Старший прокурор-криминалист Владимир Соловьев: “Екатеринбургские останки — не случайная находка”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Старший прокурор-криминалист Владимир Соловьев: “Екатеринбургские останки — не случайная находка”

"Об останках, найденных под Екатеринбургом, шумит уже весь мир. Окончательный ответ на вопрос, действительно ли это прах цесаревича Алексея и великой княжны Марии, должны дать эксперты. Генпрокуратура возобновила следствие по делу об обнаружении останков семьи последнего русского императора. Надежде ДАНИЛЕВИЧ удалось взять эксклюзивное интервью у старшего прокурора-криминалиста управления криминалистики Генеральной прокуратуры Владимира СОЛОВЬЕВА. Именно он с 1993 по 1998 год вел “дело Романовых”. В августе Владимир Николаевич разбирался с новой находкой на месте — в Екатеринбурге... — Заместитель генпрокурора Александр Бастрыкин 21 августа отменил постановление о прекращении уголовного дела по обнаружению останков семьи последнего русского императора Николая II, его детей и слуг. Юристы говорят, что дело возобновляется, если был брак в работе следователя... Чем вы объясните причины решения Генпрокуратуры? — Вынужден согласиться, брак в работе был. Он состоял в том, что в момент прекращения уголовного дела 17 июля 1998 года я ничего определенного не мог сказать о посмертной судьбе тел наследника престола — цесаревича Алексея Николаевича и его сестры, великой княжны Марии Николаевны... — Но надо признать, что тому были объективные причины. — Да, прошу прощения за отступление, но невозможно обойтись без пояснения событий 1918 года. В ночь с 16 на 17 июля Николай II, его семья и люди из ближайшего окружения — доктор Боткин, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и лакей Трупп — были расстреляны в доме Ипатьева в центре Екатеринбурга. Перед расстрелом командиру верх-исетской дружины Петру Ермакову поручили найти место, где можно надежно спрятать трупы. Ермаков, местный житель, решил утопить трупы в бывших железорудных шахтах. Ермаков предложил трупы бросить в так называемую “открытую шахту”, залитую водой, неподалеку от пруда — Ганиной Ямы. Шахта располагалась примерно в двух километрах от деревни Коптяки. Коптяки — название старое, от слова “коптить”. В деревне выжигали древесный уголь для железоделательного завода. От деревни к Верх-Исетскому заводу шла Старая Коптяковская дорога... — Та самая, на которой нашли останки... — Представьте эту жуткую сюрреалистическую картину — по предрассветному лесу едут пролетки, в которых сидят мертвые царевны… Сначала трупы расстрелянных люди Ермакова (позже к ним присоединился организатор расстрела Юровский) повезли на Старую Коптяковскую дорогу на грузовике в ночь с 17 на 18 июля. По дороге грузовик встретила красноармейская дружина Ермакова — дружинники страшно возмущались, что привезли трупы, а не живых людей. Им самим хотелось расстрелять царя, царицу и их детей. Трупы “пересадили” в пролетки — телег почему-то не нашлось — и повезли к Ганиной Яме. “Трупы оставалось только зарыть” — Но ведь в “открытой шахте” схоронить трупы не смогли? — Возле шахты Юровский приказал раздеть тела, а одежду сжечь. Когда сняли одежду, оказалось, что под ней спрятано несколько килограммов драгоценностей. Драгоценности Юровский забрал, а трупы без одежды бросили в “открытую шахту”. Последствия оказались непредвиденными. Тела не утонули. “Как живые лежали”, — говорили свидетели происшедшего. Оказалось, что, несмотря на летнее время, вода в глубине шахты была покрыта льдом. Внутрь бросили несколько гранат. Лед разбили, но трупы не утонули — оказалось, мелко. — Как Юровский и его подельники выбрали новое место захоронения? — Юровский, на чем свет стоит кляня Ермакова и его пьяную команду, помчался в Екатеринбург, где доложил высшему партийному руководству о случившемся. Начались лихорадочные приготовления к перезахоронению и уничтожению трупов. Юровский поехал к глубоким 70-метровым шахтам на Московском тракте. Шахты подходили — они были залиты водой. Часть трупов решили сжечь, и даже нашелся “специалист по сжиганию”, однако специалист этот на всем скаку свалился с лошади и никуда не годился для работы. Точно так же упал с лошади Юровский. Суета продолжалась и в ночь с 18 на 19 июля. Трупы достали из “открытой шахты” и повезли в шахты на Московском тракте. Вся операция должна была закончиться в ночное время, поскольку путь грузовика лежал через населенные пункты. Возле переезда на 184-м километре Горнозаводской железной дороги в болотистом логу грузовик намертво застрял. Пока его доставали, начало светать. Юровский с трупами оказался в ловушке. Вперед нельзя — увидят люди. Назад нельзя — сняты караулы. Оставалось только одно — зарыть трупы в логу. “Сожгли не Демидову, а Марию” — Почему получилось так, что тела Алексея и Марии оказались отдельно от остальных? — Для уничтожения трупов у Юровского было около 170 литров кислоты и бочка бензина. Решение было такое — сжечь столько трупов, сколько получится, а остальные закопать. Оттащили в сторону труп царевича Алексея и одной из женщин и стали копать яму прямо посредине дороги в болоте. По воспоминаниям Юровского, пока копали яму, сожгли два трупа. Юровский говорил, что хотели сжечь императрицу, а по ошибке, мол, сожгли “фрейлину” — фрейлиной расстрельщики считали домашнюю работницу Анну Демидову. Оказалось, и здесь ошибся Юровский, — сожгли не Демидову, а великую княжну Марию. Ошибка понятна. Все трупы были без одежды, лица изуродованы, а женщин высокого роста было трое: императрица, Мария и Демидова. — Участники нынешних поисков в Екатеринбурге рассказывают, что останки, которые, предположительно, принадлежат Алексею и Марии, лежали под толстым слоем угля... — Все, что осталось после сожжения, высыпали в неглубокую яму. Яму засыпали и сверху развели костер, чтобы полностью скрыть захоронение. После этого покончили и с остальными трупами. Девять тел бросили в яму посредине Коптяковской дороги и залили оставшейся кислотой. Лица еще раньше разбили то ли лопатами, то ли прикладами винтовок. Конечно, участники захоронения и предположить не могли, что трупы можно опознать, не было в 1918 году таких методов. Кислота на их глазах уничтожала лица… Яму зарыли, сверху набросали гнилых шпал, которые нашли возле железнодорожного переезда, сверху еще набросали брусьев. Внешне картина выглядела обыденно: застрял грузовик, набросали бревен, выбрался из грязи и уехал... Обо всем в своих совершенно секретных воспоминаниях, которые вышли на белый свет только в начале перестройки, написал Юровский. Что нашел колчаковский следователь — У вас был “предшественник” — знаменитый колчаковский следователь Николай Соколов. Почему ему “по горячим следам” не удалось найти останки? — Соколов осмотрел Старую Коптяковскую дорогу и окрестности Ганиной Ямы в 1918 году. Он отметил “мостик из шпал” возле переезда 184-й километр, но не раскопал его. Есть даже хорошая фотография этого мостика, сделанная для уголовного дела Соколова английским журналистом газеты “Таймс” Робертом Вильтоном. Основные усилия следователя сосредоточились на раскопках в районе Ганиной Ямы. Действительно, там нашли полусгоревшие части одежды и обуви, драгоценности царской семьи, вставную челюсть доктора Боткина, отрезанный палец, а также в “открытой шахте” некую “просаленную” почву. Особое внимание Соколова привлекли обгоревшие кости. Определить, чьи они, животных или человека, Соколов не смог. Он обратился к специалисту-зоологу. Тот сделал вывод, что “кости принадлежат крупным млекопитающим”, возможно, человеку. В горниле Гражданской войны Соколов так и не смог провести полноценное исследование. — И все же он был близок к истине... — Картина, которую восстановил Соколов, представляла следующее: сначала люди, перевозившие трупы, поехали по Коптяковской дороге, потом свернули в тупик возле Четырехбратского рудника и подъехали к Ганиной Яме. Там был тупик, дальше дороги не было, и следы дальше не шли. Свидетелей того, что происходило у Ганиной Ямы, Соколов не нашел. Почти трое суток там что-то происходило в условиях жесточайшей тайны — весь лес был окружен красногвардейскими разъездами. В ночь с 18 на 19 июля охрану сняли, свидетели видели, как военные проследовали через переезд, как видели и то, что один грузовик застрял в “мочажине”. Утром грузовик побитый, с поломанным колесом и окровавленным кузовом прибыл в Екатеринбург. Естественно, Соколов пришел к выводу, что трупы расчленили, сожгли возле Ганиной Ямы, а доказательство этому — полусожженные разрубленные кости. Соколов всегда сетовал, что он не мог провести полноценного осмотра, поскольку подходили красные войска — и летом 1919 года поиски завершились. Дальше долгий путь Соколова лежал сначала на восток через Читу, Харбин, Японию, потом было кругосветное путешествие во Францию и продолжение работы, которая для Соколова так и не завершилась. “Нашли 60 останков” — Давайте вернемся к событиям недавнего прошлого. В 1979 году место, где покоились Николай II и еще восемь человек, обнаружили Александр Авдонин и Гелий Рябов. В 91-м Авдонин раскрыл захоронение... — Это два замечательных человека, мой им поклон до земли. После долгих и необыкновенно сложных экспертиз как в России, так и в Англии и США были идентифицированы люди, похороненные под Старой Коптяковской дорогой. — Александр Авдонин проводил раскопки и у Ганиной Ямы? В СМИ говорилось о том, что в храме-памятнике в Брюсселе находятся фрагменты костей, обнаруженных еще Соколовым. Вы их исследовали? — Я специально выезжал в Брюссель, проводилась огромная работа по поиску этих костей, но все безрезультатно. По-видимому, они исчезли во время Второй мировой войны. Но, как ни странно, история с ними на этом не закончилась. Александр Авдонин в 1998—1999 годах провел широкомасштабные раскопки в районе Ганиной Ямы и вместе с судебно-медицинским экспертом Сергеем Никитиным нашел грунт из “открытой шахты”, который не успел промыть Соколов. Нашли там массу интересных вещей, в том числе около 60 осколков костей крупных млекопитающих. Кости исследовали — они принадлежали... быкам и коровам и были основательно выварены в супе. “В генетическом паспорте императора была “опечатка” — Владимир Николаевич, есть мнение, что экспертизы по останкам, найденным в 1991 году, мягко говоря, “неполноценные”. Наука продвинулась вперед, и независимые друг от друга ученые из Японии и США утверждают, что ими проведены исследования биологического материала от брата Николая II — Георгия Александровича и родной сестры императрицы — Елизаветы Федоровны. Выделенные генетические признаки существенно разнятся с таковыми у останков. Еще высказывались упреки в том, что в результате организованных вами генетических экспертиз “не было достигнуто ста процентов достоверности”. Как вы можете это прокомментировать? — Начну с конца. Стопроцентный результат может быть достигнут только тогда, когда исследуется биологический материал одного и того же человека. Например, во время драки преступник поранился и на одежде потерпевшего его кровь. Преступника задерживают и сравнивают кровь, найденную на месте происшествия, с кровью преступника. Здесь мы можем говорить о стопроцентной идентификации. С семьей Николая II дело обстояло по-другому. Здесь речь шла не о конкретной идентификации, а об установлении родства. Что выяснили эксперты? Человек, представленный скелетом №4, состоял в родстве с датским королевским домом по материнской линии. Женщина, представленная скелетом №7, была родственницей знаменитой английской королевы Виктории. Три девушки, обнаруженные в захоронении, — дочери мужчины, представленного скелетом №4, и женщины, представленной скелетом №7. Если перевести с языка цифр, то №4 — это Николай II, №7 — императрица Александра Федоровна, а девушки — их дочери. Что касается императрицы и дочерей, о результатах никто не спорил, их сразу признали. — А Николай II? — С императором несколько сложнее. В формуле его генетического паспорта, в той части, которая использовалась для идентификации, имеется своеобразная “опечатка”. Представьте, сравниваются два слова, каждое из 960 букв. Все буквы и их последовательность в словах совпадают, но на одном месте у Николая II как бы пробиты две буквы. Генетики сказали — теоретически все объяснимо, могла быть мутация. Все хорошо, но данный участок ДНК потому и применялся для сравнения, что мутаций в нем раньше никогда, за тысячи и тысячи исследований, ученые не наблюдали. Сразу раздались скептические голоса — исследовали плохо или “загрязнения” при исследовании… Пришлось направить для исследования биологический материал родного брата Николая II — Георгия Александровича. Результат исследования такой: все, условно говоря, 960 букв совпадают и в той же позиции, что и у Николая II, генетическая мутация. Исследовали еще и кровь родного племянника Николая II — Тихона Куликовского-Романова. Положительный результат. Кажется, можно ставить точку, но не тут-то было. “Вранье это все!” — Имеете в виду западных исследователей? — Неизвестно откуда появляются специалисты с очень сомнительными образцами для сравнительного исследования. Знаете, есть латинская поговорка: пустые горшки громко гремят. Говорить о них не хочется. Понимаете, появляется какой-то ученый товарищ Пупкин. Он может быть любого происхождения — американского, австралийского, канадского, хоть дикарь-людоед с островов Фиджи. Дикарь этот говорит: “Я сомневаюсь!”. Если его слова подхватила пресса, он тут же становится известным как “известный ученый” во всем мире. Реклама ему обеспечена. Что там дальше — хоть трава не расти. Я понимаю, когда ученые работают при возбужденном уголовном деле в рамках судебной экспертизы. Тогда, будь любезен, подпиши протокол об ответственности за заведомо ложное заключение, а сделаешь заведомо ложное заключение — как говорится в популярном фильме, “получишь десять лет и выйдешь из тюрьмы честным человеком”. А когда любые домыслы и откровенную ложь выдают за “научное мнение” и ничем не рискуют, лучше я это оставлю без комментариев. — Но ведь технологии шагнули вперед. Что вы можете сказать, например, об исследованиях японского генетика Татцуо Нагаи, который доказывает, что генотип скелета №4 не совпадает с подобным у великого князя Георгия Александровича и с генотипом пота, обнаруженным на охотничьей куртке Николая II, а также — что самое главное — с генотипом крови императора на бинтах, которыми в юности его перевязывали после ранения в японском городе Оцу? — Я не сомневаюсь, что Татцуо Нагаи хороший специалист, как не сомневаюсь и в том, что техника, на которой он работал, хорошая. Плохо другое. Когда происходят такого рода исследования, очень важно найти подходящие образцы. В случае нашего исследования останков великого князя Георгия Александровича с большим трудом был найден фрагмент массивной большой бедренной кости, где сохранилась компактная масса. Были соблюдены все предосторожности, чтобы не внести загрязнений в биоматериал, строго соблюдались условия хранения при низкой температуре. А Нагаи биоматериал для исследования, насколько мне известно, передал судебный медик из Санкт-Петербурга Вячеслав Попов, который участвовал в эксгумации трупа Георгия Александровича. Сейчас он говорит, что якобы где-то в морге валялись части трупа великого князя, и он, добрый человек, их подобрал и передал Нагаи. Вранье это все! Нигде ничего в морге не валялось, все действия проводились под видеокамеру с составлением соответствующих документов. Если у Попова действительно оказались частицы праха великого князя, то это результат банальной кражи. Как ответственное лицо заявляю: никогда и никаких биопрепаратов Георгия Александровича я не передавал. — А подкладка куртки Николая II? — В ходе следствия она не изымалась. Насколько мне известно, никаких документов о выемке подкладки куртки у Попова нет. Я не знаю, что передавал Попов Татцуо Нагаи, каким образом биопрепараты контрабандой были доставлены в Японию. Не знаю, остались ли наши государственные ценности в Японии. Все эти вопросы еще предстоит задать Попову. Что касается исследования биопрепаратов, то, поскольку они были доставлены в Японию с использованием “грязных методов”, то не исключены загрязнения ДНК. Только тогда, когда будут представлены доказательства того, что объекты исследования принадлежали царю и его брату, можно о чем-то говорить. Что касается платка из города Оцу со следами крови, по моим данным, Нагаи его не исследовал. В Генеральную прокуратуру России и в правительство результаты его работы не поступали. “Представителей Церкви можно понять” — Позвольте задать вам достаточно сложный вопрос. Каковы ваши взаимоотношения с Русской православной церковью? Ведь она не признала факта того, что под Старой Коптяковской дорогой были обнаружены останки Николая II. — Я православный человек и очень серьезно воспринимаю каждое слово, сказанное пастырями. Насколько мне известно, Церковь осторожно относится к утверждению об обнаружении останков в 1991 году. Представителей Церкви можно понять. Всегда даже очень образованные люди, встречаясь со мной, заговорщически спрашивают: “Скажи честно — это царь или не царь?” Когда десятки ученых с большими именами атакуют представителей Церкви с самыми разными мнениями, на мой взгляд, самое разумное — и это сделано — объявить “тайм-аут”. Член Священного синода митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий еще в 1998 году очень мудро сказал, что многие воззрения ученых конца XIX века, которые преподносились как абсолютная истина, сегодня кажутся нам смешными — не ручаюсь за точность цитаты, но думаю, правильно передаю слова владыки. Мы не можем знать, как будут выглядеть суждения современных ученых через сто лет. Церковь не имеет права ошибаться, и поэтому лучше подождать, чем уйти от истины. Церковь информирована о находке, мы открыты для общения и участия православных ученых в исследованиях. “Подтасовывать ничего не будем” — Если говорить о последней находке — можно ли уже сейчас утверждать, что найдено “недостающее звено”? — Сегодня мы ничего сказать не можем. Урал — сложный район. Убийства там случались и случаются. Скажу только, что это не случайная находка. С 1991 года, как только появлялись финансы и добровольцы, Александр Николаевич Авдонин отправлялся в очередную экспедицию на Старую Коптяковскую дорогу или в Ганину Яму. До 1996-го широкомасштабные раскопки проводили специалисты Института истории и археологии Урала. Предпоследние раскопки, очень масштабные, были проведены в 2004 году. В них участвовал и мой коллега, главный специалист управления криминалистики Владимир Константинов. В 2006 и 2007 годах огромную работу по определению места будущих раскопок провели замечательные уральские краеведы Виталий Васильевич Шитов и Николай Борисович Неуймин. Загорелся идеей и сделал невозможное Андрей Евгеньевич Григорьев. Нашел захоронение поисковик “от Бога” Леонид Вохмяков, интеллектуал, человек с очень хорошим и своеобразным юмором. Экспедиция была организована по заявке Александра Николаевича Авдонина, и он в день обнаружения останков, конечно же, находился в логу. — Как будет организовано нынешнее следствие и почему оно идет именно в рамках “царского дела”? Ведь, если подходить к вопросу критически, обнаружены останки неких неустановленных людей... — Мы проверили данные по учетам без вести пропавших и погибших за последние 20 лет. Данных об одновременном исчезновении ребенка такого возраста и девушки по Свердловской области нет. В Федеральной службе безопасности нам сказали, что расстрелы и захоронения политических и других заключенных с 20-х по 50-е годы прошлого века в этом районе не производились. Поэтому мы прежде всего проверим версию о принадлежности останков двух человек членам царской семьи. Для этого подключим лучших специалистов. Все работы будут проводиться на базе Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Возглавит работу по идентификации начальник бюро Николай Иванович Неволин, имеющий огромный опыт работы по предыдущей идентификации останков царской семьи. Ведутся переговоры с генетиком, специалистом мировой величины — имени его я пока не назову. Если версия не подтвердится, продолжим расследование, выдвинув уже другие версии. — А если это не Мария и Алексей, что вы будете делать? Где искать “недостающее звено”? — Шестнадцать лет Александр Николаевич Авдонин и его друзья занимались поисками останков Алексея и Марии. Я по мере сил принимал в этом участие. Подтасовывать мы ничего не будем. Если это не Алексей и Мария, будем искать их еще шестнадцать и еще шестнадцать лет, а после нас будут искать другие."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации