Стойкий Оловянный Солдатик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Нелицеприятный портрет Бориса Грызлова

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсант Борис Вячеславович Грызлов совершил свой стремительный взлет в пятьдесят лет, став лидером крупнейшей пропрезидентской партии «Единая Россия» и министром МВД. До этого он был, как говорят в народе, «никто, никем и звать никак». Искать разгадку его неожиданного взлета в фактах биографии — бесполезное дело.

Правда, пионерские и комсомольские годы Бориса отмечаются успешной учебой и примерным поведением, но этого для бурной карьеры явно недостаточно. «Опрятный, чистенький, всегда аккуратный, активный комсомолец, физорг класса, ни с кем никогда не дрался, уроки не прогуливал, собирал металлолом и макулатуру». Это из официальных школьных характеристик.

А вот строки из «неофициальной» характеристики, данной школьной учительницей, пожелавшей остаться не названной: «Он был словно застегнутый на все пуговицы, закрытый, скорее всего никакой. Боря был, что называется, всегда готов». Если уж искать некий «фактор успеха» в школьных годах, то это, пожалуй, учеба в одном классе с будущим главой ФСБ Николаем Патрушевым. Они дружили, сидели за одной партой. Коля учился гораздо хуже Бориса и, не исключено, списывал у него. Школьная дружба вполне могла иметь далеко идущие последствия. Тем более, что Патрушев – «человек Путина», заступил на высший чекистский пост после него.

Учеба в Ленинградском электротехническом институте им. Бонч-Бруевича и работа после выпуска радиоинженером в «ящике» — абсолютно ничем не примечательны. Средний студент и средний радиоинженер. За длительную работу в НИИ мощного радиостроения и в производственном объединении «Электронприбор» (более двадцати лет) смог дослужиться лишь до замзавотдела. В последнее время он возглавлял заводской комитет профсоюза — пост, прямо скажем, незавидный. Однако роль профбосса позволила ему стать, с наступлением новых времен, соучредителем ООО «Электронприбор» — все заводское начальство по стране, как знаем, было в первых рядах приватизаторов (прихватизаторов, как говорят в народе).

В 1998 г. Б.В. Грызлов впервые попробовал себя в роли публичного политика: баллотировался в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. Но выборы с треском проиграл. Правда, через год он пошел на новые выборы — на сей раз в Государственную Думу. Фамилия его была в списке питерских «медведей», так что успех гарантировался. До этого он возглавлял Санкт-Петербургское отделение «Единства» и, конечно же, попал в поле зрения будущего президента. В Думе депутатская фракция «Единство» избрала Бориса Вячеславовича своим предводителем. И на этом посту, как рассказывают, он пользовался уважением своих фракционных коллег. За что? Особый вес ему придавала близость к президенту. Благодаря этому заединщики из первых рук узнавали волю высшей власти и всегда могли «соответствовать».

Журналисты отмечали в ту пору особую закрытость Грызлова для прессы: он не шел на прямой контакт, требовал подробного плана «беседы», а потом отфутболивал представителя СМИ к кому-нибудь из своих подчиненных. Скорее всего, Грызлов в роли политика чувствовал себя крайне неуверенно, боялся попасть впросак. Однажды все-таки это с ним случилось. Неожиданно он повел свою фракцию на союз с коммунистами, и две фракции сообща потребовали отставки правительства. Замысел этого шага был более чем странный. Будто бы так предполагалось вызвать правительственный кризис, роспуск Думы и новые выборы, на которых «медведи» получат абсолютное большинство мандатов. Бес, что называется, попутал, а, скорее всего, какой-нибудь чересчур изощренный кремлевский политтехнолог. Абсурдность замысла скоро стала очевидной и для Грызлова: наверняка с самого верха ему это разъяснили. Ничуть не смущаясь, Борис Вячеславович тот час скорректировал линию: решительно выступил против бойкота, назвав идею, которую еще вчера разделял, «коммунистическим фарсом». В Думе это вызвало бурный смех, но никак не осуждение. Депутаты давно воспринимают беспринципность как норму.

За год и три месяца думской деятельности Грызлов ничем не запомнился широкой публике. Коллеги же отмечали в нем одну характерную особенность (кто с одобрением, а кто с осуждением): «Он старался ни с кем никогда не портить отношений, ни с кем никогда не поссорился». Словом, человек приятный во всех отношениях. Это свое качество он сохранил и на новом своем посту главы МВД. Что, конечно же, не шло на пользу дела.

В марте 2001 года Указом президента Грызлов был произведен в главные милиционеры страны. Путин не скрывал своего замысла: «Это чисто политическое назначение». Милицейское ведомство переживало тяжелейший кризис. Оно погрязло в коррупции. Пытки задержанных и арестованных стали общим явлением и вызывали большую тревогу в обществе. Люди окончательно потеряли доверие к своей милиции, боялись ее пуще преступников, ничуть не рассчитывая на защиту. «Милицейские крыши» обирали почище бандитских.

Приход штатского человека в силовое ведомство (в Думе Грызлова пожаловали чином майора запаса) в принципе может быть эффективным. Новичок не заложник дурных традиций, он не повязан отношениями. Многие полагали, что Грызлов призван исполнить роль камикадзе. Ведомство плохо поддавалось реформированию. Чтобы его перестроить, требовалось основательно расчистить «площадку». Это, безусловно, вызвало бы недовольство многих людей в погонах, но понравилось бы обществу. Когда засылают комиссара — быть большой чистке. Так подумали многие и ошиблись. Вспомним про репутацию Грызлова — человека приятного во всех отношениях. Перемещения конечно же в милицейских верхах последовали и кое-кого уволили в запас. Однако теперь уже можно сказать с уверенностью: ничего серьезного не произошло.

Не было даже и намека на реформы. Не называть же реформами создание в федеральных округах соответствующих управленческих органов или организацию, скажем, криминальной милиции, в состав которой вошло несколько подразделений. Нам то всем, что от этого? Хроническая, затяжная перегруппировка надолго парализовала и без того хилые силы ведомства. Преступность же, как была высокой, такой и осталась. Как били в милиции, так и бьют. Как вымогали взятки, так и вымогают. Вот, например, что показывают данные недавнего социологического опроса. Около 60% россиян не надеются на помощь милиции, 67% считают взяточничество в органах стабильной системой, 64% опрошенных заявили, что относятся к милиции с опасением. Конечно, за столь короткое время ожидать серьезных перемен было бы наивно. Но ведь новый министр не выказал даже намерения их совершить. При этом он постоянно говорил правильные слова. Ну, например, «раскрываемость важна, но она не является целью нашей работы», «цель МВД не красивые показатели, а безопасность граждан». Между тем, раскрываемость как была, так и осталась главным критерием. И ради этого людей бьют, что ни попадя, выколачивая оговоры и самооговоры. Неопытность и некомпетентность нового назначенца особенно проявились в страшные дни «Норд-Оста»: тогда вблизи террористов был заместитель Грызлова Васильев, которому пришлось брать всю ответственность на себя. Сам же министр оказался как бы не у дел: вместе со своим одноклассником мелькнул только разок на ТВ в момент отчета у президента.

В преддверии новой избирательной компании Борис Вячеславович попытался, как посчитали многие, взять реванш: публично объявил об успешной операции «оборотни». Проявив полное неуважение к закону, министр назвал своих бывших коллег преступниками не только до суда, но и даже до предъявления им обвинения. Неуклюжее желание «попиарить» себя, а заодно и всю свою партию, заметили многие. А между тем нечто подобное он совершал и ранее. Поспешил, например, с телеэкрана объявить о раскрытии убийства генерала-дальневосточника Гамова. И назвал убийцу: преступный авторитет Якут. Но в итоге вышел конфуз. Через сутки Приморская прокуратура, расследовавшая это дело, заявила, что Якут убит и никаких фактов, уличающих его, нет. Словом, поспешил — людей насмешил.

Когда Грызлов получил новое назначение, возглавил объединенную партию «Единая Россия», эксперты заговорили, что для не справившегося со своими обязанностями министра найден запасной аэродром. Однако эксперты ошиблись: Грызлов волею Кремля сохранил оба кресла. Почему на высший пост объединенной партии («Единство», «Отечество». «Вся Россия») не нашлось никого кроме Грызлова? Причем его пришлось производить в лидеры, хотя он не имел права быть даже членом партии (членство исключало сохранение поста министра). Беспартийный партийный лидер… Очевидно, и на этом посту президенту нужен был абсолютно свой человек. И уж тут наличие каких либо политических талантов вовсе не необязательно. Разглядеть невооруженным взглядом политические пристрастия нового лидера просто невозможно. Вот что по этому поводу сказал руководитель российского отделения Фонда гражданских свобод Павел Арсеньев: «Самостоятельных взглядов у Грызлова не существует. Никому неизвестно, например, он рыночник или антирыночник, за профессиональную армию или против нее, прозападник или патриот-славянофил? Все взгляды Бориса Вячеславовича, как и его партии, умещаются в два слова: «верность Путину», или «верность президенту». Как показали предыдущие выборы, пока у Путина высокий рейтинг, эта стратегия беспроигрышная. Почему Грызлов сегодня сидит на двух креслах? Мне кажется у нынешнего президента очень маленькая скамейка запасных. В отличие от Ельцина Путин скупо приближает к себе людей. Правда и расставаться с ними ни любит. Так что Путину выбирать почти не из кого. Грызлов проявил себя послушным и преданным Президенту человеком. Чего же еще? Словом, стойкий оловянный солдатик. Но тот, из сказки Андерсена, как помним, охранял замок принцессы. И не претендовал на большее.

Георгий Целмс

Оригинал материала

«Русский курьер»