Степной хан Кирсан (1999)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новый Комок", №18, 1999, Фото: "КП"

Степной хан Кирсан

Александр Григоренко

Converted 13673.jpg

Калмыцкая степь стала родиной бесполезных сотовых телефонов, родиной сказочно дорогих и абсолютно ненужных человеку вещей... Стала еще одним зазеркальем федерации, где жизнь происходит по абсурдному сюжету: господа, мы не ели уже шесть дней, и, если вы дадите немного денег, мы купим себе все самое необходимое - бриллиантовую корону, шляпу Индианы Джонса, малую планету, Марадону для заводской футбольной команды... Вот, собственно, и все наши скромные потребности - этим прокормимся.

Шахматное иго

После убийства 7 июня 1998 года редактора газеты "Советская Калмыкия сегодня" Ларисы Юдиной большая пресса принялась усиленно перелицовывать образ Кирсана Илюмжинова из анекдотического в демонический. Почти все публикации выдержаны в одном духе: народ нищенствует, а президент, крепко ударенный в детстве шахматной доской, строит райские кущи для гроссмейстеров. Нередко оба образа совпадают, получается трагикомедия. Репортер "Московских новостей", побывавший на открытии Всемирной шахматной олимпиады в Элисте (приехали-таки), рассказал, что в преддверии грандиозного события в Калмыкии "не емши не спамши" судорожно достраивали илюмжиновский City-Chess, сооруженный едва наполовину. В конце концов некоторые команды рассовали по квартирам элистинской высотки, а в одном из коттеджей City-Chess упавший карниз шарахнул по голове английского гроссмейстера, да не какого-нибудь, а самого Майджела Шорта (за что министр строительства поплатился должностью).
Открытие проводили - вопреки ожиданиям - не в шахматном городе-рае, а на городском стадионе. Право первого символического хода президент даровал натуральному другу степей, простому калмыцкому чабану. Чабан разволновался, взял с доски ладью и спросил: "Это ферзь, да?" А шахматистов команды Люксембурга поставили на полное довольствие жителям села Троицкое, в котором накануне Олимпиады во дворе дома повесились двое подростков, мальчик и девочка, оставив одну на двоих записку: "Нам нечего кушать". И в этом уже никакой трагикомедии нет...

Два великих изобретения древних индусов - буддизм и шахматы - сыграли судьбоносную роль в истории калмыцкого народа (хотя само сочетание кажется нелепым: вроде как "православие и хоккей в истории русского народа"). Буддизм поставил калмыков в ряд культурных народов. Шахматы показали, что в Республике Калмыкия - Хальмг Тангч (полное название) - установилась деспотия - причем самая примитивная - когда личные пристрастия деспота (скажем, бег трусцой, куренье сигар или купание в проруби) насаждаются в народе как некое откровение и смысл жизни. Так, например, тов. Лигачев, не переносивший табачного дыма, боролся с курением в пределах вверенной ему Томской области: томичам приходилось заворачивать в самокрутки все, что дымится, - вплоть до чая и толченого лопуха, - ибо в магазинах ни табачинки... Народ ведь глуп и неблагодарен, он морщится и ропщет против того, кто его кормит и наставляет на истинный путь.

Впрочем, из Калмыкии ни малейшего ропота не слышно; и это в то время, когда в других губерниях сидят на рельсах и устраивают голодовки. Шахматы введены в школьную программу, детишки учатся играть за оценку. (Будь я калмыцким школьником, наверное, давно бы умер от тоски: более нудного занятия, чем шахматы, не встречал в своей жизни.) Более того, когда галопом готовились к Олимпиаде, подростки с утра до ночи только за право бесплатно пройти на территорию шахматного рая шили постельное белье для мастеров клетчатой доски. Мамы и папы подавали чадам пример: все организации, районы, поселки получили по подшефной команде. Гостей кормили за свой счет (и это люди, не видящие зарплаты годами), снабжали их апартаменты мебелью из своих квартир. Студенты за одноразовую кормежку обслуживают шахматистов с семи утра до полуночи. Разумеется, сам господин президент дал честное слово, что все расходы выполнит с процентами, а студентам вернет стипендии за полгода, и, разумеется, никто на это не надеется. На селе денег не видали уже года два-три, и, если верить "МН", только в селе Верхний Яшкунь Целинного района в этом году покончили с собой 26 человек - надо полагать, не от сладкой жизни. Ну и, конечно же, вволю нашефствовались калмыцкие бизнесмены-производители, поставляющие под честное слово президента провиант для спортсменов - от баранины до черной икры. Своеобразный рекорд поставила компания "Калмнефть", пожертвовавшая на Олимпиаду два миллиона долларов, после чего прекратились буровые работы: не на что.

Если учесть, что Калмыкия едва ли не самый дотационный из всех дотационных регионов России: более 60 процентов бюджета - федеральные вливания (и вообще, как уверял меня мой степной друг, "у нас и раньше жрать было нечего"), то представляется по меньшей мере странным, почему Калмыкия остается оазисом спокойствия. Более того - благонравия и начальствопочитания. Ведь никто и не пикнул, когда каждого жителя республики, как уверяют правозащитные организации, принудили сделать денежный взнос в фонд олимпиады.

Процитирую один уникальный по нынешним анархическим временам документ - резолюцию митинга общественных организаций, предприятий и учреждений г. Элисты и районов Республики Калмыкия от 14 сентября 1998 года.

Так вот, приказ Центробанка РФ "Об упразднении Национального банка Республики Калмыкия", создание в г. Элисте "РКЦ Главного управления ЦБРФ по Волгоградской области" митингующие назвали "переходом к экономическому геноциду многонационального народа Калмыкии", а также превращением ее в "один из районов Волгоградской области". (Так и слышится - "в сырьевой придаток"...)

Но более всего возмутило трудящихся то, что "беспрецедентным фактом является прекращение финансирования федеральных структур власти в РК: МВД РК, прокуратуры РК, ФСБ РК и других". То есть трудящиеся в первую очередь переживают не о том, что заводы стоят, а о том, чтобы чекисты с прокурорами не оголодали: кто ж, мол, тогда будет за нашим поведением следить?..

Вполне отдаю себе отчет, что этот "уникальный" документ - полная туфта - и был составлен задолго до митинга трудящихся. (Кстати, на этом же чинном собрании трудящихся еще до известных заявлений Кирсана Николаевича пригрозили Москве выйти из состава России...) Но даже такая пропагандистская дешевка приоткрывает характер и темы процесса. Ведь можно сказать "Виновных - к ответу", а можно - "Расстрелять как бешеных собак".

В Калмыкии до "бешеных собак" пока не дошло; но ясно, что и верноподданнические порывы, и молчаливое согласие масс со всеми замыслами власти - до каких бы вершин абсурда они ни поднимались - должны иметь прочную основу. Рискну предположить, что такой основой является сама личность Кирсана Николаевича Илюмжинова.

Республика - собственность

Когда прогрессивные деятели обрушивают на Илюмжинова ниагары праведного гнева, все это смахивает на выступление активиста-общественника в старинном жанре "куда смотрит милиция". В самом деле, куда смотрит Белокаменная, когда в нищей губернии не только возводятся дворцы для игроков, но и даже костел для единственного в губернии католика?.. Господа, видимо, забывают, что мы живем в эпоху частной собственности, которая, как известно, священна. Так вот, Кирсан Илюмжинов является владельцем Калмыкии - в самом буквальном смысле слова. Она практически такая же его собственность, как брюки, квартира, автомобиль. Созданная Илюмжиновым корпорация "Калмыкия" владеет акциями всех дееспособных предприятий и фактически всеми ресурсами республики, среди которых основные - нефть, шерсть, черная икра... Все это совсем не тайна, но почему-то об этом предпочитают не упоминать, когда возмущаются выкрутасами степного президента.

Он - владелец, и этим все сказано. (Если у вас появилось желание погулять нагишом по собственной квартире, вы же не побежите к соседу спрашивать разрешения.) Абсолютное политическое всевластие Илюмжинова - естественное продолжение всевластия экономического. Из чего следует, что подавляющее большинство трудящихся граждан Калмыкии так или иначе являются работниками суперфирмы Кирсана Николаевича. (А если босс сказал, что бурундук - птичка, значит, птичка: это к вопросу о верноподданническом благонравии...) Опять же в пределах этой фирмы - субъекта федерации - владелец волен творить все что угодно: устраивать безальтернативные выборы, вводить имущественный ценз для чиновников. Перекраивать законы: он может записать в домашней конституции отказ от права выхода из РФ, а потом заявить обратное... К тому же сама универсальная природа власти больших денег дает Илюмжинову право похохатывать, когда московские политиканы рычат. Через созданную им оффшорную зону более 200 банков и коммерческих структур "прокручивают" свои капиталы: хотя бы одно это уже гарантирует неприкосновенность Илюмжинова: у государства - частью беспомощного, частью продажного - против такой ключевой в глобальном масштабе персоны кишка тонка.

Вопросы - кто позволил и откуда деньжищи? - риторические и даже глупые. Скажите спасибо рыжему приватизатору Руси: коммерсант Илюмжинов вырос именно в его время. Как Березовский, Гусинский, Ходорковский и прочие...

Как ни кощунственно это звучит, если не считать убийства Ларисы Юдиной, илюмжиновская деспотия уникальна, поскольку практически бескровна. И приход к власти не был ознаменован ни скандалами, ни выползающей наружу грязью закулисных игр: калмыцкий электорат принял Кирсана Николаевича с распростертыми объятиями. В остальной России посмеивались над улыбчивым богатеньким пареньком, обещавшим закрыть местное КГБ на "агромадный" замок, дать каждому жителю по автомобилю, а чиновников обеспечить сотовыми телефонами и построить в степи калмыцкий Лас-Вегас. Но по большому счету это никого не удивляло - хотя бы потому, что на 93-й год приходился пик популярности илюмжиновского коллеги по жанру Владимира Вольфовича Жириновского, который давал представления куда более масштабные. Публика почувствовала разницу, когда стало ясно, что Вольфович так и останется артистом, а улыбчивый паренек не только получил реальную, практически неограниченную власть в республике, но и пользуется ей весьма своеобразно - даже во времена, когда Калмыкия едва ли не впереди всей федерации плетется к полному обнищанию.

Для того чтобы вникнуть в суть вещей, нужно перво-наперво понять, кем стал Кирсан Илюмжинов для своих земляков и соплеменников.

Калмыки - народ небольшой, небогатый и много претерпевший на своем веку. Вдобавок "деревенский" в подавляющем большинстве. И для Илюмжинова едва ли не решающую роль сыграло то, что в такой среде понятие "выбиться в люди" воспринимается гораздо острее. (Примерно то же было и с Дудаевым - первым чеченцем, не только принятым в самое престижное подразделение военной авиации, но и дослужившимся до генерала.)

Сын обыкновенных людей, закончивший самую обычную школу, работавший на неприметном заводе, служивший в армии, за считанные годы сделал фантастическую карьеру.

Причем сделал благодаря двум обстоятельствам: своим исключительным способностям и феноменальному умению находить общий язык со всеми, кто ему нужен. Он с красным дипломом закончил отделение экономики МГИМО - едва ли не самого престижного вуза в стране. После института, выиграв трудный конкурс, стал управляющим советско-японской фирмы "Лико-Радуга" с окладом пять тысяч долларов (в месяц, конечно). В 1989-м основал корпорацию "САН" и делал деньги в духе нашего раннего капитализма - т.е. занимался всем, до чего руки доходили, - химией, транспортом, авторемонтом, садоводством, торговлей произведениями искусства...

В 91-м он депутат Верховного Совета, в 92-м лауреат Золотой медали мира за гуманитарную деятельность, в 93-м - президент Российской палаты предпринимателей. В декабре того же года он становится первым президентом Калмыкии... К этому моменту он возглавил более полусотни фирм, банков, бирж у нас и за границей. (В период выборов он любил рассказывать такую байку: в Москве пообедал в ресторане, стал расплачиваться, а официант глаза вытаращил: "Вы что, Кирсан Николаевич, это же ваш ресторан!" Рассказывая, Илюмжинов кокетливо улыбался - а я, дескать, и не знал, что он мой...)

И наконец, самое удивительное в том, что все это биография человека, которому (тогда) едва перевалило за тридцать... Хотя в любые дореволюционные времена такие биографии не редкость, но жители калмыцкой глубинки в такие историко-философские тонкости не вдавались, они видели перед собой молодого, обеспеченного по всем статьям красавца, рассекающего по степи на длиннющем "Мерседесе", - и главное - своего.

Илюмжинов выглядел живым воплощением калмыцкой мечты о сытом будущем (тем более что "сытостью" судьба калмыков не баловала). И электорат рассудил по-своему, по-деревенски: раз простой парнишка в такие (!) люди выбился, то и нас вытащит.

"Вытаскивать" Калмыкию Кирсану Николаевичу придется как минимум до 2003 года. В 95-м он победил на безальтернативных выборах. В Хурале, где к нему обращаются "ваша светлость", всерьез поговаривали о пожизненном президентстве...

Впрочем, обещание сделать для калмыков райскую жизнь Илюмжинов отчасти выполнил - он ее сделал, но для очень немногих калмыков. Почти вся администрация президента состоит из его одноклассников. (Говорят, в Элисте ходит анекдот. Поймал крутой золотую рыбку и просит: "Сделай меня одноклассником Кирсана".) Вопросы решаются по-домашнему, и вообще власть в Калмыкии - на зависть остальным прочим - монолитна. Эдак и от ревизоров легче обороняться. Московские проверки устанавливали факты масштабного воровства, федеральные кредиты крутятся в коммерческих структурах, ради чего создаются фирмы-однодневки. (Так, правительственные 14 млрд рублей, выделенные для закупки шерсти, аграрно-коммерческая ассоциация "Степь" отдала под проценты московским, питерским, нижне-тагильским фирмачам. Потом "Степь" испарилась, оставив на память лишь сумму ущерба казне - 9 млрд рублей. И это всего лишь один пример.)

Но, как видим, ни единый волосок с головы калмыцкого хана не упал, никто в республике (или почти никто) и не пикнул. (О том, почему "не пищат" в Москве, - см. выше.)

Душа всемирной компании

Фонд защиты гласности выступил с обращением к ведущим шахматистам мира игнорировать Всемирную шахматную олимпиаду в Элисте.

"Дамы и господа. Шахматный городок, в котором вы будете проживать, был построен на деньги, получаемые путем нарушения всех мыслимых государственных и человеческих законов... Деньги для строительства были отняты у калмыцких женщин и детей, которых ограбили дважды - они якобы добровольно отказались от государственной дотации на детей для этой цели.

Вы будете пить и есть на деньги, полученные от рэкета, - из личного фонда президента Илюмжинова, в который собиралась незаконная дань со всех компаний, зарегистрированных на территории оффшорной зоны Калмыкии. Когда вы будете любоваться видом Янтарного пруда в Шахматном городке, вспомните, что именно в этом пруду было найдено изуродованное тело редактора единственной в Калмыкии оппозиционной газеты..."

Дамы и господа все же приехали, Олимпиада состоялась - хотя и куцая. Не было ни Каспарова, ни Карпова, ни Крамника: трое величайших решили не ввязываться в это нечистое дело. Но остальные (и далеко не последние - тот же Шорт, которого карнизом по голове) все же приехали. И вообще, Кирсана Николаевича принимают в лучших домах. Здесь сказывается не только магия личности дважды избранного президента ФИДЕ.

Смею заметить, Илюмжинов - что бы ни говорили о нем всевозможные правдоискатели, как бы ни увеличивался разрыв между шахматным раем, с одной стороны, нищетой народа и воровством сильных, с другой, - никогда не попадет в число международных монстров: он даже на российский масштаб не тянет.

Он вовремя понял, что путь регионального политика в бедной стране со слабой верховной властью, тернист и по большому счету бесперспективен, это не соответствует ни трезвому расчету, ни его честолюбию. Можно вкладывать в родную степь огромные деньги, но при этом слишком велик риск остаться безвестным областеначальником - не более того. Кирсан больше, чем кто-либо, прочувствовал великую силу космополитизма - и спорта как его наивысшего выражения. (Неважно, что о тебе думают миллионы, важно мнение немногих, но великих.) Кирсан вкладывает деньги в космополитизм, он умеет поражать элиту.

"За несколько недель он перевернул вверх ногами устоявшийся десятилетиями порядок вещей в мире больших шахмат. Таких радикальных реформ, таких сумасшедших денег (его денег! - А.Г.) в ФИДЕ отродясь не видывали. И если он любит сравнивать Роберта Фишера с Моцартом в музыке и Эйнштейном в науке, то его самого можно сравнить с Нобиле, изобретателем динамита... Такие люди появляются не раз в сто, двести или тысячу лет, такие люди появляются только раз, и все" ("Спорт", июль 1996 г.).

Вдумайся, читатель: это ж какие "сумасшедшие" деньги нужны, чтобы довести мир больших шахмат до такого умопомрачительного экстаза, чтобы потерявшие в этом экстазе всякое соображение поставили 33-летнего игрока в ряд с Христом, Буддой и Магометом - ведь, кажется, они появлялись "только раз, и все" (мир знал меценатов покруче Нобиле)?

В способе "делать имидж" Кирсан похож на директора местной филармонии, который фотографируется в обнимку со всеми заезжими звездами и вывешивает снимки в самых заметных местах - дома и на работе. Тут он похож на Жириновского, только В.В. стремится со всеми поскандалить, а Кирсан - душа общества и свой парень. Даже его страничка в Интернете изобилует этой милой нескромностью (см. картинки справа на этой странице. Они как раз оттуда. - А. Г.)

"Известная прорицательница бабушка Ванга на ужин любила пригубить стаканчик виски, граммов 150. Поэтому я всегда привозил с собой самые лучшие сорта виски, какие только мог достать... Летом прошлого года Ванга сказала мне: "Вижу двух президентов Кирсанов". Я страшно удивился. Все разъяснилось в ноябре, когда меня избрали президентом ФИДЕ".

Или вот еще: "Я прилетел в Будапешт, где меня встречали гроссмейстер Лименталь и Бобби Фишер. Я привез деньги - $100000 - долг СССР за пиратски изданную книгу партий Фишера. До утра мы играли в шахматы с Бобби по его правилам игры. Я вручил Бобби свидетельство о готовности выделить ему землю в Калмыкии и подарил калмыцкую черную икру, которой Бобби очень обрадовался". Эрнст Неизвестный стал калмыцким почетным гражданином за памятник "Исход и возвращение". "Президент Калмыкии поступил со мной как когда-то Лоренцо Медичи с Микеланджело Буанарроти (сильное сравнение. - А.Г.): согласился с моим замыслом без предварительных эскизов..." - сказал великий скульптор.

Далай-лама XIV поведал Кирсану, что расцвет буддизма начнется с Запада. Калмыкия - самая западная буддийская территория. (Далай-лама, кстати, так и не почтил визитом роскошный храм, построенный к Олимпиаде.)

Наконец, Папа Римский "понял и оценил" идею постройки костела для единственного католика-калмыка (чтоб дети развивались...). Патриарх всея Руси пришел в восторг от православного храма, построенного на деньги Кирсана, а Саддам Хусейн - нормальный человек, приятный собеседник - вдобавок поднял в Ираке зарплату.

"Кирсан, вы душка!" - восклицают в салонах всего мира и бросают в воздух чепчики от Версаче... Шахматисты питают мозги подаренной Кирсаном каспийской икрой... В деревнях вешаются от безысходности... Словом, каждый занят своим делом.

Странная игра

Скажем прямо: большим шахматам нужен такой президент, как Кирсан Илюмжинов. Он самозабвенно любит эту игру и ничего для нее не жалеет. Остается лишь разобраться - причем здесь Калмыкия?
Оборонительный тезис президента "Большие шахматы нужны для привлечения больших инвестиций" не выдерживает даже легкой критики. Когда речь заходит о деньгах, инвесторам абсолютно все равно, какую игру любят в Калмыкии - шахматы, гандбол или казаки-разбойники, - инвесторов интересует политическая стабильность и состояние промышленности. И тут Илюмжинову похвастать нечем.

Известно, что города дерутся за право проведения крупных международных соревнований: приток денег позволяет решить многие местные проблемы. Проведенные в Элисте с 1994-го четыре чемпионата России по шахматам, финальный матч на звание чемпиона мира между Карповым и Камским и, наконец, Всемирная олимпиада постепенно подводили - и подвели - республику к экономическому краху. Практика уникальная, если не сказать больше - преступная. Именно перед Олимпиадой дотоле приветливый с Москвою Кирсан устроил скандал с угрозой выхода из РФ, если правительство перестанет кормить Элисту большой бюджетной ложкой, и слава "самого стабильного региона" опала, как яблоневый цвет.

Наконец, незадолго до Олимпиады была убита Лариса Юдина. Подручные "его светлости" методично "дожимали" редактора последней оппозиционной газеты: лишали аккредитации, таскали по судам (исход дел был предрешен), и аккурат перед фестивалем терпение у "шахматистов" кончилось... То, что тело Юдиной нашли в Янтарном пруду Сити-Чесс, будто бы дает повод подозревать недругов "его светлости", но логика политического хамства элементарна: убийцы сделали все, чтобы отвести подозрения от дважды президента - Калмыкии и ФИДЕ, а навести их на "кого нужно".

Из последних новостей: на 12 млн рублей, выделенных МЧС России на постройку жилья для "затопленцев" из Лагани (43 семьи), в Элисте возведен розовый дом для "шахматистов": квартиры поделены между Комитетом молодежи, Министерством строительства, администрацией президента, остальное раскупили просто богатые люди...

"Белые люди" Калмыкии, как всегда, начинают и, как всегда, выигрывают.