Стокгольмский арбитраж нашел 3 свидетельства заинтересованности России в экспроприации имущества

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Стокгольмский арбитраж нашел 3 свидетельства заинтересованности России в экспроприации имущества ЮКОСа: избирательность преследования, а также ход налоговой проверки нефтяной компании и распродажи ее активов

Экспроприация незаконна: ее целью был возврат активов компании в собственность государства с оказанием давления на политического оппонента

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::13.01.2011, Простые истины

Дмитрий Казьмин

Стокгольмский арбитраж нашел три свидетельства заинтересованности российского правительства в экспроприации имущества ЮКОСа. Это избирательность преследования, а также ход налоговой проверки нефтяной компании и распродажи ее активов.

Еще 12 сентября арбитры института торговой палаты Стокгольма присудили взыскать с России $3,5 млн ущерба в пользу держателя акций ЮКОСа — британской RosinvestCo UK Ltd. Стороны не обнародовали решение, а информация о первом проигрыше спора с бывшими акционерами ЮКОСа была обнародована Минфином в проспекте евробондов только в ноябре, причем без указания подробностей. В декабре Россия оспорила решение арбитров (.pdf, 5,6 Мб) в государственном суде Швеции, благодаря чему «Ведомостям» удалось с ним ознакомиться.

RosinvestCo требовала деньги за потерю инвестиций в ЮКОС на основании соглашения о взаимной защите капиталовложений между СССР и Великобританией от 1989 г. Статья 5 этого документа не допускает незаконную экспроприацию, т. е. не в общественных интересах, дискриминационную по отношению к каким-то компаниям и без выплаты владельцам компенсаций в двухмесячный срок. Арбитры согласились, что в случае с ЮКОСом речь идет о незаконной экспроприации. По их мнению, ее целью был возврат активов компании в собственность государства, а также оказание давления на политического оппонента.

В этом арбитры убедились, проанализировав три факта. Схемы уклонения от уплаты налогов, применяемые ЮКОСом, использовались и другими нефтяными компаниями, говорится в решении: то, что жесткие санкции были применены только к одной компании, свидетельствует о дискриминации. Другим доказательством послужил порядок проведения налоговых проверок. Во время проверки, начатой одновременно с кампанией против ЮКОСа, налоговики нашли множество нарушений, которых не обнаружили во время предыдущей проверки всего восемью месяцами ранее, удивлены арбитры. Наконец, третьим фактом стали итоги аукциона по продаже «Юганскнефтегаза». Победителем стала неизвестная прежде компания («Байкалфинансгруп». — «Ведомости»), у которой не было даже офиса, но которая каким-то образом нашла $1,7 млрд для участия в торгах и действовала в интересах госкомпании «Роснефть», констатируют арбитры.

Арбитры относят к государству действия не только чиновников, но и «Роснефти», замечает партнер «Нерр» Илья Рачков: т. е. получение активов ЮКОСа подконтрольными государству коммерческими организациями все равно трактуется как экспроприация.

Правда, арбитры присудили компенсацию лишь в 1,5% от затребованной RosinvestCo UK Ltd суммы, следует из решения: ущерб в $3,5 млн рассчитан по состоянию на 24 марта 2007 г., Россия должна приплюсовать к нему проценты по ставке LIBOR на дату оплаты.

Размер компенсации меньше судебных издержек, оцененных RosinvestCo в $14,3 млн, российская сторона потратила на суд втрое меньше — $4,1 млн и 370 500 евро, но все равно больше компенсации.

Тем не менее это решение грозит миллиардными убытками России, замечает Рачков. Он напоминает, что юрфирма Covington & Burling уже подсчитала: потери инвесторов ЮКОСа в странах, которые имеют двусторонние договоры с Россией о защите инвестиций, составляют более $10 млрд. «Эти инвесторы растащат решение по делу RosinvestCo на цитаты, хотя оно и не создает прецедента», — прогнозирует Рачков. Формулировки в решении достаточны, чтобы требовать компенсации от России по соглашениям о взаимной защите инвестиций, считает партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей: «Но трудно назвать победой взыскание 1,5% от заявленной суммы требований».

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков и представитель администрации президента комментировать решение отказались. Представитель Минфина также не комментирует процесс, ссылаясь на подачу апелляции на решение стокгольмского арбитража. Важно, что появилось подобное решение от независимых арбитров, это может стать тенденцией, надеется бывший зампред правления ЮКОСа Александр Темерко. Но практического значения для других споров от него мало, каждое дело рассматривается индивидуально.


***

"ЮКОС дошел до банкротства не из-за рискованного ведения бизнеса, а в результате неправомерных действий государства"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::23.12.2010, ЮКОС — жертва государства

Дмитрий Казьмин, Екатерина Кравченко

Крах ЮКОСа вызван действиями государства — такой вывод следует из решения международного арбитража по иску бывшего миноритария нефтяной компании. Ущерб невелик — России предстоит выплатить миноритарию $3,5 млн. Но это первое решение, а всего таких исков может быть подано на $10 млрд. [...]

Как выяснили «Ведомости», решение вынесено 17 сентября 2010 г. арбитражным институтом торговой палаты Стокгольма в пользу RosinvestCo UK Ltd. Это подтвердили ее адвокат Кай Хобер, а затем и представитель Минфина. По данным iareporter.com, RosinvestCo аффилирована с американским хедж-фондом Elliott Associates с активами в $17 млрд (данные Bloomberg).

С 2007 г. британцы добивались взыскания сначала $75 млн, а потом более $200 млн из-за потери инвестиций после «национализации» ЮКОСа. Россия пыталась оспорить юрисдикцию стокгольмского арбитража в государственных судах Швеции, полагая, что арбитры могут рассудить только вопрос порядка уплаты и размера компенсации, но не ее возникновения. Верховный суд Швеции окончательно отклонил эту жалобу 12 ноября.

Арбитраж не публикует свои решения, Минфин и Хобер предоставить его «Ведомостям» отказались. Но раз арбитры согласились присудить компенсацию, значит, признали, что государство способствовало потере инвестиций в ЮКОС, объясняет партнер «Нерр» Илья Рачков. Соглашение о защите инвестиций не защищает от коммерческих рисков, согласен партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей: значит, трибунал решил, что ЮКОС дошел до банкротства не из-за рискованного ведения бизнеса, а в результате неправомерных действий государства. Значительное сокращение арбитрами суммы компенсации Рачков связывает с тем, что RosinvestCo купила акции в тот момент, когда против ЮКОСа были выдвинуты крупные налоговые претензии и его крах можно было ожидать.

По словам представителя Минфина, решение арбитража обжаловано 10 декабря в апелляционном суде Стокгольма (рассматривает жалобы на решения арбитров по правилам первой инстанции). В суде «Ведомостям» сказали, что дело пока рассматривается. По словам Магнуса Сталмаркера из шведского офиса Baker & McKenzie, ознакомившегося с апелляцией, Россия жалуется, в частности, на то, что арбитры превысили свои полномочия, так как не могли исследовать вопросы налогообложения ЮКОСа в России. А также судьи совершили процедурную ошибку, отнеся бремя доказывания на Российскую Федерацию.

Неудивительно, что, несмотря на значительное сокращение компенсации, Россия продолжает оспаривать решение, говорит Рачков, ведь оно носит прецедентный характер для споров по соглашениям о защите инвестиций. Тот же стокгольмский арбитраж сейчас рассматривает иск от семи испанских инвестфондов — держателей ADR ЮКОСа, интересы которых представляет Renta 4 S.V.S.A. (размер требований не раскрывается), замечает он. Ранее юрфирма Covington & Burling оценила потери инвесторов ЮКОСа в странах, которые имеют двусторонние договоры с Россией о защите инвестиций, более чем в $10 млрд.

Решение одних арбитров не имеет прецедентного значения для других, но на практике оказывает серьезное влияние, говорит Хвалей. Причем не только для споров по двусторонним соглашениям о защите инвестиций, но и, например, по Энергетической хартии, добавляет он. Иск RosinvestCo как раз собирались использовать для создания прецедента, предшествовавшего иску GML, бывшего основного акционера ЮКОСа, к России в Постоянный третейский суд в Гааге, знает Дмитрий Гололобов, партнер Gololobov & Partners и бывший главный юрист ЮКОСа. GML требует $50 млрд компенсаций за конфискацию активов на основе Энергетической хартии ЕС.

RosinvestCo и Elliott Associates на запрос «Ведомостей» не ответили.

Нельзя молчать

Россия не могла не сообщить в проспекте о проигрыше такого иска, объясняет чиновник Минфина. Сокрытие таких фактов грозит личной имущественной ответственностью за потерю инвестиций в бумаги лицам, подписавшим проспект, объясняет Хвалей. Такой исход возможен, продолжает он: та же RosinvestCo может арестовать средства на счетах России в иностранных банках, на которые будут переводить средства от покупки бондов.