Старший лейтенант с запасом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета"origindate::13.04.2000

Старший лейтенант с запасом

Неделю назад депутат-миллионер Ашот Егиазарян получил очередное воинское звание. Повестку в суд пока не получил

Арсен Рстаки

На первый взгляд между этими двумя событиями нет никакой связи.

Первое прошло шумно. Примерно с середины прошлого месяца сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД России резко активизировали свою работу по поиску пропавших в 1996—1998 годах бюджетных денег, принадлежавших администрации Московской области и хранившихся в некогда главном держателе региональной казны Уникомбанке. Апофеозом действий губэповцев стало красочное «маски-шоу» с изъятием всех бухгалтерских документов из офисов «правопреемника» обанкротившегося Уникома — столичного Гута-банка.

Второе событие, наоборот, осталось практически никем не замечено. 12 марта на железнодорожном вокзале в небольшом итальянском городе было совершено покушение на бывшего российского гражданина (человека, широко известного в «узких кругах» как большого специалиста по теневым операциям) Максима Демидова. Только чудом Демидов остался жив и с пробитой головой был доставлен в реанимацию.

Так вот, у нас есть все основания полагать, что это отнюдь не случайное совпадение. Имея самое непосредственное отношение к расхищению средств подмосковных бюджетников, и Уникомбанк, и Демидов долгое время крутили свои аферы по схемам одного и того же человека — легендарного персонажа «Новой газеты» (бывшего первого заместителя председателя совета директоров Уникома, а ныне депутата Государственной Думы от ЛДПР) Ашота Геворковича Егиазаряна.
       
       Начало лета 1996 года. Правительство Московской области выходит на местных народных избранников с предложением купить контрольный пакет акций Уникомбанка, дабы сделать его таким образом своим — «губернским». Перспектива заполучить в собственность один из самых мощных и надежных финансовых институтов страны выглядела весьма заманчивой. Депутаты дружно проголосовали «за». Бюджетные деньги полились в банк словно из рога изобилия.

Тут-то на горизонте и появился Ашот Егиазарян. Именно его, как выяснилось позже, областная администрация выбрала в качестве стратегического партнера для управления своими финансами. Не будем долго останавливаться на том, как обаятельный Ашот, ставший первым зампредом совета директоров Уникомбанка, обескровил вверенное ему «хозяйство». Этой истории было посвящено не одно журналистское расследование «Новой газеты». Выделим лишь самую громкую аферу банкира.

24 июня 1996 года правительство Московской области передало «родному» Уникомбанку облигации внутреннего валютного займа на общую сумму 656 миллионов долларов. Уником, в свою очередь, обязался вернуть ценные бумаги ровно через год вместе с полутора процентами номинальной стоимости.

С июля по октябрь 1996 года облигации были распылены по близким к Егиазаряну структурам (в основном через любимое детище Ашота Геворковича — Московский национальный банк), где и потерялись. Короче говоря, облигации были самым банальным образом проданы.

Занимавшиеся впоследствии расследованием этих сделок правоохранительные органы даже сумели отыскать часть полученных от аферы денег. Например, около 63 миллионов долларов обнаружились на экзотическом острове Барбадос, в банке «Louis d'Or Investment».

Как нам удалось выяснить, в то время особо доверенными людьми Егиазаряна, полностью владевшими информацией о движении капиталов со счетов Уникома и Моснаца за границу, были Александр Фомин и Максим Демидов. Последний, кстати, ведал и так называемым «вопросом оффшоров», то есть занимал ключевую позицию и был прекрасно осведомлен о том, где, когда и сколько денег крутилось и где они, в конце концов, осели.

Но в России, как известно, чрезмерная информированность зачастую сопряжена с риском для здоровья. Когда Московский национальный банк канул в Лету и в воздухе запахло скандальными разоблачениями, господин Фомин (не мудрствуя лукаво) прямиком отправился — нет, не на Канары — в психиатрическую клинику имени Кащенко с диагнозом «шизофрения», где благополучно поправлял здоровье в течение 1997 года. По слухам, данный диагноз обошелся покровителям Фомина в 50 тысяч долларов. Видимо, не удовлетворившись квалификацией специалистов из Кащенко, Фомин в 1998 году переехал для продолжения «лечения» в Израиль. Больше на родине его никто не видел.

Примерно в то же время из страны исчез и другой свидетель афер Егиазаряна Максим Демидов. Правда, в отличие от Фомина уехал самостоятельно, не дожидаясь, пока бывшие друзья сделают из него «шизофреника». Поселившись в одной из европейских стран, Демидов не раз высказывал родственникам опасения за свою жизнь.

Отыскавшим Демидова следователям долго уговаривать бизнесмена-теневика не пришлось. В конце 1999 года он выразил готовность дать свидетельские показания о финансовых махинациях Моснацбанка и его «отца-основателя».

Трудно сказать, откуда Егиазарян узнал об откровениях своего бывшего компаньона (вернее, кто ему оперативно об этом доложил), да только дальнейшее развитие событий выглядело следующим образом.

Нам доподлинно известно, что 9 марта между Егиазаряном и Демидовым состоялся телефонный разговор на повышенных тонах, в котором Ашот Геворкович порекомендовал последнему не высовываться, и если тот не прислушается к его «рекомендациям», то пусть, мол, пеняет на себя.

12 марта, как мы уже писали выше, на Демидова было совершено нападение. Прямо на железнодорожной платформе небольшого итальянского города Максим получил несколько ударов тяжелым предметом по голове, после чего в бессознательном состоянии был доставлен в отделение нейрохирургии и нейротравматологии больницы Святой короны (область Лигурия). Диагноз: «Перелом черепа».

В настоящее время Демидов выписан, однако по-прежнему находится в очень тяжелом состоянии. Врачи опасаются, что его здоровью нанесен непоправимый ущерб, который повлечет за собой частичную потерю слуха и памяти, расстройство психических и двигательных функций организма.

Что это означает? По крайней мере, никаких показаний от Демидова отечественным правоохранительным органам уже не светит. И дело здесь вовсе не в желании или нежелании бизнесмена. Просто его показания ни в ходе следствия, ни в суде юридической силы теперь не имеют. Любой юрист аргументированно докажет вам, что человек с таким диагнозом не может в полной мере контролировать свою память и сознание.

Вот и все! Пока ГУБЭП и ГУВД Московской области штурмуют подмосковные филиалы Гута-банка, из уголовного дело по Уникому «выводятся» последние свидетели.

Сам Егиазарян, похоже, ничуть не сомневается в своей безнаказанности и пребывает в боевом расположении духа.

К тому же неделю назад Министерство обороны сделало Ашоту Геворковичу довольно символичный подарок. Зампред думского Комитета по бюджету получил очередное воинское звание — старший лейтенант запаса.

Звание, конечно, не Бог весть что. Но зато какой запас!!! По крайней мере, до сегодняшнего дня его вполне хватало, чтобы поставить по стойке «смирно» многих генералов.

       P.S.

Бесспорно, много интересного о деятельности Ашота Егиазаряна мог бы рассказать его брат Сурен. Но следователи постоянно жалуются на отсутствие информации о его местонахождении. Сообщаем: Сурен Егиазарян сейчас спокойно проживает в Лос-Анджелесе.

Тел.: +13103441147.