Стая Чиновников Делит Квоты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Приморье начался захват независимых рыбодобывающих компаний

1118210982-0.jpg Хоть и говорят, что солнце восходит на востоке, а заходит на западе, у нас в стране все наоборот. То есть, все начинается на западе, в Москве и Питере, а потом уже медленно, как солнечные лучи, расползается по стране. И заканчивается любой процесс во Владивостоке. Причем, с изрядным опозданием. И некоторые дальневосточные события начала июня показали, что разница во времени между Москвой и Владивостоком не девять часов, как это принято считать, а пять-десять лет. Именно поэтому 2 июня здесь в здании Союза обществ и организаций рыбного хозяйства Дальнего Востока (объединение «Дальрыба»), где снимают офисы многие рыбацкие компании Приморья, произошло то, что частенько происходило в западной части страны лет 5-10 назад. Да и в самом Владивостоке тоже.

Нет, пальбы и взрывов, как и лихого пиратского налета со взятием судов на абордаж, на этот раз не наблюдалось. Но только потому, что «Дальрыба» базируется не на воде, а на суше. Все остальное в точности напоминало лихие истории флибустьеров. В здание ворвались вооруженные автоматами люди в камуфляже из отряда охранной фирмы с многозначительным названием «Вальтер-2». Правда, во главе нападавших был не ободранный пират с повязкой на глазу и кривым кинжалом в руке, а человек в дорогом цивильном костюме. Он представился Сергеем Сычевым, представителем финансовых интересов группы компаний «ТУРНИФ», «Интраросс» и «Ролиз». А налет объявил операцией по смене руководства компании «Уссури». С этими словами он проследовал на пятый этаж к кабинету компании. Тут же прибывшие «изменять руководство» люди, заложив автоматы за плечи, изъяли печати, выпотрошили документы из сейфа и вытащили жесткие диски из компьютеров. Сопротивление было бесполезно. Перепугавшиеся бухгалтеры и прочие сотрудники офиса безропотно сдались на милость победителей, которые и не думали оказывать никакй милости.

Захват был произведен быстро, жестко и решительно. Можно даже сказать – профессионально. Никто и слова сказать не посмел. Или не успел. А еще через несколько минут служба охраны «Дальрыбы» получила новый список сотрудников «Уссури», которым разрешалось выдавать ключи. В этом списке оказались все тот же Сычев (в роли коммерческого директора, которого в фирме никогда не было), а также вскоре появившийся на месте акции директор «Улисса» Павел Введенский (его должность в бумажке была обозначена как «исполняющий обязанности президента «Уссури»).

Любопытно, что захватчики, обосновывая «законность своих действий», предъявили охране и растерянным сотрудникам подложные документы, подписанные прежним руководителем «Уссури» Евгением Дубовиком, ушедшим из компании по собственному желанию полгода назад. А тот, то ли по «оплошности», то ли по «забывчивости» выдал Введенскому документы без проставленных дат. Кроме того, «смена руководства» произошла, как было заявлено, по инициативе лишь одного из участников ООО, владеющего только 25 процентами уставного капитала. Остальных учредителей даже не поставили в известность, не только нарушив этим закон, но и поставив под удар саму компанию.

Если бы вооруженный захват мирной рыбацкой компании был просто очередным примером «недружественного поглощения», рассказывать о нем, возможно, не имело бы смысла. Таких историй в современной экономической жизни России было полным полно. Но здесь надо обратить внимание на отрасль, в которой это происходит. Рыбная промышленность не зря ведь считается у нас одной из самых криминогенных — многомиллионные хищения, контрабанда, широкомасштабное браконьерство, коррумпированность чиновников и кровавые разборки самих судовладельцев давно стали «визитными карточками» морского промысла… Наконец, примечательны действующие лица акции. Причем, не только те, кто выступает на авансцене открыто, но и те, кто скрывается за кулисами.

Июньский захват стал финалом истории, начавшейся еще в октябре 2002 года, когда «Уссури» только создавалась. Ее учредители — крупная южно-корейская рыбопромысловая компания «Хансунг Энтерпрайз» (50 процентов уставного капитала), и российские учредители, среди которых физическое лицо житель Владивостока Юрий Суворов. Примечательно, что ему принадлежит 25 процентов. Никто, впрочем, особо не скрывал, что «физическое лицо» — это скорее маска, типичный «зиц-председатель Фунт». Уже при создании «Уссури» корейцам и их российским партнерам весьма внятно объяснили: «Не будет среди учредителей нужного человека – не будет у вас ничего: ни разрешений, ни квот на вылов…» Таким нужным человеком и стал Суворов.

Такое, с позволения сказать, «теплое» отношение к зарубежным инвесторам весьма примечательно. Сегодня Президенту Владимиру Путину в условиях недружелюбного фона и так нелегко проводить политику по привлечению иностранных инвестиций. А тут появляются свежие факты, которые не только не способствуют проведению такой политики, а наоборот настораживают и отпугивают потенциальных инвесторов. Не стоит уже никому объяснять, что иностранные инвестиции сегодня – вопрос успеха российских реформ, вопрос ее выживаемости в современных сложнейших условиях. Более того, и губернатор Приморского края Сергей Дарькин во время своего недавнего (23-25 мая) визита в Корею тоже в основном говорил о необходимости развития российско-корейских отношений в области рыболовства, обещая корейцам заманчивые перспективы, стабильность, надежность инвестиций. Поэтому то, как обходятся с корейцами в данном случае – прямой вызов и политике президента, и устремлениям губернатора.

Но вернемся к нашим «баранам». По прошествии полутора лет, когда «Уссури» уже встала на ноги и надобность в маскировке отпала, Суворов передал свою долю капитала компании «Улисс». При этом в договоре доверительного управления прямо записали: «Выгодоприобретателем (бенефициаром) по настоящему договору является Наздратенко Андрей Евгеньевич, зарегистрированный по адресу: Владивосток…» Этот «таинственный» Наздратенко в свое время вошел в компанию на условиях развития бизнеса. Но в течение двух с половиной лет в производственном процессе никак не участвовал, а все время пытался продать свою долю за два миллиона долларов. Соучредители ему в этом, естественно, отказывали, потому что действия Наздратенко, совершенно очевидно, были направлены на разрушение всего бизнеса. Скорее всего, захват компании произошел именно потому и тогда, когда господин Наздратенко понял, что законным путем продать свою долю не удастся. Но здесь интересен не столько сам продавец, сколько потенциальный покупатель, готовый приобрести акции любыми средствами. Понятно, что это кто-то очень влиятельный. При этом уверенный в себе и в том, что ему все сойдет с рук. В противном случае он не стал бы выбрасывать два миллиона долларов на ветер. Это подтверждает и тот факт, что Суворов, исполняющий обязанности реального президента «Уссури», безропотно отдал на вынос все документы и печати компании. Без акта и описи. Не нужно долго гадать, чтобы сообразить, что он кого-то испугался. Кого-то очень сильного и влиятельного.

Что же касается участников этого процесса, то их, конечно, в первую очередь интересуют квоты на вылов минтая. «Квоты» — вот ключевое слово в этой истории. Конечно же, людей, захвативших «Уссури», интересуют не 2 траулера, которыми владеет компания, потому что в Приморье полно простаивающих судов. Не интересны им и 350 рыбаков, которые уже три года работают в компании. Как и налоги, которые «Уссури» исправно платила в том числе и в местный бюджет. А вот квоты на вылов минтая в Охотском и Беринговом морях – тысячи тонн, совершенно законно приобретенных компанией на аукционе, — это капитал поважней и куда дефицитней!

И все же неясно, каким образом люди, непосредственно осуществившие захват «Уссури», как и те, кто стоит за ними, собираются легализовать явное беззаконие. Неужели их не смущает даже то обстоятельство, что половина уставного капитала компании принадлежит иностранной фирме, а еще четверть – другому российскому участнику? Или они уверены, что настолько всемогущи, что это дает возможность махнуть рукой на закон и обойти любые преграды? Так не получится же. Не получится! По факту захвата местными правоохранительными органами уже заведено уголовное дело. И еще, как стало известно, на ближайшем заседании Комитета по безопасности Государственной Думы этот вопрос тоже будет рассмотрен.

Конец этой истории, по всей видимости, не за горами. Не приходится надеяться даже на разницу во времени с Москвой. Да и столь ли уж она велика эта разница? Похоже, она гораздо заметнее в уровне мышления, которое кое у кого остановилось на уровне середины девяностых.

Александр Уфимцев