Стальной кулак «единороссов» Нязепетровска

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Представители местной партии власти избили организаторов митинга «Справедливой России»

Large-112x150.jpg

Павел Жолобов

Помните Путин говаривал о том, что ЕР теперь будет применять новые формы политической борьбы? Ну, так Вам одна из них. Только что разговаривал по телефону с Павлом Жолобовым. Он является руководителем молодежного крыла Справедливой России в Челябинской области.

Он и его коллега Виктор вчера проводили партийную акцию в г. Нязепетровск. Были одеты в майки с символикой СР. К ним подошло несколько парней и спросили:
- Вы из Справедливой России?
- Да.
- А мы из Единой России.

После этих слов  подошедшие стали избивать Павла и Виктора. Обоим нанесены  серьезные увечья. В настоящее время Павел и Виктор находятся в Нязепетровске под наблюдением врачей.  Желаю им скорейшего выздоровления. Надеюсь на их быстрое возвращение в Челябинск.
Все подробности Павел обещал рассказать при встрече.

Ну что тут скажешь?   Партия жуликов и воров начала предвыборную компанию…

Оригинал материала: piligrim67.blogspot

«Лента Челябинска», origindate::04.06.11. «Хулиганы, которые напали на нас, были политически мотивированы»

Mbtktnkys1GRvOMK-150x100.jpgИнцидент с недавним нападением неподалеку от Нязепетровска сторонников «Единой России» на представителей «Справедливой России» остался пока незамеченным в средствах массовой информации. Между тем пора начинать бить тревогу. Если такие нападения сторонников или не дай Бог членов «партии власти» на оппозицию будут продолжаться, это может серьезно накалить обстановку в обществе. И пострадать при этом могут как оппозиционеры, так и как минимум репутация той же «Единой России» в глазах избирателей.

Подвергшийся нападению Павел Жолобов, руководитель регионального отделения общероссийской общественной организации «Молодые социалисты России» (молодое крыло «Справедливой России»), вообще-то парень не робкий. Да и разряд по боксу – штука нелишняя для человека, живущего в современной России. Однако когда нападают пятеро на одного, да еще со спины, тут сложно защититься. Павел сейчас восстанавливает силы после случившегося. На вопросы он отвечал по телефону.

- Павел, скажите, что же все-таки произошло?

- На нас, как Вы знаете, напали во время проведения общественной акции. Мне и моему коллеге по партии Виктору Вычужанину изрядно досталось. Но сейчас приходим в себя понемногу.

- Давайте по порядку. Где Вы были в тот момент, когда на Вас напали?

- Мы с Виктором принимали участие в сплаве, организованном молодежной палатой Нязепетровского района. Это общественная акция, в которой участвовали несколько организаций. Мы запланировали  остановку километрах в 20 от Нязепетровска на базе отдыха «Мельничная». Хотя в полном смысле слова эту пару домиков базой назвать трудно. Кстати, нам передали заранее, что там никого чужого не будет. Однако когда мы туда приплыли, там уже была компания из пяти человек, которые сидели в сторонке и пили водку. Поначалу они вели себя мирно, и мы особо не беспокоились по поводу их присутствия. Мы с Виктором были в футболках с эмблемами «Справедливой России». Мы общались с молодежью, которая участвовала в мероприятии, приглашенный музыкант хорошо играл на гитаре.

- Почему же на Вас напали?

- Повода мы точно не давали.  Просто так получилось, что сама собой завязалась беседа между нами и этими незнакомыми людьми. Беседа на политические темы. Причем, поначалу в ироническом стиле. Но чем дальше, тем больше агрессии стало в этих незнакомцах. Они несколько раз подходили к нам. Стали предъявлять претензии. Мол, что хорошего сделала «Справедливая Россия». Представились, что они из «Единой России». Они были политически явно мотивированы. Разговор стал вскоре принимать жесткий оборот. На жесткие вопросы мы давали такие же жесткие ответы. Честно говоря, не думал, что дойдет до нападения…Рассчитывал, дело ограничится словесной перепалкой.

- А они решили по-другому…

- Я даже не заметил, как ко мне подошли сзади и опрокинули с лавочки назад. Их было несколько человек. Сразу начали пинать меня ногами. Я закрывался, пытался подняться, и тогда меня ударили с разбега ногой. Выгляжу сейчас, конечно, после случившегося не ахти. Виктору тоже досталось. Его тоже попинали.

- Как вела себя участвовавшая в общественной акции молодежь?

- Молодежь была деморализована. Ребята просто сидели в ступоре и смотрели на происходящее. А нападавшие потом показали нам издали травматический пистолет. Видимо, чтобы мы не вздумали дергаться. Пока я ходил на речку, чтобы смыть с лица кровь, Виктора снова избили. Без всякого повода, просто так.

- Что Вы стали делать?

- А что можно было сделать? Телефона там нет, вызвать никого реально туда было нельзя. В шесть утра нападавшие уехали сами на машине. А мы вынуждены были свернуть акцию. Вместо запланированной поездки в пещеры поехали к врачам, где нам сделали первичную медобработку. Потом обратились в полицию. Нас внимательно выслушали, записали показания, приметы нападавших. А когда выяснили, что у Виктора во время нападения забрали видеокамеру, выпавшую из кармана, сказали, что это можно квалифицировать, как грабеж с применением насилия. Я им рассказал, с чего всё началось. И что это, по сути, никакой не грабеж, а нападение по политическим мотивам…

- Потом Вы вернулись в Челябинск?

- Нет, поначалу мы со следственной бригадой выехали на место происшествия. Там полицейские опросили очевидцев, проехали по окрестным деревням. Выяснили, что эти люди, приезжавшие на белой «Мазде» с краснодарскими номерами, похоже, гостят у кого-то из местных. Но пока не выяснили, у кого именно.  Надеюсь, все-таки выяснят.

- Как сейчас себя чувствуете?

- Более-менее. У Виктора зафиксировано сотрясение мозга. Постепенно восстанавливаемся народными средствами.

- Считаете, нападение было спланированным?

- Думаю, нет. Это была акция без предварительного умысла. Но факт то, что нападавшие были идеологически мотивированы. Хотя понятно, что от нападения на нас ничего не изменилось, и «Единая Россия» за счет этого не наберет дополнительных голосов.

- В ходе выборной кампании такие ЧП могут повториться?

- Не исключаю. Более того, допускаю, что неофициально будет, скажем так, не запрещено применять физическое насилие в отношении оппозиции. «Единая Россия» хочет, как мне кажется, получить на выборах результат любой ценой.

- Охрану будете нанимать?

- Нет, что Вы. Не такая уж я политическая фигура. Но впредь постараюсь быть осторожнее.

- Что говорят по этому поводу Ваши партийные руководители?

- В выходные все были в разъездах. Только в понедельник будем с ними это обсуждать (беседа состоялась в воскресенье – ред).

- А с аппаратом «Единой России» не хотите пообщаться?

- Пока не вижу смысла. Вряд ли они что-то сейчас скажут. Надо дождаться результатов расследования.

- По ходу выборной кампании могут ли члены «Справедливой России» или сторонники партии действовать такими же методами, как нападавшие на Вас, в отношении представителей «Единой России»?

- Агрессивность возникает у того, кто был у власти и вдруг начинает эту власть терять. У тех, кто в оппозиции, такого мотива быть не может. Я полностью исключаю возможность подобной агрессии со стороны наших ребят. Но возможны провокации. Кстати, нападения на членов «Справедливой России», увы, уже не раз случались в нашей стране.

- Как будете работать на выборах?

- Серьезно будем работать. С тем, чтобы увеличить наше представительство в Государственной Думе.

- Что нужно поменять в России для того, чтобы впредь исключить подобные инциденты по политическим мотивам?

- Нужно менять степень ответственности политических организаций за тех людей, которых они включают в свои ряды. Я имею в виду, что перед законом должны быть все равны. А не так, как сейчас, когда пикеты одних организаций разгоняют с применением полиции, а других не трогают. Члены любой партии – это лицо партии. Если люди будут знать, что за такое нападение, которое случилось на нас, их неизбежно поймают и накажут, они 100 раз подумают…