Спустил на воду

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывший топ-менеджер подконтрольной государству ФЛК успел почувствовать себя немецким судостроителем

1260791838-0.jpg На прошлой неделе стало известно об аресте бывшего топ-менеждера подконтрольной государству Финансовой лизинговой компании (ФЛК) Андрея Бурлакова. Источники в ФЛК подтвердили нам факт ареста. Пресса уже сообщала об уголовном деле № 304061, по которому теперь проходит Бурлаков и некоторые бывшие сотрудники ФЛК. В начале июня Главное следственное управление при ГУВД Москвы начало расследовать обстоятельства вывода из ФЛК в общей сложности двух миллиардов 787 миллионов рублей, которые компания дала взаймы малоизвестным фирмам.

Займы выдавались без обеспечения. 1 миллиард 837 миллионов рублей достались фирме «ИК ЮГ», фактическое местоположение которой не установлено (копии договоров есть в редакции). Следствие интересуется, в частности, тем, были ли деньги, которые вывели из ФЛК, использованы в схеме покупки судостроительных верфей в Германии и в Украине.

Международный характер скандала связан еще и с тем, что ФЛК получила от иностранных инвесторов 150 миллионов долларов, а спустя некоторое время была вынуждена объявить технический дефолт. Инвесторы, среди которых голландский, немецкий и швейцарский банки, жалуются российским правительственным чиновникам и недоумевают, не их ли деньги были потрачены на покупку верфей?

До ареста Андрей Бурлаков в развернутом комментарии для «Новой газеты» объяснил, как он понимает ситуацию. По его словам, он не очень верил в лизинговый бизнес и решил, что компании будет лучше заниматься судостроением.

— Я не очень верю в лизинговый бизнес в авиации в таком контексте, — пояснил Бурлаков. — Поэтому посмотрели в другую сферу — судостроение.

По словам Бурлакова, идея была оставить авиализинг и переориентироваться на Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК).

— В чем было преимущество ФЛК? Только в том, что она имела дешевые бюджетные деньги. Когда бюджетные деньги ей давать перестали, не стало и конкурентного преимущества. Разумеется, бизнеса нет. Поэтому я и предложил диверсифицировать этот бизнес. Никто же не возбранял заниматься другими видами бизнеса <…>. Потом подвернулся Aker…

Бурлаков заявил, что увлекся идеей покупки верфей:

— Представьте, что такое эти верфи сейчас. Это практически «Мерседес» в судостроении. Мы провели сложнейшую переговорную процедуру <…>. И там надо было решение принимать достаточно быстро <…>. Почему остался 1 процент (в FLC-West)? Для того чтобы собрать совет директоров ФЛК, это в случае если продавать все 50%, нужно было месяца два. А у меня времени было очень мало. Процедурно, по закону, можно было 49% выкупить — этого вполне достаточно и тогда не нужно собирать совет директоров.

На вопрос о займах, которые ФЛК выдавала малоизвестным фирмам, Бурлаков ответил в том плане, что не в курсе этой схемы и что нет ничего удивительного в том, что люди, которые подписывали документы и теперь проходят по уголовному делу о предоставлении займов, оказались связанными с Wadan Yards.

— Я не знаю самой схемы, — заявил Бурлаков. — У меня кредитование шло по другой цепочке. Абсолютно они друг к другу отношения не имеют. <…> Я к этим кредитам имею очень косвенное отношение с точки зрения Wadan. Они же по схемам двигались туда-сюда. Там долги гасились, там еще что-то и так далее. Это сейчас их натянули на Wadan.

Бурлаков считает, что на него хотят списать проблемы ФЛК.

— ФЛК вошла в состав ОАК (Объединенной авиастроительной корпорации), на этом мой бизнес закончился. Не имея бюджетных денег, работать в лизинговой компании просто нереально <…>, — посетовал Бурлаков. — В итоге есть ОАК — основной акционер (ФЛК). Он работает в авиации <…>. Ну что ж, у них свой путь. Я пошел своим путем <…>. Я хочу, чтобы здесь что-то работало. А меня клюют исключительно из-за своих каких-то целей <…>. Спихнуть сейчас все на меня, ну, наверное, правильно.

Свой путь привел Андрея Бурлакова в Бутырку.

— Если купили такого монстра, соответственно где-то украли, — возмущался бизнесмен. — Где работал этот пацан? В ФЛК. А у ФЛК проблемы. Вот оно! Бюджетных денег не было, но он их украл. Кредиты выдавались? <…> Он их тоже украл.

Бурлаков полагает, что в его злоключениях могут быть виноваты конкуренты. Он отметил, что немецкие верфи по объему производства — это «полтора российских судостроения». А в российском судостроении работает много людей, в том числе представляющих интересы федеральных государственных унитарных предприятий. Все они, по словам бизнесмена, получают огромные деньги на разработки, которые непонятно откуда возьмутся. И просто так эти средства не уступят.

Бурлаков настаивает на том, что руководство ФЛК знало о его деятельности и что в компании он не имел права подписи. В ФЛК заявляют, что Бурлаков действовал за спиной руководства через некоторых подчиненных, которые имели право подписывать документы от имени компании.

На взгляд Андрея Бурлакова, проблему ФЛК усугубил кризис, и, когда встал вопрос, кто будет за все это отвечать, выбрали его. Руководство компании говорит о том, что уголовное расследование призвано в том числе помочь ФЛК вернуть выведенные деньги.

Справка

История скандала

В 2005 году ФЛК создала люксембургскую компанию FLC West Holding (половиной владели офшорные фирмы), которую возглавил Андрей Бурлаков — бывший первый замгендиректора ФЛК. FLC West купила у норвежской Aker Yards 70% судоверфей в Германии и Украине. После этого верфи стали называться Wadan Yards. Норвежцы объявили о продаже в марте 2008 года. Сделка была закрыта в конце июля. Примерно за месяц до закрытия сделки — 30 июня 2008 года — доля ФЛК в FLC West сократилась с 50 до 1%. Контролировать верфи стали Андрей Бурлаков и бывший гендиректор ФЛК Евгений Зарицкий.

В Германии российские бизнесмены ассоциировались с подконтрольной государству компанией ФЛК. Немцы надеялись на новые контракты из России, в том числе от таких гигантов, как «Газпром» и «Норникель» (об этом сообщал «Шпигель»). В ожидании заказов верфи получили временную поддержку от немецких властей и земельных банков. Но помимо того, что грянул кризис, выяснилось, что российских заказов никто не гарантировал. И верфи пришли к банкротству. Ситуацию осложнила политика, поскольку верфи располагаются на земле, которая является избирательным округом нынешнего канцлера Германии Ангелы Меркель. Источники, которые присутствовали на ее переговорах с российским президентом Дмитрием Медведевым, отметили, что она была вынуждена напрямую спросить президента о том, кто такой Андрей Бурлаков. И услышала в ответ, что Бурлаков не входит в число лидеров российского бизнеса, а государство не отвечает за его действия.

Верфям подыскали другого инвестора. Теперь их контролирует Виталий Юсуфов — сын спецпредставителя президента РФ по международному энергетическому сотрудничеству, члена совета директоров «Газпрома» Игоря Юсуфова. Ранее Бурлаков заявлял (комментируя ситуацию для «Шпигеля»), что Виталий Юсуфов оказывал ему содействие. Игоря Юсуфова Бурлаков назвал «старшим товарищем». Виталий Юсуфов в интервью немецкой прессе заявил, что между ним и Бурлаковым нет ни личных, ни деловых отношений.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::14.12.09