Сторно для Сторчака

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чьи интересы стоят за попытками «отмазать» замминистра финансов?

1282050642-0.jpg Настоящим украшением затухшего на время политического сезона стало развернутая Министерством финансов кампания «Спасение рядового Сторчака». С почти голливудским размахом и настойчивостью, настоятельно требующей лучшего применения многие федеральные СМИ, почти забыв про горящие торфяники, активно отрабатывает сегодня тему Сторчака и ЗАО «Содэксим». Очередным этапом кампании стало сегодняшнее заседание Арбитражного Суда г. Москвы, куда поступил иск к Минфину со стороны ЗАО «Содэксим».

Для непосвященных, ряды которых катастрофически тают подобно надеждам на стабилизацию пожароопасной обстановки в российских регионах, напомним историю вопроса. Благо, вопрос действительно оказался неплохо изученным не только представителями Следственного комитета при Прокуратуре РФ, инициировавшими расследование громкого дела против правой руки Алексея Кудрина, но и многочисленными медиа, давно и охотно муссирующего тему дела против замминистра финансов России.

Алжирские финики или развесистая клюква?

Сергей Сторчак был задержан сотрудниками Федеральной службы безопасности в ноябре 2007 года. Следственный комитет при прокуратуре РФ возбудил уголовное дело по ст. 30 и 159 Уголовного кодекса «Покушение на хищение денежных средств или имущества мошенническим путем». Задержали Сергея Сторчака в его загородном доме, о взятии под стражу в четверг в СМИ не сообщалось, и господин Кудрин якобы был крайне удивлен, не обнаружив его в самолете, которой должен был лететь на совещание глав минфинов стран группы G20. Одновременно со Сторчаком были взяты под стражу и двое других фигурантов дела — председатель совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Вадим Волков и президент компании «Содэксим» Виктор Захаров. После санкционированного судом ареста всех троих появилась официальная информация, что все трое взяты под стражу по подозрению в покушении на хищение путем мошенничества «денежных средств из госбюджета РФ, организованной группой в особо крупном размере».

Вскоре, однако, стало понятно, что на размеренное законом течение хода расследования дела и справедливый судебный приговор. Однозначная позиция главы минфина Кудрина, вставшего на защиту своего зама, вскоре позволило Сторчаку выйти на свободу под подписку о невыезде. А вот окончательно решить вопрос Сторчака, а вместе с ним и похоронить уголовное дело, видимо, было призван перевод рассмотрения претензий Следственного комитета из уголовно-процессуальной в гражданскую плоскость правоотношений.

С этой целью некоторое время назад компания «Содэксим» подала гражданский иск к Министерству финансов России, в котором компания просит признать недействительной сделку по приобретению у государства в лице Министерства финансов имущественного права на участие в погашении задолженности Алжира перед Россией путем осуществления товарных поставок. Говоря проще, «Содэксим» просит министерство вернуть деньги, якобы перечисленные на счета ведомства еще в 1996 году в рамках урегулирования долга Алжира перед Россией. Тогда, согласно межправительственному соглашению, Россия и Алжир одобрили очень простой механизм возвращения долга: любая российская компания могла, заплатив в бюджет Российской Федерации определенную сумму, получить право на закупку у Алжира товаров по низким ценам для реализации их в России. По мнению юристов компании, «Содэксим», имея соответствующий договор с компанией «Санта-Рат», перед которой он взял обязательства поставить товар, поручил «Санта-Рату» перечислить напрямую в бюджет 24 миллиона долларов, но после того, как деньги якобы поступили на счет Министерства финансов, алжирская сторона не только отказалась сотрудничать, но и в одностороннем порядке расторгла уже подписанные с Россией контракты.

В 2006 году Россия подписала договор о списании алжирского долга, взяв на себя проблему его погашения, а как бы образовавшаяся задолженность Российской Федерации (собственно «долг» и проценты по нему) перед бизнесменами, не получившими «ни товара, ни навара» повисла на бюджете страны, оператором которого, напомним, и является Министерство финансов. Сегодня «Содэксим» пытается в судебном порядке обязать министерство вернуть перечисленные только на бумаге миллионы. При всей кажущейся изощренности за этой попыткой стоит вполне нехитрая идея. В соответствии недавними поправками в Уголовно-процессуальный кодекс РФ в закон внесена новация, признающая, что обстоятельства, установленные вступившие в законную силу решением арбитражного суда, признаются судом, прокурором и следователем без дополнительной проверки.

Следовательно, если Арбитражный суд Москвы признает, что действительно у Российской Федерации есть долг перед некой компанией «Содэксим», замминистра финансов Сторчака, который исходя из материалов уголовного дела, прямо виновен в образовании этой липовой задолженности, можно смело объявлять жертвой гонений со стороны СКП при Прокуратуре. Ставка на арбитражное, а не уголовное дело влиятельных защитников Сторчака вполне объяснима. Каждый профессионал знает, что в арбитраже судятся не люди, а документы. Грамотным финансистам не составит труда составить любые бумаги, обосновывающие их позицию. Только вот куда девать в таком случае собранные в материалах уголовного дела документальные свидетельства поставленных алжирцами и сгнивших (!) в Новороссийском порту партии фиников на 2 миллиона долларов, которых, как утверждает «Содэксим» и Ко никогда в природе не было.

Двойная бухгалтерия Минфина

Любой бухгалтер, да и все, кто сталкивался в магазине с ситуацией неправильно пробитого чека, знает, что такое операция cторно (итал. storno — перевод счёта), представляющая собой бухгалтерскую проводку, предназначенную, как правило, для исправления ранее ошибочно произведённой записи.

Обычно применяется только один вид сторно. — т. н. отрицательное сторно., при котором для исправления ошибочной проводки даётся дополнительная проводка, составленная на ту же сумму, но с отрицательным знаком. Таким образом, неправильная запись аннулируется. Чтобы выделить отрицательные числа, их обычно пишут красными чернилами, поэтому отрицательные сторно иногда называют также «красным». Может применяться и частичное отрицательное сторно, когда первоначальную ошибочную запись не уничтожают, а только изменяют.

Ситуация в которую попало руководство Минфина, судя по всему, делающее все, чтобы покрыть Сторчака и подвердить, что государство имеет не существующий на самом деле долг в размере почти 60 миллионов долларов перед компанией, до боли напоминает такую операцию. Только, проводимую с противоположным знаком и в интересах группы лиц, которые, как считает следствие, собирались причинить ущерб в особо крупных размерах государственному бюджету. По сути дела, Минфин готов выплатить 60 миллионов долларов неизвестно кому и неизвестно за что лишь бы только обелить замминистра финансов и его подельников. Думать об интересах бюджета и без того дефицитного с учетом кризиса, по всей видимости, не кому в голову не приходит.

В этом смысле вполне показательна позиция министра финансов А.Кудрина, который, несмотря на то, что находится с 30 июля по 22 августа 2010 года в отпуске официально (или неофициально?) подписал позицию Минфина по данному вопросу, подтверждающую, что государство в его лице признает долг бюджета перед компанией «Содэксим».

Стремлению главы Минфина защитить честь своего мундира и поддержать своего проштрафившегося зама можно найти вполне человеческое обоснование. А имея даже скудную фантазию и мало-мальское знание о порядках, царящих в главном финансовом ведомстве страны, и даже не одно. Тем не менее, история Сторчака, скорей всего, гораздо более сложная. При любом раскладе дела в Арбитражном суде г. Москвы, очевидно, что «взявший след» СКП своего добьется. Всем, кто внимательно следит за расследованием уголовного дела против Сторчака и Ко понятно, что Следственный комитет обладает гораздо большим массивом документом, чем те, которые исследованы в рамках дела по алжирскому долгу. По всей видимости, еще только ждут своего часа материалы, касающиеся урегулирования долга России перед Кувейтом и Донау Банка, грозящие стать более громкими по сравнению с делом Сторчака-«Содэксима».

В этом ракурсе стратегическим интересам министра финансов скорей соответствует не готовность полностью покрыть своего сотрудника, а стремление вывести из «под удара» по возможным гораздо более масштабным делам, которые могут нанести пресловутой чести минфиновского мундира непоправимый лично для министра урон. Ведь одно дело, если речь идет о злоупотреблениях на сумму в десятки миллионов долларов, а совсем другое – если о миллиардах. Тем более, в рамках курса Президента Медведева на борьбу с коррупцией и открывающегося нового политического цикла с неизбежным в его конце частичным или полным обновлением состава руководства отдельных министерств и ведомств.

Оригинал материала

«Марта Валиева» от origindate::17.08.10