Степные шахматы без правил (14.10.2002)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::14.10.2002, Фото: "Коммерсант"

Степные шахматы без правил

Президент Калмыкии если и играет в политику, то только на деньги

Максима Лупана

Converted 13674.jpg Федеральные СМИ не первый год печатают критические статьи о положении в Калмыкии. Это и понятно. Имя Кирсана Николаевича Илюмжинова — президента Республики Калмыкии — известно всем. То его назовут одним из самых богатых людей мира, то сделают главой глобальной шахматной федерации, то припишут ему покупку «Роллс-Ройса» Эдит Пиаф, то он сам вдруг выступит с заявлением, что собирается, мол, поставить памятник Остапу Бендеру в Рио-де-Жанейро. Великий комбинатор калмыцких степей даже собственные Нью-Васюки построил, хоть и назвал их по-другому на модный сегодня западный манер. Он молод, обаятелен, предприимчив и, несомненно, удачлив. Пожалуй, всего, что рядовой читатель о нём знает, не перечислить на одной газетной странице. В преддверии выборов мы подготовили некоторый дайджест публикаций. Итак, что мы слышали о Калмыкии за все годы его президентства? По сведениям газеты «Московские новости», в регионе один из самых низких уровней жизни в Российской Федерации. Долги республики в три раза превышают её годовой бюджет. Офшорная черная дыра, в которой исчезли миллиарды рублей и сотни миллионов долларов, безвозвратно потерянных для России.

А вот и почти свежие сведения, как сообщается в пресс-релизе партии «Яблоко». В середине мая в Элисте были арестованы начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Калмыкии и ряд его сотрудников, причем бой между сотрудниками ФСБ и МВД республики длился несколько часов. А через два дня был убит начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями УФСБ по Калмыкии. Где еще такое могло случиться!

Странный контраст: чем благополучнее выглядит президент, тем беспросветнее сегодняшний день и мрачнее перспективы на будущее вверенного ему степного края.

И конкурентов он вроде бы всё меньше и меньше опасается, несмотря на то, что на президентских выборах 20 октября ему будут противостоять аж 11 кандидатов. Так и сказал однажды: «Я без Калмыкии обойдусь, а вот как она без меня...» (Цитируем по мартовскому номеру еженедельника «Собеседник».) Трогательную обеспокоенность проявляет президент о судьбе своей малой родины.

Хотя такая отеческая забота для Кирсана Николаевича как раз характерна: стал бы он иначе на ключевые должности в республике рассаживать своих близких родственников? Да и других доказательств такой заботы достаточно. Вот, например, местная пресса слова плохого о своём президенте не напишет. Особенно после того, как помощник Илюмжинова по правовым вопросам, по сведению тех же «Московских новостей», неоднократно судимый Сергей Васькин • был снова осуждён, теперь уже за убийство последнего оппозиционного журналиста Элисты Ларисы Юдиной.

«Нежную» отеческую опеку президента ощущает на себе и местный бизнес. Недавно, например, задолжав компании «Калмнефть» почти 2 миллиона долларов, взятых у неё на строительство Чесс-Сити (тех самых шахматных Нью-Васюков), он не только их не вернул, но и вступил в судебную тяжбу, видимо, мечтая о смене руководства республиканского нефтяного холдинга.

Многих поражает Кирсан Николаевич и своим радушием в отношении высоких московских гостей. «Новая газета» опубликовала заявление помощника депутата ГД Травкина, из которого следует, что бывшему министру РФ по налогам и сборам Починку, председателю Верховного суда РФ Лебедеву и полпреду Президента РФ в своём округе Казанцеву Илюмжинов пытался подарить по ахалтекинскому жеребцу. Одно такое животное стоит как минимум 15 тысяч долларов. Да и вообще, когда не так давно в Государственной думе среди депутатов пытались собрать подписи под прошением в Счётную палату провести в Калмыкии очередную проверку, очень многие депутаты (даже известные своей непримиримой антикоррупционной позицией) отказали: кто-то к Кирсану на охоту ездит, кому-то он «помог в трудную минуту» и так далее. Так написал в прошлом году журнал «Профиль».

Неотъемлемые качества Кирсана Илюмжинова — размах и отсутствие мелочности. Только закончив строительство коттеджно-шахматного миража в нищей калмыцкой степи, президент республики тут же приступил к давно задуманному превращению Элисты в столицу российского игорного бизнеса, а также к пробиванию кредитов на строительство железной дороги не куда-нибудь, а сразу в Японию («Московские новости»). Кто, интересно, будет в эту Японию ездить? Местные пенсионеры, годами не получающие пенсии? Или работники сферы образования, на которую в бюджете Калмыкии предусмотрены в три раза

меньшие деньги, чем президент ежегодно тратит на содержание своего футбольного клуба? («Профиль».)

Масштабность в действиях Кирсана Николаевича поражала всегда, даже тогда, когда он ещё не был президентом. В 1992 году, например, он обещал федеральному правительству решить полносгыо проблему со снабжением текстильных фабрик страны отечественной шерстью. Получил под это на 11 миллиардов рублей льготных кредитов. Но, видимо, быстро остыл к «шерстяной» идее как недостаточно масштабной, потому что с тех нор никто ни этой шерсти, ни этих денег так и не видел («Московские новости»). Зато один из имевших отношение к «шерстяному» делу бизнесменов Архаков в ходе его расследования почему-то вдруг покинул этот бренный мир, хоть и находился, как говорится, в полном расцвете сил, а второй — господин Баянов — чудом остался жив после автомобильной аварии.

Мозг президента Калмыкии никогда не пребывает в покое: он всё время занят мыслями об улучшении и облегчении жизни. Правда, прежде всего своей. В 1997 году в Калмыкии были незаконно избраны органы местного самоуправления — не всеобщим прямым и тайным голосованием, а на собраниях и сходах граждан. Они, в свою очередь, сформировали избирательные комиссии, а комиссии провели выборы депутатов в Народный хурал. Незаконно избранный парламент пишет законы республики.

1995 году Илюмжинов провёл главную «инновацию» в жизни Калмыкии — добился для неё статуса внугреннего офшора, позволявшего привлечь в регион огромные деньги. Казалось бы, вот теперь и возблагодарят судьбу жители республики. Но денежный дождь пролился мимо регионального бюджета и почему-то сразу упал на ниву специально созданного президентского фонда, расходной политикой которого ведал и ведает исключительно сам «главный шахматист мира». Только с 1995 по 1998 год сюда поступило около 63 миллиардов рублей, которые, по сведениям Главного контрольного управления Президента РФ, были потрачены на приобретение котгелжсй, машин, путевок и тому подобных государственно важных товаров.

Любопытное новшество было предложено вниманию общественности и в области правоохранительной практики. Как сообщили «Московские новости»: затребованное Генеральной прокуратурой в 200 году дело об экспорте питерской фирмой «Парадиз» изготовленных в Калмыкии «гидротехнических приборов» (в ходе этой аферы из бюджета было уведено 50 миллионов долларов США) было отправлено в Москву не фельдъегерской почтой, не самолётом и даже не поездом, а... на «Жигулях». Неподалеку от Элисты сопровождавший дело следователь местной прокуратуры и шофёр вышли из машины якобы заменить колесо, а в это время проезжавший мимо «КамАЗ» «задел» автомобиль прокуратуры, да так, что он немедленно и дотла сгорел. Разумеется, вместе со всеми 18 томами уголовного дела. Разгадка этой забавной пиротехнической шарады напрашивается сама собой, если хотя бы чуть-чуть вникнуть в суть событий:

«Парадиз» был давним партнёром по бизнесу подконтрольной Илюмжинову корпорации «Сан», замешанной, кстати, ещё в том самом «шерстяном» скандале, с которого началась предпринимательская биография Кирсана Николаевича («Московские новости»).

Вскрылась и поражающая своей новизной финансовая афера, связанная с именем жены брата президента Калмыкии г-жи Угнасуновой, занимавшей с 1995 года пост председателя правления Калмыцкого отделения Сбербанка России. Угнасунова открыла новый способ финансирования «венчурных» проектов своих друзей:

она, не имея на это никаких законных оснований, передала некоей фирме «Санрайз» векселя Сбербанка на сумму 10 миллионов долларов США («Профиль»). Это ни много, ни мало целых три годовых бюджета Калмыкии...

Так что аналогии между Остапом Ибрагимовичем Вендором и обаятельным президентом стенной республики напрашиваются не только в связи с шахматным бумом и будущим памятником в Рио. По крайней мере, можно без колебаний утверждать: масштабы деятельности президента Калмыкии Великому комбинатору и не снились.

Сегодня контраст между достижениями Республики Калмыкии и личными успехами её президента такой же разительный, как между чёрными и белыми квадратиками на шахматной доске. На таком фоне любые попытки Илюмжинова сохранить свой пост выглядят довольно забавно. И всё же общая картина получается совершенно несмешной, особенно для тех, кто понимает: у Кирсана Николаевича всё-таки есть шанс победить на очередных выборах. Одно только утешает: в один прекрасный день через несколько лет всем калмыцким пенсионерам можно будет сесть на поезд и уехать... в Японию.