Степной хам

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кирсан Илюмжинов: Кого ни съест, тому арест

1217526770-0.jpg Решение Элистинского городского суда о заточении мэра Элисты Радия Бурулова в острог было вполне ожидаемым. Как, впрочем, и вся кампания беспрецедентной травли, срежиссированной режимом Илюмжинова. Напомним: как только мэр позволил себе возразить Илюмжинову насчет своей «добровольной» отставки и предложил в ответ ему самому уйти «по собственному желанию», так сразу, словно чертик из табакерки, выскочило явно сфабрикованное «уголовное дело».

Оказывается, еще в 2006 году в тендере на поставку ГСМ для нужд города, проводимом мэрией, якобы были допущены нарушения, в результате чего казне «был нанесен ущерб в размере свыше 600 тыс. руб.». Бурулов, что логично, опроверг обвинения в свой адрес. И пояснил, что решения подобного рода всегда решает тендерная комиссия, а не градоначальник. Так что вопросы – не по адресу.

Далее мгновенно последовало возбуждение уголовного дела против элистинского мэра, его временное отстранение от исполнения обязанностей на время следствия. Параллельно прошли обыски практически во всех кабинетах мэрии. Сотрудников муниципалитета нещадно «прессовали», оказывая на них психологическое воздействие, некоторым угрожали юридическими репрессиями.

По словам первого заместителя мэра Александра Ермошенко, лично Илюмжинов пригрозил ему уголовной статьей. Одновременно на депутатов Элистинского городского собрания, лояльного мэру, обрушился шквал «наездов», в результате которых кое-кто из народных избранников дрогнул, «присягнув на верность» Илюмжинову. Однако большинство «слуг народа» не пошли на сделку с совестью и открыто выступили в поддержку градоначальника, имеющего безупречную репутацию.

Прессинг на «строптивого» мэра, между тем, привел к тому, что он слег в больницу. Обострились старые болячки, да и «мотор» стал пошаливать. Пришлось через некоторое время из республиканского стационара перевестись в ставропольскую клинику. Но и там, как и в Элисте, покоя Радию Бурулову не было. Калмыцкие менты, готовые выполнить любой приказ Илюмжинова, образовали в лечебном учреждении «боевой пост». «Вахту» у палаты больного несли денно и нощно. При этом на врачей оказывалось психологическое давление и, дабы не подставлять их под удар, мэр вынужден был сменить клинику. Не следует забывать: отъезд на лечение в соседний регион был согласован со следователем следственного комитета прокуратуры РК.

После тщательного обследования выяснилось, что для ясности картины больному крайне необходима коронарография. Именно с ее помощью можно предельно точно поставить верный диагноз и дать ответ: нужна ли операция на сердце или можно будет обойтись консервативным лечением. Вопрос жизни и смерти. К сожалению, ставропольские медики не располагают необходимым оборудованием, и поэтому пациенту рекомендовали обратиться в один из ведущих кардиоцентров Москвы.

Радий Бурулов так и поступил. Он уехал в Москву на обследование и лечение, уведомив (через адвоката) следователя о вынужденном перемещении. Это было, заметим, в минувший понедельник. А уже на следующий день (вернее, вечер) четверо сотрудников МВД Калмыкии ворвались в больничную палату и предъявили больному постановление, согласно которому его «необходимо препроводить в Элисту». Конечно, им было глубоко наплевать на то, что человеку только что сделали инъекцию лекарственного препарата, что собираются снимать кардиограмму и т.д. Главное – выполнить распоряжение «хана»: любыми путями и методами доставить подследственного в Калмыкию.

Что ж, менты – подневольные люди. Их можно понять. Впрочем, очень скоро возникла патовая ситуация. Как всем пятерым уместиться в малогабаритном ВАЗе, учитывая, что мэр Элисты – отнюдь не худосочный мужчина? И тут вырисовался «рояль в кустах». Минут через пятнадцать-двадцать к кардиоцентру подкатил солидный джип из представительства Калмыкии в Москве. Правда, как илюмжиновская вномарка с Кутузовского проспекта доехала до МКАД за четверть часа, нам неведомо. Как неизвестно и то, почему водитель уже был готов к дальнему рейсу. Хотя, чего тут гадать – все было спланировано.

А дальше начинается «кино». Вернее, комедийный трагифарс под названием: «Доставка тела мэра на правеж».

Ехать из столицы государства в столицу Калмыкии – дело долгое и нудное. Время от времени приходится останавливаться по естественным надобностям – перекусить, например, или кое-что еще. И здесь позволю себе процитировать Ярослава Гашека, его бесподобные «Похождения бравого солдата Швейка», ибо писатель будто подсмотрел картинку калмыцкого «реалити-шоу»:

«Уборная представляла собой обыкновенную маленькую деревянную будку… Это был старый ветеран, там отправляли естественные потребности целые поколения. Теперь тут сидел Швейк и придерживал одной рукой веревочку от двери, между тем как через заднее окошечко ефрейтор смотрел ему в задницу, следя, как бы он не сделал подкопа… Вахмистр обдумывал, в какую ногу ему стрелять, если Швейк сделает попытку к бегству».

А теперь представьте себе Бурулова на месте Швейка и его охранников в роли полицейских…

В с. Михайловка Волгоградской области к сопровождению подключился еще один милицейский автонадсмотрщик. В результате скорость сбавили почти вдвое, чтобы доставить подозреваемого точно к заранее обозначенному времени – 15.00…

…А возле здания горсуда уже собрались представители мэрии, Заксобрания, сторонники и противники подследственного, журналисты. В воздухе витал немой вопрос: посадят или не посадят? Жаждали лицезреть и самого мэра – как он, сломался или нет? Но «убойной» картинки не вышло.

Судья Артур Сангаджиев объявил, что дело будет рассматриваться в закрытом режиме. С этим всем пришлось смириться. Хотя, к сведению, в Верховном суде РК по данному поводу ранее не возникало проблем. Но стражники в камуфляже и масках с прорезями, сопровождавшие «особо опасного преступника» с «черного» хода до зала заседаний, а также невозможность пообщаться с обвиняемым, строгая секретность, я бы даже сказал, некое «таинство» процедурных действий наводят на дурные размышления. Нечисто все это, господа. И нечистоплотно. Правовым нигилизмом (хорошо срежиссированным!) явно попахивает, если не сказать более резко, – фекальными нечистотами…

А уж когда судья в самом начале процесса объявил перерыв на час, стало окончательно ясно – в сценарии сбой, что-то не клеится. Да, на суде не было защитника мэра, который отсутствовал по уважительной причине. В таком случае, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, ответчик в течение трех дней должен подыскать замену. Если этого он не сделает, то, по закону, назначают общественного защитника. Но в тот момент во главу угла были поставлены суворовские принципы: быстрота и натиск. Ад-во-ка-та! Ад-во-ка-та!! Однако вышла заминка – где его найти? Рабочий день давным-давно закончился! Искать? Время дорогое утекает, а Илюмжинов упирает в спину кистенем.

В итоге мэра «закрыли». Но «закрыть» подследственного решением капризной воли – прямое нарушение закона. Избрать более щадящую меру пресечения, домашний арест либо денежный залог? Позвольте, но мог ли пойти на столь либеральное решение молодой судья, которого вскоре должен утверждать на должность Народный хурал (парламент Калмыкии), практически полностью подконтрольный главе республики?

Вот-вот, и я не знаю. Во всяком случае, на данный момент, когда писались эти строки, адвоката все-таки доставили в зал судебных заседаний. Он, по мере сил и возможностей, поучаствовал в процессе, и суд удалился на многочасовое совещание (консультацию с окружением Илюмжинова?)…

21 час. 7 мин. – решение не принято.

21 час. 25 мин. — решение не принято.

21 час. 37 мин. – решение не приято.

Наводит на некоторые размышления? Вопрос-то, по большому счету, пустяковый: следовать букве закона или пойти на его нарушение?

Оговорюсь, автор этих строк – не юрист, и размышляет с абсолютно обывательской точки зрения. Может, как раз таки в этот момент судья усиленно штудирует кодекс, чтобы, не дай Бог, не допустить промашки. Может, он в данную секунду пробует на зубок эту саму букву закона, а именно «Ъ»?

Dura lex, sed lex, говаривали древние римляне, не подверженные «телефонному правосудию». Суров закон, но это закон. (Durum переводится с латыни еще и как «твердый», а русское слово «дуристика», думается, в комментариях не нуждается)…

Однако вернемся к реалиям:

21 час. 58 мин. – результаты отсутствуют.

22 час. 25 мин. – сдвигов нет.

22 час. 58 мин. – что-то уже мистическое!

22 час. 59 мин. – мистика пошла прахом. Как и ожидалось, судья вынес решение заключить Бурулова под стражу…

Парадокс судебного решения заключается в том, что сторона обвинения в лице старшего помощника прокурора Элисты К. Павловой просила… отказать следователю, настаивавшему на изоляции мэра. Основание? Следователь не предоставил доказательства, подтверждающие факт нарушения ранее избранной меры пресечения. Вот так! И адвокат, и обвинитель (!) просят не заключать Бурулова под стражу, а суд, исходя из неведомых нам соображений (а на самом деле, вполне ведомых), принимает совершенно противоположное решение…

…Как заявил адвокат Бурулова, в настоящее время готовится кассационная жалоба, которая должна быть рассмотрена в Верховном суде РК в течение пяти дней с момента ее подачи. Сторона обвинения также готовится опротестовать решение суда, направив в Верховный суд РК кассационное представление.

…Первые строки этой статьи я писал ВЧЕРА, когда в Москве к Радию Бурулову только-только вошли конвоиры. Интуиция не подвела и в этот раз. А вот подвести итоги этого, извиняюсь, фарса ИМЕЮ ПРАВО. Как гражданин России, как житель Республики Калмыкия, как просто человек.

На днях сотруднику калмыцкой ГИБДД, искалечившему женщину в дорожно-транспортном происшествии, «дали» год условно. Ну и что? Как будто их и не было…

Военный комиссар республики В. Молозаев, два года назад задавивший насмерть двух человек (как поговаривают, в состоянии алкогольного опьянения) почему-то до сих пор находится под следствием, конца краю которому не предвидится. Это что – тоже отнесем к разряду мелочей?

То, что некоторые граждане за совершенные (доказано!) преступные действия играючи избегают наказания, либо отделываются мелкой дрожью – это как называется? Видимо, борьбой с коррупцией в обнимку с проститутками. Но тогда за что упекли Радия Бурулова? Ведь он, в отличие от представителей республиканских властей, насквозь погрязших в коррупции, ни в чем предосудительном, кроме сопротивления прогнившему режиму Илюмжинова, замечен не был…

Dixi!

В переводе с латыни это слово означает «я сказал». Используется в смысле «я сказал всё, что нужно было сказать, и я уверен в своих аргументах».

Владимир Бессонов

Оригинал материала

Марта Валиева от origindate::31.07.08