Сторчак консультирует правительство из тюрьмы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сторчак консультирует правительство из тюрьмы Сенсационные признания жены замминистра финансов РФ

"16 октября 2006 года все сообщество финансистов, банкиров и журналистов было буквально потрясено новостью об аресте замминистра финансов России Сергея Сторчака. Бывший зампред Внешторгбанка считался одним из лучших экспертов в сфере международных финансов. Строчака обвиняют в незаконных манипуляциях с внешними долгами России. Министр финансов Алексей Кудрин и банкир Александр Лебедев сразу же заявили о невиновности Сторчака и готовности за него поручиться. Однако Сергей Сторчак уже второй месяц находится в СИЗО «Лефортово». «Москор» несколько раз пытался поговорить с женой Сергея Сторчака Людмилой, но получал отказ. Но вчера Людмила Петровна согласилась встретиться с нашим корреспондентом. После очередного морального потрясения: Сергей Сторчак хотел причаститься, но священника к нему не пустили. – Последний год каждый наш разговор по телефону прослушивался спецслужбами, – рассказала «Москору» Людмила Сторчак, жена заместителя министра финансов РФ Сергея Сторчака. – Они знали, что у нас сорвалась сделка по покупке загородной дачи под Звенигородом. Мы семь лет копили деньги, чтобы купить этот дом. Они знали, что деньги лежат в сейфе нашей квартиры. Они знали все. Не дали причаститься За два месяца нахождения Сергея Сторчака в Следственном изоляторе «Лефортово» ему устроили всего один допрос в присутствии следователя и адвоката подозреваемого. По закону у человека, находящегося в СИЗО, может быть не более двух посетителей в месяц. Один раз к Сергею Сторчаку пришел министр финансов Алексей Кудрин и один раз к нему пустили жену Людмилу. Сергей Сторчак уже несколько лет соблюдает православные посты. Сейчас идет Рождественский пост, и заместитель министра финансов РФ попросил причаститься. В среду в посещении священнику было отказано. Следователь по делу Сторчака признался, что верит в Бога, но закон нарушать не будет. Дом олигархов Громадный дом на Ломоносовском проспекте мало похож на особняк Сторчака, где по сведениям некоторых СМИ, проходил обыск. Раньше это здание находилось на балансе МГУ и квартиры здесь получали преподаватели университета. На последнем этаже этого дома проживает семья Сторчака. – Олигархи никогда в нашем доме не жили, здесь живут в основном небогатые люди, получившие квартиры еще до приватизации, – рассказала Людмила Сторчак. – Наш подъезд можно назвать образцовым. Каждый делал ремонт своими руками и на свои средства. Сдавали деньги все, кто сколько может. Я – старшая в нашем подъезде, поэтому вся ответственность за ремонт лежала на мне. В квартире дворников – Давно вы поселились на Ломоносовском? – Мы сюда заехали в 1995 году. Там, где мы живем, был технический этаж. Сначала здесь стояли зенитки, а потом, во время перестройки, жили дворники. Им всем разрешили приватизировать комнаты. В 1995 году, путем долгих обменов, мы попали в дом на Ломоносовском проспекте. Это, конечно, не «хрущевка», а «старинка». Но, согласитесь, человек, который жил семь лет в Швейцарии и работал заместителем председателя Внешэкономбанка, достоин, действительно, дома в котором живут олигархи. Здесь же живут в основном преподаватели МГУ. – А до 1995 у вас тоже была квартира в престижном районе Москвы? – Нет, конечно. Сначала мы жили вместе с моими родителями в двухкомнатной квартире в Чертаново. Там наши дети ходили в детский сад и школу. Первый сын Алеша родился в 1980 году, через год появился Антон. И в 1987 году я родила Андрея. Мне всегда хотелось девочку. На самом деле я родила четверых детей. Андрей у меня четвертый сын, а третий ребенок, к сожалению, ушел из жизни. Но на то был промысел Божий, потому что мне были даны знаки, я чувствовала, что это может случиться. Сторчак не рвался к власти – Как вы познакомились со своим мужем? – Мужа я знаю с шестнадцати лет. Он окончил Институт международных отношений, хотя родом с периферии, он приехал из Краснодара. В 12 лет Сергей потерял отца, после чего являлся для семьи кормильцем и ухаживал за младшей сестрой. Разгружал вагоны и при этом окончил физико-математическую школу с отличием. Он никогда не прятался за спины друзей и всего добился своим трудом. Прежде всего, Сережа большой труженик. Мы поженились, когда он еще учился на третьем курсе в МГИМО. После института Сергей стал кандидатом экономических наук. Когда мы приезжаем заграницу, иностранные министры очень ценят Сергея за то, что он российский чиновник, который честен, порядочен, прост в общении и компетентен в деле. У него другие ценности в этой жизни. Сергей никогда не рвался к власти. – Сколько вы прожили в Швейцарии? – Где-то шесть с половиной лет мы прожили в Швейцарии, поэтому дети хорошо владеют английским и французским языками. Сережа нес дипломатическую службу, а я работала учителем, обучала русских детей грамоте. Я по образованию педагог. Конечно, наше проживание в Швейцарии тогда было большим подспорьем для нашей семьи, потому что в то время многодетным семьям мало платили. Все эти годы Сережа был зампредом Внешэкономбанка. Он хорошо получал. Еще тогда мы начали копить на покупку дачи. За эти годы мы набрали приличную сумму. Замминистра финансов он работает всего полтора года. Но вся ситуация муссируется именно на том, что за это время он собрал такую сумму. Деревянный особняк – Газеты и сайты сообщали о том, что обыск как раз проходил на вашей даче. – Это чья-то бурная фантазия. Нет у нас дачи. Мне интересно, есть ли в Москве заместитель министра, который не имеет собственной дачи? Мне очень хотелось бы это знать. У моей бабушки за 150 километров от Москвы есть маленький деревянный домик. Может быть, этот особняк они имели в виду? Все это заказное, это понятно. Еще я читала, что обыски были в нашем особняке на Рублевке. Это гнусная ложь. Особняка на Рублево-Успенском шоссе у нас нет, и об этом прекрасно знали спецслужбы. Они знали, что мы искали домик под Звенигородом. Также они знали, что в мае у нас сорвалась сделка по покупке дачи. – И придумали такие обвинения? – Я считаю, что если дело фальсифицируют, то эти люди должны стряпать свои дела профессионально. Уж если устроили обыск в особняке – предоставить особняк. Если обвиняют в хищении, то хотя бы инсценировать этот процесс. Чтобы мы увидели и убедились, что деньги действительно ушли. Но Сережа никогда бы так не поступил. Это им тоже прекрасно известно. Мне все говорили, молчи, даже адвокаты. Но, почему я должна молчать? Почему я должна видеть, какая несправедливость происходит с моим мужем. Он единственный человек, который не имеет даже дачи, не говоря уже об особняке. Он не летает на собственных самолетах и не имеет ни одной яхты. Неизвестность – Вы виделись с Сергеем Анатольевичем, что сейчас происходит в СИЗО «Лефортово»? – Они действуют по шаблону 1937 года, заставляют людей давать показания на самих себя. За два месяца был один допрос. Все сделано для того, чтобы сломать человека, запугать человека, держать его в неведении. Многие этого не выдерживают. Результат таких методов – дача показаний. Потом человека сразу отпускают. Но Сергей честен с самим собой и с другими, и он никогда не будет говорить того, чего не было. – Кому это все выгодно? – Мне это пока непонятно. Мой муж служил, прежде всего, Родине, ее интересам и российскому президенту. И хотелось бы, чтобы президент Путин не оставлял в беде людей, которые служили ему и России. Сергея знают во всем мире, как труженика и высококлассного специалиста. Он занимался возвращением наших долгов зарубежным странам. «Теперь в нашей стране ни наши дети, ни внуки никому ничего не должны. Эта заслуга Сергея Сторчака», – так говорил о его работе президент. За это в прошлом году он был награжден правительственной медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Алексей Кудрин очень доверял моему мужу и, конечно, даже представить не мог, что за его спиной Сергей может сделать что-то подобное. Мы живем, как все люди. Два сына проживают вместе с нами в квартире, а Антон живет в Швейцарии. Он работает в английском банке. У нас в семье четыре человека зарабатывают, причем, неплохо получают. Даже я иногда подрабатываю. Муж семь лет проработал во Внешэкономбанке. Но надо было поднять такой шум, чтобы очернить ни в чем не повинного человека. Вероятно, кому-то очень неудобно, когда честный человек работает в Министерстве финансов. Надо чтобы он был, как все. Чтобы яхты у него были, любовницы. А Сергей получается белой вороной. Обидно за россиян – Что вы почувствовали в тот день, когда Сергея задержали? – Было очень обидно. Каждый человек, который присутствовал на суде, понимал, что может оказаться на месте Сергея. И тогда никакие законы не подействуют. Это поняли все, было гробовое молчание и ужас на лицах. Все понимали, был дан приказ и человека взяли. Были поручительства со стороны Алексея Кудрина и Александра Лебедева. Мы готовы были, как во всем мире, внести залог. Но понимаем, что это просьбы в пустоту. Мне было жалко судий и следователей, потому что они пешки и выполняют приказ. Как было это в 1937 году, так и осталось. Это обидно, быть гражданином такой страны. – Кто помог вам в эту минуту? – Когда это случилось, позвонили мои православные друзья, совсем небогатые люди. Первое, что они сказали, Людмила держись, мы знаем, что денег у тебя нет, поэтому поможем, чем сможем. Это верующие люди. Надо сказать, что и в Минфине сотрудники горой стоят за Сергея. Они видят, что человек честный попал в тюрьму ни за что. Шажки к вере – Вы тоже глубоко верующий человек? – Мой дедушка по линии отца был священником-старообрядцем. В то время когда уничтожали церкви, у дедушки в избе был алтарь, он причащал людей. Я помню, как он в четыре часа дня открывал за деревянным столом псалтырь и читал, а мы за окном собирали малину. Мы тогда были неверующие, так сказать продукты нашего коммунистического общества. Но слова из псалтыря запали мне в душу, поэтому свою семью я стараюсь вырастить на традициях православной веры, соблюдая все ее заповеди. Это необыкновенно трудно. Но сила нашего русского народа в вере и в семье. Я чту святую Елизавету. Она входила в четверку красивейших женщин Европы. Мужа у нее звали тоже Сергий. И когда его взорвали, эта женщина заставила себя остаться в России. Она стала монахиней Елизаветой, теперь она в сане святых. Я продолжаю ее дело, мы возводим в 104 километрах от Москвы монастырь. Этот монастырь Иоанна Богослова будет подворьем Марфа-Марьинской обители. Это то, о чем мечтала Елизавета. – А как Сергей стал верующим? – Это долгий путь и надо сказать непростой. Семь-восемь лет маленькими шажками он идет в правильном направлении. У Сережи есть духовник в Даниловском монастыре, Отец Иосап. Сергей помог Даниловскому монастырю построить духовный центр развития молодежи. Много мой муж сделал для церкви Николая Угодника в Котельниках. Это чешское подворье, а храм носит имя Людмилы. Еще когда он работал в банке, мы написали там две иконы: Людмилы и Сергия. Та дача, про которую нашумели СМИ – это обыкновенный дом, но дом благодатный. Рядом с ним находится Лужецкий монастырь. Его восстановить тоже помог замминистра финансов, который находится в опале. Я очень рада, что два года назад Сережа побывал на Афоне как паломник. Меня, как женщину, туда не пустили, я только молилась на теплоходе вокруг острова. Каждое воскресение Людмила Сторчак варит большую кастрюлю супа и привозит на Курский вокзал. Она кормит бомжей, которые оказались за гранью жизни, как и ее Сергей. Людмила надеется, что Бог поможет ее мужу Тюремные думы – О чем думает Сергей Сторчак, сидя в тюремной камере? – Он все время думает о государственных делах. И спрашивает меня, почему это никого не интересует? Я отвечаю ему, значит, никому это не нужно, кроме тебя. Там идет борьба за власть. Помните, как в пословице: с водой и ребенка можно выбросить. Один раз к нему приходил министр финансов РФ Алексей Кудрин, и они решали государственные вопросы. Это несправедливо, потому что потом в свидании отказали мне. Кто-то же должен понимать, что без Сережи остановилась работа. Я не очень смыслю в экономике, но даже я понимаю, что эти 43 миллиона, за которые они бьются, уже никому не нужны. Потому что пока Сережа сидит в тюрьме, идут проценты, которые давно перекрыли эту сумму. Здесь деньги никого не интересуют. – Как человек верующий, что вы чувствуете сейчас? Как будут развиваться события дальше? – На все воля божья. Это, конечно, дела сокровенные, и люди, которые не верят, просто улыбнуться. Сереже приснился хороший сон. Я сейчас не хочу рассказывать, что и как, как сказано в Библии, бросать жемчуг свиньям под ноги. Потому что надругаются, посмеются и растопчут. Сережин сон кончается очень хорошо, и, я думаю, Господь его не оставит. И, в конце концов, должна восторжествовать справедливость." Министр финансов РФ Алексей Кудрин сразу же после ареста своего заместителя Сергея Сторчака заявил, что знает господина Сторчака как высокопрофессионального работника, к которому у Минфина нет претензий. Кудрин сказал, что это происшествие «уже негативно сказывается на переговорах с зарубежными партнерами». «Только Сторчак располагает оперативной информацией по целому ряду вопросов», – объявил глава Минфина "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации