Стая соучастников захватывает "Ангарскцемент"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Стая соучастников захватывает "Ангарскцемент"

Эдуард Таран попал в полуофициальный список бизнесменов, деятельность которых нежелательна на территории Сибири

© Газета "Наша Версия", origindate::11.06.2007, Стая соучастников. Как чиновники и силовики прикрывают рейдеров

Аркадий Пронов

О войнах за собственность, в ходе которых из рук в руки переходят как отдельные заводы, так и огромные холдинги, сегодня слышал каждый обыватель. Героями газетных скандалов становятся руководители компаний, которые разрабатывают и реализуют методы отъёма чужой собственности. Ещё недавно они, в дорогих костюмах, на шикарных машинах, самоуверенные и неуязвимые, давали интервью, бравируя сказками про «санитаров леса». Сегодня визуальный ряд немного сменился — к примеру, глава компании «Вашъ Финансовый Попечитель» Василий Бойко и ряд его топ-менеджеров перекочевали уже в кадры оперативной съёмки, а затем в камеры предварительного заключения.

Однако сейчас речь немного о другом: у гидры под названием «рейдерство» две головы, и если положительные примеры борьбы с самими рейдерами редки, но известны, то вторая голова — коррумпированные чиновники и сотрудники силовых ведомств, к сожалению, пока заслуженных лавров избегают. Однобокий, однако, подход. И это при том, что доподлинно известно: любая схема захвата бизнеса эффективна только при деятельном участии представителей власти, судебных и правоохранительных органов. Авторов разоблачительных материалов винить трудно: производственную драму ставят опытные режиссёры, «актёрам» прописаны чёткие роли, они быстро выходят на сцену, а затем исчезают в глубине зала. И всё же нам кажется, что пора приглашать их на овации, пусть пока даже зрительские. Хотя, конечно, хотелось бы получить и «правоохранительную» оценку подобных фактов. Итак, какую роль играют наши «рейдеры второго плана» в типовом спектакле захвата, можно довольно наглядно и ярко проиллюстрировать на многолетнем, а потому практически хрестоматийном конфликте вокруг предприятия «Ангарскцемент».

Сцена первая:акулы пера и подпольные брокеры

2004 год. Один из крупнейших в стране производителей стройматериалов — холдинговая компания «Сибирский цемент» готовит сделку по приобретению контрольного пакета ОАО «Ангарскцемент». Бизнесмены уверены в успехе: решено, что акционеры компании не будут продавать принадлежащие им ценные бумаги цементного комбината никому другому. Ударив по рукам, продавец и покупатель объявляют о своём союзе. Но из тёмного угла зала за ними уже наблюдает некто, одетый в чёрное. Судя по отдельным репликам массовки, становится ясно, что заводом заинтересовался Эдуард Таран, глава компании «РАТМ». Человек этот славен тем, что попал в полуофициальный список бизнесменов, деятельность которых нежелательна на территории Сибири, и своих планов не скрывает. Часть крупных акционеров «Ангарскцемента», таясь, уходит к Тарану, продав его холдингу принадлежащие им 42% акций. Одновременно с этим на сцене появляется «жиголо» — профессиональный скупщик акций Андрей Рачков. За ним гонятся суровые работники прокуратуры. Дело в том, что г-н Рачков по ходу пьесы скупал акции умерших людей. Возбуждается уголовное дело № 81857 по факту незаконного приобретения ценных бумаг АГЦК. Внезапно в зале раздаётся трубный глас невидимого небожителя. Рвение прокурорских пропало втуне: по непонятным причинам расследование прекращено, а скупщик акций отпущен.

Тем временем в соответствии с договорённостью держатель акций ЗАО «Истлэнд» и компании, входящие в структуру холдинга «Сибирский цемент», заключают договор купли-продажи 45,03% акций «Ангарскцемента». Сделка датирована октябрём 2004 года. Новый собственник приступает к своим обязанностям, начав с кадровых вопросов. Участники заседания совета директоров «Ангарскцемента», прошедшего 25 октября 2004 года, отправили в отставку прежнего генерального директора предприятия Илюшина. Новым генеральным стал представитель «Сибирского цемента» А. Пушилин.

Сцена вторая: грабители и полицейские

Вялое течение пьесы внезапно приобретает темп голливудского триллера. Размахивая протоколами проведённого «своего» собрания акционеров, утром 9 ноября 2004 года представители РАТМа при поддержке группы вооружённых людей врываются в здание заводоуправления комбината «Ангарскцемент». Администрация предприятия под предлогом внепланового выходного дня силой выдворена на улицу. Но справедливость торжествует. На помощь заводчанам приходят герои из правоохранительных органов. По факту самоуправства неустановленных лиц возбуждено уголовное дело № 93721. Тут снова звучит глас неизвестного полубога, и расследование спешно прекращают. Проникшие на территорию комбината кандидаты в состав совета директоров и счётной комиссии АГЦК, по совместительству сотрудники РАТМа, и нанятые ими вышибалы с гордым видом покидают подмостки. Тем временем их начальник объявляет об избрании нового состава совета директоров «Ангарскцемента» и о назначении генеральным директором г-на Попова. Последний собственноручно изготавливает документы и отправляется в налоговую инспекцию Ангарска. Там ему выдают официальный документ, в котором указывается его новая должность. Уже потом инспекция ФНС, проведя специальное внутреннее расследование, установит, что регистрация Попова в качествегенерального директора «Ангарскцемента» была незаконной. Пока же стараниями отзывчивых налоговиков Попов горделиво демонстрирует эту самую бумагу.

Сцена третья:носители дубинок и мантий

Сомнительный документ оспаривает Арбитражный суд Иркутской области, признав недействительным решение инсценированного внеочередного общего собрания акционеров. Поражённые захватчики прячутся в углах декораций. Тайком, под покровом ночи, в заброшенных подсобных помещениях они проводят собственное собрание акционеров, время от времени пытаясь завладеть административными помещениями предприятия. Потом, отчаявшись, рейдеры идут на приступ. В начале марта 2006 года из Москвы прибывает группа бойцов ЧОП «Родон-2». В кармане предводителя — обеспечительные меры мирового судьи г. Ставрополя о запрете чинить препятствия на пути воцарения на предприятии генерального директора ОАО «Ангарскцемент» некоего Николая Фоменко. Абсолютно незаконная лицензия на беспредел. Но и бойцы, и режиссёры знают: отменена она будет не раньше, чем через несколько дней.

А значит, время есть. Ранним утром 9 марта Фоменко в сопровождении бойцов «Родона-2» пытается прорваться на территорию завода. Эта атака закончилась ничем. Новый штурм состоялся через пять дней, когда сотрудники ЧОП в количестве 40 человек с ломами и дубинками принялись ломать заводские ворота. Хулиганов одёргивает прокуратура. От верного проигрыша рейдеров опять спасает вмешательство высших сил, скрытых от глаз зрителей.

Но Фоменко уже не остановить. И вот сведения о нём как о директоре завода вновь в ЕГРЮЛ. Правда, через несколько дней он лишается места в реестре и своих регалий, однако мировой судья посёлка Залари Иркутской области, к которому наш герой обратился с требованием восстановить себя на работе, благосклонен: обеспечительные меры предполагают передачу Фоменко документации предприятия и запрет для администрации комбината совершать какие бы то ни было сделки. Только перед лицом нового штурма и благодаря оперативности юристов предприятия эти незаконные меры были отменены.

Сцена четвёртая: ария силовиков

На подмостки наконец выходят стражи правопорядка. Но чу! Что это? Выходят они не для того, чтобы прекратить беспредел. Их призывает всё тот же г-н Фоменко, по заявлению которого рождается постановление начальника СО-4 СЧ ГСУ при ГУВД Иркутской области Казаковой Л.А. и возбуждается уголовное дело. Генеральный директор «Ангарскцемента» Соколов привлекается в качестве подозреваемого, а по заводу проносится вихрь — 29 декабря 2006 года заместитель начальника СО-4 СЧ ГСУ Хворостян выносит постановление о производстве выемки финансово-хозяйственных документов ОАО «Ангарскцемент», парализовав тем самым работу предприятия. 13 февраля 2007-го постановление о возбуждении уголовного дела и выемке в судебном порядке признано незаконным. Но сразу же по жалобе неугомонного Фоменко Хворостян даёт старт уголовному делу в отношении уже бывшего генерального директора «Ангарскцемента» Пушилина. А 28 апреля 2007 года было возбуждено уголовное дело и против оправданного вроде бы Соколова. Любому более или менее сведущему в деятельности силовых органов человеку немедленно приходит в голову вопрос: а где же прокуратура?! Ведь прокурор обязан был развернуть Казакову и Хворостян ещё при попытке совершить десятую часть содеянного. Прокурор города Ангарска г-н Некрасов и правда там был. Он без тени сомнения все эти бумаженции подписывал.

И вот тут мы уже начинаем потихоньку осознавать, что за фигуры стоят за всеми перечисленными элементами мозаики. Дело в том, что просто сам факт признания судом незаконными действия сотрудников ГУВД должен был автоматически повлечь дисциплинарную и иную ответственность. Однако этого не произошло. Как несложно догадаться, не без участия действительно больших людей.

По информации наших коллег из иркутских СМИ, за спинами Хворостян и Казаковой проглядывают внушительные фигуры начальника ГУВД Иркутской области генерал-лейтенанта Антонова, первого заместителя начальника криминальной милиции Шкурко, заместителя начальника УБОП Иркутской области Гладкова... Последний, к слову, под разными предлогами регулярно проводит «зачистки» территории комбината. Один из таких рейдов закончился очередной попыткой РАТМа проникнуть на предприятие в самый канун Нового года...

Генерал Антонов — личность также колоритная. Не так давно, к примеру, он прославился тем, что не пустил на своё рабочее место сотрудников контрольно-ревизионного управления, заранее не предупредивших генерала о своём визите... Региональные СМИ пестрят и другими интересными подробностями «боевого пути» г-на Антонова на ниве службы Иркутской области. Делать выводы — прерогатива следствия. Нам бы только очень хотелось надеяться, что оно эти выводы сделает. Ну а для полноты картины — ещё пара штрихов. По словам наблюдателей, в окружении Тарана неоднократно был замечен некто Виталий Сковородин. Этот молодой человек замечателен в первую очередь... своим папой, начальником Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу генерал-полковником милиции Юрием Сковородиным... Полагаем, комментарии излишни.

В эпизодических ролях участвовали

Дабы не утомлять читателя, остальных героев, отличившихся в этой истории в эпизодах, упомянем уже практически в титрах. Тут своё достойное место найдут, к примеру, замначальника Федеральной службы по финансовым рынкам В. Стрельцов, ведомство которого в ходе слушания иска РАТМа к «Сибирскому цементу» в 9-м Арбитражном апелляционном суде Москвы выполняло не слишком свойственную для себя функцию подразделения «финансовой разведки» при службе безопасности компании Тарана.

И собственно судья этой самой апелляции Татьяна Сумарокова, для начала разговора наложившая в ходе рассмотрения обеспечительные меры, а затем и вовсе вынесшая решение с целым букетом процессуальных нарушений.

Особняком стоит пасторальная семейная группа. Алексей Иванович Варламов работает замминистра природных ресурсов РФ. В сферу его компетенции, согласно структуре МПР РФ, входит и Федеральная служба по надзору в сфере природопользования. А Ольга Ивановна Привалова, сестра Алексея Ивановича, входит в состав органов управления компании «Искитимцемент» и является топ-менеджером РАТМа. А в это самое время на предприятие «Ангарскцемент», с которым у этой самой группы «РАТМ» имеется конфликт, вдруг приезжают срочные и внеплановые комплексные проверки по линии Росприроднадзора...

Эпилог: в поисках морали

Что бы там ни говорил Шекспир, мир мало похож на театр. В жизни аплодисменты Фортуны чаще других срывают незаметные герои второго плана. Детальный разбор любой рейдерской операции убеждает в том, что именно они, чиновники, судьи и силовики, служат главным двигателем разрушительного для экономики механизма передела собственности. А значит, для успеха начавшейся борьбы с корпоративным пиратством именно на них стоит обратить внимание власти. Ведь как ни крути, а захват чужой собственности — это преступление. И все, кто содействует рейдерам, входят в противоречие если не с буквой, то с духом закона.