Статья Wall Street Journal

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Wall Street Journal, origindate::24.10.2000, Перевод Inopressa.Ru

"Итера" присосалась к "Газпрому"

Джин Уэйлен

В трех кварталах от главного здания крупнейшей российской компании ОАО «Газпром» стоит очень похожее на него сооружение, в котором располагаются офисы прославленного советского велосипедиста Игоря Макарова, стремительно создающего компанию, которую некоторые уже называют «Газпром-2». Это предприятие продает газа больше, чем Алжир, объемы ресурсов месторождений, которыми оно располагает, больше, чем у Texaco.

Слова о том, что неэффективной российской газовой индустрии необходима более жесткая конкуренция, уже давно стали мантрой Мирового банка и либеральных экономистов. Но они имели в виду не «Итеру», которая, похоже, является не конкурентом «Газпрома», а присосавшейся к гиганту пиявкой.

За последние два года «Газпром» незаметно передал различным компаниям, частичным собственником которых является «Итера», газовые месторождения общим объемом примерно в 2 триллиона кубометров. Такого количества природного газа достаточно для того, чтобы обеспечивать все потребности Европы в течение почти 5 лет. Кроме того «Газпром» передал «Итере» многих своих клиентов и дал ей разрешение пользоваться своими транспортными магистралями. «Итера» не публикует никаких финансовых отчетов, но по оценкам в этом году компания заработает $500 млн за счет продажи газа на сумму от $7 млрд до $8 млрд.

Макаров украсил свой кабинет фотографией главы «Газпрома» Рэма Вяхирева в рамке, но не признает, что российский газовый гигант предоставляет ему какие-либо особые льготы. По его словам «Газпром» и «Итера» просто «помогают друг другу».

Пока неясно, кто пользуется плодами подобного сотрудничества. «Итера», как частная компания, не сообщает имен своих акционеров. Мало что можно выяснить из регистрационных документов компании в России, на Кипре и в США. Аналитики газового рынка и некоторые мелкие акционеры «Газпрома» утверждают, что среди тех, кто получает выгоду за счет этой схемы, есть представители высшего руководства «Газпрома». «Газпром» отказался давать интервью и не ответил на письменные запросы.

Нет никаких свидетельств того, что в симбиотических отношениях «Газпрома» и «Итеры» есть что-либо противозаконное, но они заставили наблюдателей обратить более пристальное внимание на скрытые операции крупнейшей газовой компании мира. Кроме того, мелкие акционеры стали активнее жаловаться на то, что менеджеры «Газпрома» в своей работе руководствуются собственными интересами, а не интересами компании. Действительно, если дела у «Итеры» идут великолепно, то «Газпром» испытывает серьезные финансовые затруднения: инвестиции в производство сократились до минимума, начали снижаться объемы добычи.

«Газпром» уже в течение многих лет постоянно обвиняют в нарушении норм ведения бизнеса, но поскольку эта компания является крупнейшим российским налогоплательщиком и сохраняет близкие связи с государством – которому принадлежат 38% акций гиганта – пока ей удается противостоять давлению тех, кто хочет добиться ее реформирования. Однако в последние месяцы критика усилилась, причем большая часть недовольства высказывается по поводу отношений «Газпрома» и «Итеры», и это пробило брешь в оборонительных линиях газовой монополии.

Российская Счетная палата, парламентское учреждение, контролирующее деятельность предприятий, начало масштабную проверку в газовой промышленности. Европейский банк реконструкции и развития требует дать более подробные разъяснения по поводу отношений «Газпрома» и «Итеры» и ставит это в качестве условия предоставления «Газпрому» кредита в $250 млн. Кремль тоже выразил свой интерес к создавшейся ситуации. Летом этого года давнишний защитник интересов «Газпрома», бывший премьер-министр Виктор Черномырдин, неожиданно ушел с поста председателя совета директоров компании. Его место занял один из ближайших помощников президента Владимира Путина.

Инвесторы, которым принадлежит примерно 20% акций «Газпрома», выражают недовольство тем, что «Итере» дали возможность по дешевке завладеть ценнейшими активами «Газпрома». Возьмем, к примеру, «Роспан», совместное предприятие, владеющее лицензиями на разработку двух месторождений с общими объемами резервов в 230 млрд кубометров природного газа и 80 млн приведенных тонн газового конденсата. В 1998 г. «Газпром» пришел к выводу, что у него нет средств, чтобы осуществлять инвестиции в производственные мощности «Роспана», и продал свой 51% двум подставным компаниям, учрежденным «Итерой» и ей принадлежащим: ЗАО «СТИ-Сигма» и ООО «Ланка-Промкомплект».

Несмотря на огромные газовые резервы «Роспана», Вяхирев дал распоряжение продать акции компании по номиналу, т.е. за 4258 рублей, что в то время составляло $284 ($152,25 по нынешнему курсу). Мелкие акционеры «Газпрома» оценили потерянный газ и газовый конденсат в $345 млн. (Вяхирев не принял предложение главы департамента ценных бумаг «Газпрома» продать этот пакет за $104 млн, высказанное в докладной записке от 9 июля 1998 г., написав сверху: «Я прошу вас провести расчеты по номинальной цене и перевести долги этой компании»).

Вяхирев не ответил на письмо с просьбой прокомментировать ситуацию. В момент продажи суд объявил «Росплан» банкротом, хотя аналитики уверены в том, что это искусственное банкротство, цель которого – продать акции «Итере» по заниженной цене.

Пресс-секретарь «Итеры» подтвердил, что «Итера» купила эти акции у «Газпрома» по номиналу, но подчеркнул, что согласно договору о продаже «Итера» обязывалась оплатить долги «Росплана» и инвестировать в производство. «Итера» утверждает, что в прошлом году объемы инвестиций составили примерно $89 млн, в основном средства пошли на уплату долгов.

Кроме того «Итера» держит 44% акций «Рургаза», совместного предприятия, которому принадлежат месторождения объемом в 400 млрд кубометров газа; 40% акций «Сибнефтегаза» с 335 млрд кубометров газовых резервов; 9% «Севернефтегазпрома» с 700 млрд кубометров газовых резервов; и 49% «Ачимнефтегаза» - объемы газовых резервов этого проекта неизвестны. В сумме «Итера» располагает примерно 700 млрд кубометров резервов, т.е. 4,4 млрд баррелей в нефтяном эквиваленте.

По крайней мере три из этих совместных предприятий получили свой главный актив – лицензии на разработку газовых месторождений – от «Газпрома». Однако акции по меньшей мере двух из них были размыты с примерно 50% до 21% или даже больше, чтобы освободить место для «Итеры» и других акционеров. Макаров признает, что «Итера» заплатила мало за акции этих предприятий, однако по его словам взамен его компания обеспечила инвестиции в производственные мощности. «Мы предложили «Газпрому» увеличить запланированные объемы разработки газовых месторождений – разве это им не выгодно?»

Действительно, «Итера» обязалась в течение 10 лет инвестировать в стареющую российскую газовую промышленность свыше $1,5 млрд. «Итера» предоставляет средства по большей части в форме банковских кредитов, по которым должны будут расплачиваться все акционеры этих совместных предприятий. По словам Макарова в некоторых случаях «Итера» смогла занять деньги на инвестиции исключительно благодаря «Газпрому», выступившему гарантом по $200 млн банковских кредитов, полученных «Итерой» за последние несколько лет.

Изучив в этом году деятельность «Итеры» и «Газпрома», Счетная палата не нашла никаких нарушений, но выяснила, каким образом молодая компания пользуется близостью к своему старшему брату. Исследование в первую очередь было посвящено закупкам газа в Ямало-Ненецком автономном округе, которыми «Итера» занималась в 1998 и 1999 гг. Губернатор этого крупного газодобывающего региона в то время входил в состав совета директоров «Газпрома».

Исследование показало, что вместо того, чтобы платить местные налоги живыми деньгами – а в сумме это составило 1,5 млрд рублей ($145 млн по курсу 1998 г.) в 1998 г. и 1,7 млрд рублей ($68,5 млн по курсу 1999 г.) в 1999 г. – «Газпром» отдал региону 66,7 млрд кубометров газа. Удалось выяснить, что в то время по распоряжению «Газпрома» регион продал как минимум половину своего газа – а возможно и весь газ – дочерним компаниям «Итеры» по оптовой цене в 54 рубля за тысячу кубометров ($5,20 по курсу 1998 г., $2,20 по курсу 1999 г., после резкой девальвации рубля), позволив «Итере» экспортировать сырье в бывшие советские республики по цене в $40 и $80.

«Итера» утверждает, что прибыли от этих операций были весьма скромны, поскольку компании прходилось платить «Газпрому» высокие транспортные пошлины за перегон газа на тысячи километров по территории России. Некоторые эксперты по газовому рынку скептически относятся к подобным утверждениям. Один московский аналитик по энергетике сказал так: «Если «Газпром» продает газ за $2, а «Итера» перепродает его за $80, это значит, что «Газпром» отдает свой газ бесплатно».