбе Скуратова Ю.И. занимался вопросами, связанными с налоговыми обязательствами Скуратова Ю.И., заполнения деклараций и их представления в налоговые органы. Скуратов Ю. И. получал доходы не только в виде заработной платы, но и в виде гонораров за комментарии к кодексам, издание учебных пособий и прочее.

В 1997 г. по просьбе Скуратова Ю. И. он встречался с начальником отдела по налогообложению физических лиц ГНИ N 27 г.Москвы Голубятниковой Н.Н. Она пояснила, что Скуратов Ю.И. не должен платить подоходный налог в связи с разницей в стоимости прежней и вновь полученной квартиры. До визита к Голубятниковой Н.Н. они сам посмотрел нормативные документы по этому вопросу и убедился, что в законе не было указания на необходимость уплаты подоходного налога в таком случае. Проекты деклараций доходов Скуратова Ю.И. за период 1996-1998 годы готовил непосредственно он. Он же отвозил декларации в налоговую инспекцию. Эти проекты он отвозил Голубятниковй, которая проверила разноску по графам и выверила суммы. С учетом сделанных ею исправлений налоговая декларация была переписана "начисто" и подписана Скуратовым Ю.И., после чего он (Белоусов) отвез ее в ГНИ N 27.

В конце марта - начале апреля 1999 года по просьбе Скуратова Ю.И. он вновь обратился к Голубятниковой Н.Н. по вопросу налогообложения в связи с получением Скуратовым Ю.И. новой квартиры. Она мне повторила, что на тот период Скуратов Ю.И. никаких налогов платить не должен был и дополнила, что в первом полугодии 1997 года были приняты дополнения к разъяснению ГHC от origindate::06.12.94 г. N 03-3-10/875 и к разъяснению ГНИ по г. Москве .N 11-13/16-585. Если бы Скуратову Ю.И. квартиру дали после 1-полугодия 1997 года, то ему нужно было бы платить налог. Перепроверять Голубятникову Н. Н. он не стал, обо всем этом проинформировал Скуратова Ю. И. - Свидетель Голубятникова Н. Н. полностью подтвердила факты, изложенные Белоусовым И.Л. и показала, что в. 1997 году Белоусов И. Л. по поручению Скуратова Ю.И. приезжал в ГНИ, чтобы выяснить порядок заполнения декларации и прилагаемых к ней документов. Он сначала привозил черновики этих документов, консультировался согласовывал правильность заполнения документов и отвозил для подписи Скуратову Ю. И.

При представлении декларации о доходах за 1996 год, к декларации Скуратовым Ю. И. была приложена ксерокопия договора мены от 21 октября 1996 года и налоговые органы были в курсе обмена квартирами. По действовавшему на тот период налоговому законодательству, Скуратов Ю. И. не должен был платить подоходный налог с разницы стоимости квартир, поскольку на основании письма ГНС РФ от 06 декабря 1994 года N 03-3-10/875 не было необходимости уплаты подоходного налога.

Необходимые документы из налоговой инспекции получены и приобщены к уголовному делу. Из них следует, что к своей декларации о доходах за 1996 года Скуратов Ю.И. 26 марта 1997 года представил в налоговую инспекцию и копию договора мены квартир от 21 октября 1996 года. Никаких претензий к Скуратову Ю.И. налоговыми органами по факту обмена квартир при этом не предъявлено.

Кроме того, к делу приобщена нормативная документация, подтверждающая показания Голубятниковой и Белоусова.

Имеющаяся в деле информация о злоупотреблениях, допущенных Скуратовым Ю. И. при обустройстве своей квартиры и приобретении дорогостоящей мебели проверяется. Делать по ней однозначные выводы в настоящее время преждевременно.

В ходе расследования по делу получена первичная информация о других возможных злоупотреблениях Скуратова Ю. И. на посту Генерального прокурора Российской Федерации.

В этой связи следствие считает нецелесообразным оглашение ее результатов.

Установленные по делу данные со всей очевидностью свидетельствуют о том, что Скуратов Ю.И. совершил проступки, порочащие честь прокурорского работника, несовместимые с требованиями моральной чистоты и неподкупности, то есть им нарушены требования п.1 ст. 40-1 и п.1 ст. 40-4 Федерального Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации". Кроме того, им не соблюдены ограничения, связанные со службой установленные п.8 ст. 11 Федерального закона". Об основах государственной службы Российской Федерации" ("получать от физических и юридических лиц вознаграждение /подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию".

В связи с изложенным, на основании п. 3 ч. 2 ст. 25 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", пп."в", "г" ст. 43 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" государственная служба Скуратова Ю.Й. в должности Генерального прокурора Российской Федерации может быть прекращена в порядке, установленном ч. 2 ст..129 Конституции Российской Федерации и ч. 1 ст. 12 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации государственный советник юстиции 1 класса
А. А. Розанов.