Срок за тюремную "клубничку"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чтобы выжить, Якубовский насиловал сокамерника

Оригинал этого материала
© "Огонек", origindate::19.05.1997, Фото: ИТАР-ТАСС

Срок за тюремную "клубничку"

Аркадий Соснов

Фото В. Помигалова, ИТАР-ТАССДаже если Верховный суд в конце мая удовлетворит кассационную жалобу Дмитрия Якубовского и признает его непричастность к краже манускриптов из Российской национальной библиотеки, «генерал Дима» не выйдет на свободу: на днях Калининский районный суд Петербурга приговорил его к двум годам за истязания сокамерника.

Это «второе дело» Якубовского выглядит, разумеется, не столь масштабным, но не менее загадочным и скандальным, чем основное, «библиотечное». По данным следственной части Калининского РУВД, Якубовский вместе с соседом по камере Алексеем Сидоровым, обвиняемым в умышленном убийстве, систематически издевался над третьим узником, Игорем Христенко: его избивали, затыкали тряпкой рот, надевали на голову полиэтиленовый мешок, подвергали сексуальным домогательствам. Адвокаты Якубовского эти сведения аккуратно оспаривали, признавая, однако, что отношения их клиента как с администрацией СИЗО, так и с сокамерниками, среди которых он имел основания предполагать «подсадных», складывались непросто.

Поначалу Якубовский добивался объединения возбужденных против него дел в одно производство. По одной версии, для того чтобы затянуть их рассмотрение - ведь тогда второму подсудимому пришлось бы изучать многотомные материалы о краже из Публички; по другой - чтобы наглядно доказать сфабрикованность обоих обвинений. Так или иначе, замысел не удался. С кражей разбирался Петербургский городской суд, приговоривший Дмитрия Олеговича к пяти годам лишения свободы. Тюремный же «романс» был озвучен в Калининском суде, который по принципу территориальности обслуживает следственный изолятор «Кресты». Формально рассмотрение дела началось в июне прошлого года, возобновилось в январе нынешнего и пока что завершено вынесением приговора в последний день апреля.

По понятным причинам процесс был закрытым. И все же «Огоньку» удалось узнать некоторые подробности.

Похоже, на судью Татьяну Егорову дело не произвело впечатления «сфабрикованного» ни на первый взгляд, ни тем более после детальной проверки. Хотя сама эта проверка представляла немалую сложность. По негласным законам тюремного сообщества, позорным считается «капать» на сокамерников вообще, а в суде и подавно - информацию пришлось добывать по крохам, кропотливо сличая показания каждого из девяти обитателей камеры № 83. Скажем, один видел, как Сидоров ткнул Христенко в живот, и только. Второй вспомнил, как передал Христенко мокрое полотенце - унять кровь из носа. Третий... Все факты физического насилия, о которых заявил потерпевший, подтвердились, его показания ничем не опорочены. Согласно результатам медэкспертизы, парню сломали два ребра; синяков и ссадин не счесть.

Гораздо труднее в таких случаях доказать половой характер притязаний. Об этом свидетели дружно умалчивали, лишь один слышал, как Якубовский просил Христенко сделать ему массаж ног. По словам самого Христенко, Якубовский уже на пятый день их совместного проживания в камере предложил ему стать своим личным сексуальным массажистом. Взамен обещал устроить жизнь совсем хорошую: снабжать деньгами, модной одеждой, вкусной пищей. Угрожал: не согласишься добром, посадим в камеру к «петухам», все равно будешь спать под шконкой. Поскольку искренность Христенко уже была подтверждена, судья поверила ему и в этой части показаний.

Моментом истины для Егоровой стали рассуждения обвиняемых о якобы специфической сексуальной ориентации Христенко, о его «манерах» - никто их за язык не тянул. Когда же она попыталась уяснить, что это за манеры, уловила разнобой в ответах. Дальше всех пошел Сидоров, рассказавший, что Христенко они изолировали, запретили делить трапезу с сокамерниками, прикасаться к их вещам - так в тюрьме поступают с «опущенными». Но выяснилось - ничего подобного: питались они вместе, Сидоров даже просил Христенко налить ему супчик...

Кажется сомнительным, чтобы Якубовский, человек совсем другого круга, мог влипнуть в столь грязную историю. Сведущие люди намекают, что с «этим» у него и в изоляторе проблем нет. Егорова, которая по долгу службы неплохо изучила нравы «Крестов», видит подоплеку происшедшего исключительно в тюремной психологии. Алексей Сидоров, бывший боксер, кандидат в мастера спорта, ныне осужденный на 15 лет, был полноправным хозяином в камере. Попав в сдавленный мир застенка, Якубовский должен был искать модель выживания - деньгами тут не обойдешься. Сидоров сразу взял его под свою опеку, но... за покровительство надо платить. В качестве объекта демонстрации силы парочка выбрала молодого и симпатичного Христенко. Но у «объекта», судя по всему, хватило мужества противостоять прессингу авторитетов и не сломаться (если не считать, конечно, ребер).

Защита оценивает личность пострадавшего далеко не столь однозначно. Не каждый сиделец «Крестов» удостаивается визита сотрудника ФСБ - раз. Вскоре после описываемых событий, словно отыграв свою роль, Христенко был освобожден и уехал в родную Эстонию - два. Но этому есть объяснение - дела о контрабандном провозе оружия подконтрольны именно ФСБ, а в машине Христенко были обнаружены четыре пистолета ТТ с патронами к ним, причем, по мнению следствия, водителя использовали «втемную». Как объяснимо и то, что, приезжая в Петербург для дачи показаний, Христенко останавливался не в «Астории», а в гостинице ГУВД - милиция тоже считает деньги. Ясно, что спецслужбам при желании не составило бы труда и тайно встретиться со своим «агентом», где бы он ни жил.

Фото В. Помигалова, ИТАР-ТАСС Наконец, легким конфузом обернулось заявление Якубовского о том, что даже машина, на которой Христенко привозили в суд, числится за ФСБ. Поразившись такой осведомленности, судья сообщила, что это она сама, желая гарантировать доставку потерпевшего, обратилась за помощью к руководству ГУВД.

Прокурор Е. Бабушкина, видимо, исходя из того, что это Якубовский сломал ребра несговорчивому соседу, попросила назначить ему наказание по совокупности в виде четырех лет лишения свободы, а боксера Сидорова оправдать. Суд решил иначе: «Сидорову - 2,5 года за нанесение «менее тяжких телесных повреждений», Якубовскому - 2 года за истязания...

Есть в этом деле еще одна грань. Даже названный преступником «генерал Дима» стал жертвой - очередной жертвой российского тюремного беспредела. Из затребованного судом медицинского журнала «Крестов» видно, что практически каждый день здесь фиксируют переломы ребер, челюстей, конечностей, сотрясения мозга и другие увечья. Почему же громадное большинство этих дел, в отличие от описанного, не доходит до суда? Потерпевшие элементарно боятся: скажешь, кто бил, - забьют насмерть. Или, применительно к Якубовскому: лучше бить самому, чем быть битым. По оценкам Егоровой, ежегодно в переполненных «Крестах» имеют место 5 - 7 случаев побоев со смертельным исходом. Они становятся достоянием гласности лишь потому, что труп не спрячешь...

Говорят, в судебном заседании Якубовский пытался демонстрировать свою знаменитую улыбку, но была она скорее растерянной, чем благостной. Ну не вяжется новый приговор с ореолом безвинной жертвы политических интриг. Как бы ни относиться к нашему герою - грустно, господа. Не оттого ли, что спаситель демократии, которому посвящались полосы центральных газет, лучший друг сильных мира сего, разоблачений которого - помнится! - так всерьез опасались, на глазах превращается в заурядного уголовника.