Степашина подставляет подчиненный Беляков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::14.09.2005, Фото: "Коммерсант"

Степашина подставляет подчиненный Беляков

Аудитор Счетной палаты защищает интересы лесопромышленника Крупчака

Вадим Астафьев

Converted 19634.jpg

Аудитор Александр Беляков

Вокруг Отчета Счетной палаты по результатам проверок приватизации в лесопромышленном комплексе полным ходом продолжает разыгрываться водевиль с элементами детектива.

Напомним вкратце, что весной этого года Счетная палата РФ в соответствии с Распоряжением №381-ркм от origindate::10.09.2004 г. провела комплексную проверку лесопромышленной отрасли Архангельской области. По результатам проверки инспекция по контролю за использованием федеральной собственности составила соответствующий Акт от origindate::02.03.2005, в котором, в частности, отражены многочисленные нарушения, допущенные в ходе приватизации одного из крупнейших предприятий российского леспрома – Архангельского ЦБК (АЦБК).

Как установлено проверкой, бывший в начале 90-х главой областного Комитета по управлению госимуществом гражданин Григорий Перфилов с многочисленными нарушениями законодательства внес принадлежавшие государству 20% акций предприятия в уставной капитал компании «Северная целлюлоза», которую возглавил его тесть - будущий лесопромышленник и депутат Госдумы Владимир Крупчак.

Практически сразу после своего создания «Северная целлюлоза» начала закономерно загибаться, но еще раньше единственный ценный актив компании – бывший госпакет акций АЦБК в размере 20% – был выведен в подконтрольные В.Крупчаку оффшоры. А само предприятие стало широко практиковать разнообразные, но все как одна дурно пахнущие схемы. В итоге государству был причинен ущерб, измеряемый десятками миллионов долларов, а против участников сомнительной деятельности на АЦБК возбуждена масса уголовных дел по фактам совершения самых разных экономических преступлений, объединенных в единое широкомасштабное расследование. Его материалы составляют 300 томов.

В соответствии с регламентом работы Счетной палаты, на основе Акта проверки аудитором Александром Беляковым, курирующем ЛПК, был подготовлен Отчет, который 8 июля 2005 г. был вынесен на Коллегию Счетной палаты. Но вот что поразительно – из беляковского Отчета разом исчезла абсолютно вся информация, связанная с нарушениями в ходе приватизации Архангельского ЦБК и отраженная в упомянутом акте. В связи с этим выступление А.Белякова на Коллегии Счетной палаты вызвало бурную дискуссию на грани скандала. Вот как это было.

Начал г-н Беляков, что называется, за здравие: «сегодня абсолютно ясно, это видно из материалов наших проверок, что законодательство и нормотворчество органов приватизации было неполным и недостаточным, что позволило продавцам государственного имущества допускать такие схемы приватизации, которые с позиций сегодняшних, тоже, к сожалению, далеко не совершенных законов, позволяют говорить по крайней мере о неэффективности приватизации, которая была проведена».

Присутствующие, которым было прекрасно известно содержание Акта проверки, навострили уши, полностью убежденные в том, что сейчас последует сенсация в стиле ЮКОСа. Но сенсация получилась иного порядка. Беляков неожиданно выдал тезис о том, что «в принципе» - именно к такой философской формулировке прибег этот государственный чиновник – он не нашел нарушений в приватизации Архангельского ЦБК. То есть обо всех нарушениях, отраженных в Акте он просто умолчал. Глядя на обомлевшую аудиторию, он тут же попытался скрасить неловкое положение, заговорив почему-то о высокой налоговой дисциплине «Северной целлюлозы».

По рядам кресел пополз недоуменный шепоток: дескать, причем здесь это, если речь идет о злоупотреблениях в ходе приватизации? Слово был вынужден взять глава Счетной палаты Сергей Степашин. Обратившись к Белякову, он заявил, что «есть прямой вопрос» о том, что «Акт не соответствует Отчету».

Дальнейшая дискуссия начальника и подчиненного заслуживает того, чтобы быть выборочно процитированной – оцените, кстати, ораторский дар высокопоставленного чиновника А.Белякова:

Беляков: Мы фактически приложили документ, который мы запросили, потому что проверка была определена до нас. Мы не можем этот акт переделать. Но мы приложили дополнительный документ, который, собственно, разъясняет позицию.

Степашин: Мы грубо нарушаем свой регламент. Мы не можем так делать. Акт подписан и проверяющим, и проверяемыми. Акт должен отразить содержания Отчета!

Беляков: Тогда надо говорить конкретно, что, по мнению коллег, вот здесь, на Коллегии, прямо сейчас мне сказать, что не соответствует?

Степашин: Давайте я Вам перечислю. В Акте есть, в Отчете нет:

а) нарушения законодательства в ходе приватизации;

б) многократное занижение стоимости государственного пакета акций ЦБК при его внесении в уставной капитал «Северной целлюлозы»;

в) использование «Северной целлюлозы» для перераспределения доходов АЦБК в пользу группы основных владельцев;

г) большие потери бюджета при изъятии пакета акций ЦБК из госсобственности;

д) упущенная выгода бюджета в результате минимизации налогоображения с использованием оффшорных зон;

е) проведение ЦБК целенаправленной политики банкротства леспромхозов, поставляющих ему древесину.

Это все есть в Акте, но нет в Отчете!

Беляков: В Отчете приведена таблица, из которой видно, как растут доходы...

Эта беспомощная фраза поразила аудиторию до глубины души. В воздухе повис немой вопрос, имеющий непосредственное отношение к профессиональной компетенции аудитора Белякова. Действительно: причем здесь экономические показатели украденной у государства собственности? Карманник, стыривший у зазевавшегося гражданина мобильный телефон, тоже платит за связь и, между прочим, с НДС…

По закону, глава Счетной палаты не может уволить аудитора. Наверное, в тот момент Сергей Степашин об этом сильно пожалел. Потому что «демонстрация профпригодности» аудитора Белякова на этом не кончилась. Произошло нечто абсолютно вопиющее: путем закулисных интриг и прямого сговора с некоторыми должностными лицами аудитор Беляков уже после заседания и вопреки озвученной позиции своего начальника Сергея Степашина (который тогда как раз уходил в отпуск) добавил в итоговый документ - Решение Коллегии Счетной палаты - еще один пункт о том, что ему поручено «провести дополнительную проверку результатов приватизации Архангельского целлюлозно-бумажного комбината». После чего быстренько написал программу этой самой проверки и на голубом глазу понес ее на подпись руководству.

Как и следовало ожидать, документ изобилует казусами. Судите сами:

Пункт 3-й, «Предмет проверки»: документы, подтверждающие законность приватизации, реализации и использования акций АЦБК.

Пункт 5-й, «Вопросы проверки»: Перечень законодательных и других нормативных актов, выполнение которых подлежит контролю. Среди них:

- Закон от origindate::26.12.95 №208-ФЗ «Об акционерных обществах»;

- Закон от origindate::25.10.01 №137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса РФ»;

- Закон от origindate::21.12.01 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»;

- Постановление Правительства РФ от origindate::27.11.04 №691 «О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом»;

- Постановление Правительства РФ от origindate::3.12.04 №738 «Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами».

А теперь «вопрос на миллион» к аудитору Счетной палаты РФ А.Белякову: как при приватизации Архангельского ЦБК в 1993-94 гг. могли соблюдаться (или не соблюдаться) нормативные акты, самый ранний из которых датирован 1995-м?

В Программе Белякова это не единственный «казус». Например, в соответствии с п.4 Программы единственным проверяемым объектом является Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ) по Архангельской области. А в пп. 5.2 (Перечень вопросов по деятельности проверяемых объектов) запланирован анализ производственных показателей деятельности АЦБК за 2000-2005 гг. - Беляков продолжает настойчиво продвигать тезис о производственно-экономических успехах руководства АЦБК.

Но дело в другом: ОАО АЦБК вообще не должен отчитываться перед Счетной палатой, поскольку в структуре его собственности нет федеральной доли акций, займов из федерального бюджета или имущества, принадлежащего государству. Формально, руководство АЦБК могло вообще послать проверяющих из Счетной палаты куда подальше. Но, забегая вперед, скажем, что они наоборот были встречены на предприятии «хлебом-солью». Почему – об этом ниже.

Проводить «выстраданную» Беляковым дополнительную проверку на АЦБК отказались под разными предлогами четыре инспектора. Поэтому в итоге миссия была поручена вообще еще не назначенному на должность сотруднику Счетной палаты В.Стефановскому, к которому примкнул главный инспектор С.Дябин.

По имеющейся информации, Стефановский и Дябин были жестко проинструктированы Беляковым. Главное требование к проверяющим было сформулировано аудитором однозначно – недопустимы любые контакты с правоохранительными органами, в распоряжении которых находится скрупулезно собранная информация об экономических преступлениях, совершенных владельцами и руководством АЦБК. Фактически инспекторам была дана установка на полную лояльность к проверяемым, в корне противоречащая принципам работы сотрудников контрольно-счетных органов РФ.

Прибыв на место, представители Счетной палаты сразу очутились в «теплой дружественной обстановке», заботливо созданной руководством предприятия, которое, очевидно, уже было в курсе относительно ее грядущих – и приятных для себя - результатов.

Проверяющих поселили в лучшем отеле региона «Пур-Наволок», всюду катали на принадлежащем АЦБК крутом джипе «Форд-Экседишн» (рег. № В 440 УМ 29) и кормили на убой на многочисленных фуршетах, после которых инспекторам даже приходилось похмеляться лучшими местными водками «Президент», «Царица» и «Брусничка», а также кефиром. Хорошо подействовали на нервную систему проверяющих и неспешные прогулки по набережной Северной Двины за обсуждением местных достопримечательностей и разговорами о том, что купаться в этой речке, к сожалению, нельзя - опасно для здоровья.

Тем временем сотрудники АЦБК собрали и предоставили инспекторам все «необходимые для акта дополнительной проверки документы и материалы». Об этом даже не стесняясь, аудитор Беляков заявил на совещании со своим аппаратом. То есть в результатах этой т.н. инспекции можно было не сомневаться – хочется верить, что хотя бы сам Акт дополнительной проверки писали не менеджеры АЦБК.

Однако Дябин и Стефановский, по-видимому, чтобы придать проверке видимость законности и непредвзятости, вопреки инструкциям Белякова все же официально запросили у Следственного управления при МВД РФ по СЗФО информацию, связанную с уголовными делами, возбужденными в отношении АЦБК, его владельцев и руководства (исх. № 04-041/04-1 от origindate::18.08.05). И в ответ тут же получили груду материалов, отражающих совершенно поразительные масштабы экономических злоупотреблений и правонарушений на предприятии. А вслед за этим - еще более неожиданно - подтянулось местное ФСБ, которое также не поленилось адресовать инспекторам Счетной палаты письмо, содержащие информацию о некоторых аспектах деятельности руководства АЦБК, которую оно предпочитало бы хранить в секрете.

Проверяющие оказались в ловушке: с одной стороны, у них были жесткие инструкции Белякова о максимальной лояльности к АЦБК, с другой – противоречащие им объективные выводы правоохранительных органов. Видимо, из-за этой коллизии Стефановский и Дябин так и не смогли в срок подготовить Акт дополнительной проверки. Более того, никакие материалы по ее результатам так и не были подписаны в якобы проверенном территориальном управлении ФАУФИ по Архангельской области, как это предусмотрено действующим законодательством. В этой связи Стефановский и Дябин планировали вызвать в Москву руководителя якобы проинспектированного ими ведомства - А.Косогорова. Только непонятно, за чей счет - видимо, Счетной палаты.

Так или иначе, Акт дополнительной проверки был в конце концов подготовлен. Но с любопытными особенностями. В своей констатирующей части это достаточно объективный документ – в нем действительно отражены существенные злоупотребления (а если называть вещи своими именами - преступления) в ходе приватизации Архангельского ЦБК.

Согласно выводам инспекторов, государству был нанесен крупный ущерб в размере около 60 млн долларов. Это стоимость внесенного государством в ЛХК «Северная целлюлоза» капитала (20% акций АЦБК и 14 лесозаготовительных предприятий, которые, кстати, впоследствии были искусственно обанкрочены). Полученная же государством в виде дивидендов прибыль за все эти годы – только вдумайтесь! – едва переваливает за 24 тыс. долларов. А сам госпакет «Северной целлюлозы» по оценкам независимых экспертов сегодня вряд ли удастся реализовать хотя бы за 200 тыс. долларов.

В то же время сторонние инвесторы (прежде всего, В.Крупчак), которые без надлежащей оценки внесли в уставный капитал ЛХК деньги и имущество на сумму всего 676 тысяч долларов, и незаконно получившие контрольный (60,4%) пакет акций ЛХК, получили возможность контролировать бизнес АЦБК, который приносил и приносит его собственникам от 55 до 80 млн долларов в год. То есть, всего с учетом стоимости 20%-го пакета акций АЦБК - около 600 млн долларов.

Но если констатирующая часть Акта дополнительной проверки претендует на объективность, о главной - резюмирующей - его части сказать этого абсолютно нельзя. Ответы на главные вопросы российской действительности – «кто виноват» и «что делать» - в Акте неубедительны и натянуты. Во всех бедах государства, связанных со злоупотреблениями на АЦБК, эмиссары Белякова, очевидно, следуя его установкам, винят кого угодно – Госкомимущество, РФФИ, «не обеспечившие должного контроля», но только не связку Перфилов-Крупчак. К тому же инспектора не преминули напомнить об инициативе Президента сократить новый срок исковой давности (3 года) по приватизационным сделкам, которая нашла отражение в ФЗ №109-ФЗ от 21 июля 2005 г. Однако не нужно быть юристом, чтобы понять, что в случае с 20%-м государственным пакетом АЦБК имела место банальная кража, а значит ссылки на упомянутый закон здесь просто неуместны.

Под стать изложенным в Акте дополнительной проверки выводам и предложения, тоже не отличающиеся адекватностью: направить информационное письмо Руководителю ФАУФИ В.Назарову, а Отчет о результатах проверки – в Совет Федерации и Госдуму. Но подобные документы носят всего лишь уведомительный характер и рассылаются тогда, когда проверка не выявила никаких нарушений. Ситуация же вокруг АЦБК совершенно противоположна. Уведомлять нужно не ФАУФИ, не Федеральное Собрание – а сразу Генерального прокурора, на контроле которого, кстати, находится то самое уголовное дело, в материалах которого отражены все экономические злоупотребления команды Крупчака на АЦБК.

Совершенно очевидно, что главная задача Белякова на данный момент - не допустить, чтобы объективные выводы о ситуации вокруг АЦБК легли на стол к Генпрокурору. Потому что нетрудно предположить, что произойдет в этом случае. Стефановского и Дябина пригласят в Генпрокуратуру для беседы, или лучше сказать, для допроса. Вопросы, которые им зададут, можно сформулировать уже сейчас – какие задачи перед ними ставил аудитор Беляков, какие инструкции давал, отправляя их на АЦБК? Возможно, именно ответы сотрудников Счетной палаты станут последним элементом сложной мозаики фактов, сложив которые, станет окончательно ясно, как АЦБК перешел под контроль команды Крупчака, какую экономическую политику она проводит на предприятии, и какова роль во всей этой ситуации аудитора Счетной палаты А.Белякова.

Кстати, в 2003 г. никто иной, как Беляков уже пытался «надавить» на ведомство В.Устинова с тем, чтобы закрыть уголовное дело, в котором фигурировали АЦБК и его теневой владелец В.Крупчак. В инициированном им Депутатском запросе (исх. №ОК-22 от origindate::7.10.03) в качестве «аргумента» в очередной раз расписывались успехи предприятия, которое «в последнее время является одним из лидеров своей отрасли, одним из крупнейших налогоплательщиков региона, не имеющим задолженности перед бюджетами всех уровней». Пришедший вскоре ответ за подписью помощника Генерального прокурора В.Мишина был сух и краток: «полагаю с постановлением о возбуждении уголовного дела согласиться. Оснований для его прекращения в настоящее время нет».

Но вопрос о том, как можно было «поставить» на повторную проверку скандального предприятия человека, который один раз уже без всяких на то оснований ходатайствовал о закрытии уголовного дела на его владельцев, остался, к сожалению, без ответа.

На самом деле от дальнейшей судьбы Отчета Счетной палаты по АЦБК зависит сама репутация ведомства Степашина. Должностные лица, бизнес-элита, вся общественность следит за ситуацией, буквально затаив дыхание. Какой месседж будет направлен предпринимателям? Если Белякову удастся «спустить дело на тормозах», то бизнес поймет, что легко «решив вопрос» с конкретным аудитором, можно фактически купить себе индульгенцию и даже внести в своих интересах и вопреки интересам государства любые изменения в официальные документы Счетной палаты. Или даже без зазрения совести просто переписать их под себя. Но если Сергей Степашин – а все зависит сегодня именно от него - не допустит произвола со стороны своего подчиненного Белякова и ему подобных, Счетная палата, роль которой в последнее время и так заметно укрепилась, будет и дальше восприниматься общественностью как мощный институт, защищающий интересы государства от незаконных посягательств.

Впрочем, вне зависимости от того, как повернется дело, уже понятно, что затейливая схема аудитора Белякова с дополнительной проверкой АЦБК, которая должна была выявить исключительно «чистоту и красоту» предприятия и его владельцев, оказалась на грани провала. Хотя бы потому, что заявление о том, что на комбинате все хорошо, для Белякова равносильно совершению аппаратного харакири с попутной «подставой» главы Счетной палаты.

Александру Белякову только и остается, что рапортовать различным СМИ об экономических успехах Архангельского ЦБК и сетовать на некие злобные силы, которые хотят его захватить. Не так давно, например, он с присущим ему косноязычием рассуждал об этом в одном из выпусков телепрограммы «Отдел X». «Сейчас появился новый вид бизнеса, - заявил он. - Как его называют, мягко говоря, недружественное поглощение. А на народном языке это бандитское нападение, только бандиты теперь в белых рубашках, в галстуках, или в бабочках, ездят на шикарных машинах, в руках они оружие не держат. За них это делают другие люди в масках, которых они нанимают потом, и в погонах зачастую, которым проплачивается, и которых вовлекают в это во все».

Возможно, то, о чем говорит г-н Беляков, в России, как говорится, имеет место быть. Но только к Архангельскому ЦБК это не имеет никакого отношения. Потому что ситуация здесь принципиально иная:

Государство незаконно лишили собственности.

Государству нанесли ущерб.

Государство намерено бороться за свои интересы в определенном законодательством порядке – с помощью суда.

Уже известно, что гражданским истцом в разбирательствах намерен выступить Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, которому был передан Акт Проверки Счетной палаты (не тот, который был подготовлен Стефановским и Дябиным, а первоначальный). В ответ на это Председатель КУГИ СПб И.Метельский в своем письме, копия которого уже находится в распоряжении каждого аудитора Счетной палаты, официально сообщил следующее:

«Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга ознакомился с выводами, изложенными в Акте проверки Счетной палаты РФ от origindate::02.03.2005 (рег. № 221/04 от origindate::14.03.2005), в части создания ЛХК «Северная целлюлоза» (далее ЛХК), а также приватизации акций АООТ «Архангельский ЦБК». Осуществленный КУГИ СПб анализ обстоятельств создания ЛХК с внесением в холдинг акций АЦБК, их правовая оценка как проведенных со значительными нарушениями законодательства, в целом соответствует выводам, сделанными инспекторами Счетной палаты РФ.

…В результате нарушений, допущенных при приватизации, государству был причинен крупный имущественный ущерб. Данные, отраженные в Акте будут использованы КУГИ в дальнейшей работе по защите имущественных интересов Российской Федерации».

Что имеем в итоге. КУГИ СПб считает, что при приватизации Архангельского ЦБК, а также в ходе его дальнейшей деятельности был нарушен закон, вследствие чего пострадали интересы государства. Так же считают сотрудники Генпрокуратуры, ФСБ и следователи МВД, утопающие в материалах уголовного дела, возбужденного по факту экономических злоупотреблений собственников и руководства АЦБК.

Лишь одинокий аудитор Счетной палаты Александр Беляков продолжает как заклинание повторять слова об экономических успехах предприятия и налоговой дисциплине его руководства, пытаясь «обревизовать» выводы и питерского КУГИ, и правоохранителей, и своих собственных коллег.

Последний акт этой запутанной пьесы состоится 16 сентября, когда А.Беляков представит Счетной палате свои выводы, сделанные по результатам дополнительной проверки АЦБК. Так кто же победит в этом противостоянии? Зарвавшийся аудитор, в очередной раз исполняющий заказ схваченного за руку лесопромышленника Крупчака, прикрывающий его сомнительные бизнес-интересы в ущерб государству, которое г-н Беляков должен защищать по роду своей деятельности? Или верх одержит все-таки линия Сергея Степашина, предельно дорожащего авторитетом своего ведомства и руководствующегося государственными интересами и законом? Ответ на вопрос, сможет ли руководство Счетной палаты адекватно прореагировать на беспредел ее отдельного сотрудника, мы узнаем в самое ближайшее время.