Старые бренды и новые вывески. Болдырев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


""Итак, прежние разногласия – в прошлом. Что ж, придётся и нам оставить в прошлом или отложить как не имеющие отношения к делу их слова про демократию, законность, независимый контроль за властью и свободу слова. Почему? Судите сами.
Объединяются те, кто был с Ельциным в период переворота 1993 года, с теми, кто вроде был против подобных методов; те, кто проводил скандальные приватизационные сделки, включая «кредитно-залоговые аукционы», с теми, кто это критиковал; наконец, те, кто отстаивал право на жизнь, скажем мягко, «дружественной» им медиаимперии Гусинского, с теми, чьими руками и в чьих интересах эта «свобода слова» уничтожалась.
Уж не марсиане ли напали на Землю? Нет, не марсиане. Просто не столь уж по разные стороны баррикад были и есть ныне объединяющиеся.

Оппозиционное вроде бы «Яблоко» тем не менее в нынешней власти неплохо представлено. И на важных постах, назначение на которые зависит от президента и его думского большинства: уполномоченного по правам человека и руководителя антимонопольной службы. Что же касается их партнёров из СПС, так весь экономический блок правительства, а также руководство Центробанком и ключевыми госмонополиями под контролем этой команды. И что-то прозрачности власти, её подконтрольности обществу от этого больше не становится.
Много общего и в предыстории, просто в несколько разных сферах приложения сил. Одни не допускали независимого контроля за своими вотчинами – управлением госсобственностью и её раздачей по своим, а также за махинациями с бюджетом, о чём публике более или менее известно. Другие столь же последовательно боролись за бесконтрольность власти (которой они вроде как были в оппозиции) в банковско-финансовом секторе, а также в распоряжении нашими природными ресурсами. И хотя об этом публике известно несколько меньше, но кусок пирога, уверяю, не менее увесистый.

Объединяющиеся называют себя силами не только «демократическими», но ещё и «праволиберальными». «Правые» – это понятно, отстаивающие интересы богатых. А вот «либеральные» – это за свободу?
Своих будущих освободителей стоит знать и правильно понимать. Попробуем их понять и мы – на примере.

Десять лет назад ЮКОС представлял ценность, не меньшую нынешней, с поправкой лишь на рост цен на нефть. И когда его мошеннически отбирали у нас с вами, «либералы», которые теперь так самоотверженно бьются за «законность», не приложили для защиты прав истинно законного собственника и тысячной доли своих нынешних усилий. Напротив, попытки привлечь внимание общества к лишению его законной собственности нынешние борцы называли в своих СМИ не иначе, как «пустые хлопоты прокоммунистических сил»... Похоже, «свобода» у них – это такое право предавать наши интересы, которое защищать приходится не от кого иного, как от нас с вами.

И теперь ключевая объединительная идея – сохранение бывшей госсобственности у нынешних владельцев, независимо от того, законно или преступно она отторгнута у общества.
Что ж, если это, как они утверждают, не ради спокойного сна олигархов, а для экономического развития страны, то почему бы и таким взглядам не иметь права на существование?

Но любопытно, что на вопрос, почему бы не прекратить «копаться в прошлом» и не «подвести черту» теперь, когда у шустрых ребят из «Менатепа», ранее приближённых к ельцинско-чубайсовской команде, другие ребята, похоже, не менее шустрые и не менее приближённые к команде полуновой (тоже получубайсовской), отобрали «Юганскнефтегаз», следует ответ, исполненнный решимости до последнего бороться за возвращение «Юганскнефтегаза» законному собственнику, под которым они понимают, разумеется, не нас с вами, а упомянутых ребят из «Менатепа»...

А ведь можно черту подвести не сегодня, а завтра, когда у кого-нибудь ещё отберут что-то другое – тоже бывшее государственное, ранее столь же незаконно захваченное. Чем новый, завтрашний статус-кво будет хуже вчерашнего? Нынешняя власть и проблему закрепления крупной собственности сама решит, только делать она это станет, похоже, применительно к несколько иному списку крупных собственников. Но для развития – какая разница? Сами же говорили: собственность всё равно найдёт эффективного собственника...
Конечно, на вопрос, чем будущий статус-кво хуже вчерашнего, внятного ответа нет и быть не может. Как и на вопрос, чем новая властная команда хуже старой – в том смысле, что если одним можно было отторгать чужую собственность и перераспределять её среди своих, то почему другим нельзя?

Хотя в чём разница, известно. На коне – в Куршевеле и на управлении «народным волеизъявлением» – либо одни, либо другие, хотя и с пересечением фигур и лиц. И обслуга (включая политическую) будет вознаграждена тоже либо та, либо иная, хотя опять же с пересечением…
Таким образом, цель ясна и планы определены. Осталась сущая мелочь: мешают «старые бренды», которые «теперь не работают». Но это не беда: просто «бренды надо сменить». С этим, как нас порадовали, оказывается, уже все согласны.
И этот столь постыдный трюк никоим образом не затушёвывается, а напротив – обсуждается в своей прессе открыто и цинично: перестала лавка работать – надо вывеску сменить...
Понятно: на что не пойдёшь в борьбе за либеральные идеи и рыночную экономику?

Только основа основ рыночной экономики – «кредитные истории». И переписывать их набело никому не позволяется. То есть, конечно, всё бывает, но только тогда это уже не современная рыночная экономика, а заурядное мошенничество, которое именно в рыночной экономике карается. На этом – на жесточайшем пресечении мошенничества – истинно рыночная, конкурентная экономика и держится. Равно как и настоящая политическая демократия."

"