Сторчак нанёс бюджету ущерб в десятки миллионов долларов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Замминистра-сиделец Сторчак

© Газета "Наша Версия", origindate::17.11.2008, Фото: "Ведомости", Чувство внешнего долга

По мнению следствия, Сергей Сторчак нанёс бюджету ущерб в десятки миллионов долларов

Многие полагают, что коллеги Сторчака и его высокопоставленные друзья сделают всё, чтобы уголовное дело в конечном итоге было "спущено на тормозах"

Владимир Семёнов

Converted 27900.jpg

Весь октябрь пресса муссировала слухи о подготовленных депутатами драконовских поправках в Уголовный кодекс, смысл которых: не вернул кредит - на нары! За 10 тыс. рублей долга любого заёмщика из народа особо ретивые народные избранники грозили упрятать в места не столь отдалённые на срок до двух лет. На правительственном уровне решались вопросы с долгами в более крупных масштабах. К примеру, премьер Владимир Путин на внеочередном заседании наблюдательного совета Внешэкономбанка (ВЭБ) утвердил критерии выделения банками кредитов российским компаниям на погашение иностранных займов. На этом фоне весть об освобождении из-под стражи под подписку о невыезде заместителя министра финансов Сергея Сторчака выглядит более чем странным событием.

Как сообщали СМИ, широко улыбающийся от обилия цветов и журналистских объективов главный переговорщик по урегулированию внешних долгов России, прижимая к груди букет, сел в поданное служебное авто со спецномерами и отъехал из СИЗО «Лефортово».

Напомним, что Сторчак, курировавший в Минфине вопросы кредитов и международного сотрудничества, был задержан 15 ноября 2007 года по подозрению в создании с бизнесменами организованной группы с целью хищения более 43 млн. долларов бюджетных средств в рамках урегулирования алжирского долга. В окончательной редакции обвинение Сторчаку было предъявлено по части 3-й статьи 30, части 4-й статьи 159 (покушение на мошенничество), части 2-й статьи 285 (злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ. Однако многие полагают, что коллеги Сторчака и высокопоставленные друзья сделают всё, чтобы его уголовное дело в конечном итоге было «спущено на тормозах» — если не на стадии ознакомления Сторчака с 78 томами дела, то в судах.

Пока ещё ни одно обвинение против представителей финансовой элиты, управляющей госсредствами, не было доведено до логического конца - в силу сложившихся двойных стандартов, при которых принцип «Вор должен сидеть в тюрьме» работает только в отношении простых россиян. Уже после первого обыска на квартире Сергея Сторчака, в ходе которого было изъято более миллиона долларов, стало ясно, что финансовый мир без боя одного из руководителей Минфина не сдаст. Ни Следственному комитету при прокуратуре (СКП) РФ, ни кому другому. По версии, прошедшей в ряде СМИ, главный распорядитель долгами России изъятый миллион долларов собрал из прежних легальных доходов во Внешэкономбанке и средств родственников на покупку дачи. А близкий друг Сторчака экс-депутат миллионер Александр Лебедев в беседе с корреспондентом «Газеты.ру» объяснил наезды следствия «желанием самому заниматься внешним долгом и кормиться от этого... Да и тем более Серёжа - честный человек. Я его знаю, он не станет воровать». Как водится в таких случаях, курируемая Лебедевым газета «Московский корреспондент» и другие СМИ поведали о нравственных страданиях в СИЗО замминистра-сидельца. С добрым словом о своём бывшем подчинённом Сторчаке выступил даже Михаил Касьянов, так и не сумевший в своё время объяснить происхождение своих собственных миллионов долларов на покупку дачи в Сосновке. Характерны были и заявления сына Сторчака Антона: «...человека такого уровня просто так и по таким смешным обвинениям арестовать нельзя».

Однако самую тяжёлую ношу по освобождению от ареста своего заместителя взял на себя министр финансов РФ Кудрин, ещё 28 ноября 2007 года выступивший с ходатайством об изменении Сторчаку меры пресечения. Руководители Минфина немало сделали для того, чтобы доказать общественности - а ещё более Кремлю, — что фигура Сергея Сторчака с его опытом переговорщика по внешним долгам настолько незаменима в Министерстве финансов, что из-за его ареста может рухнуть чуть ли не вся финансовая система России. И если следователи утверждали, что Сторчак со товарищи разрабатывали план, как умыкнуть от государства в свой карман 43 млн. долларов бюджетных денег, то в ответ обвиняемый заявил, что 10 месяцев содержания его под стражей и действия Следственного комитета нанесли ущерб экономике страны в 100 млн. долларов. Его позицию активно подкреплял министр финансов, утверждая, что из-за ареста подчинённого сорвалась сделка урегулирования долга Ливии перед Россией, что якобы привело к срыву контракта на несколько миллиардов долларов на поставку оружия в эту страну.

«Я скорее позволю приковать себя к воротам здания Следственного комитета при прокуратуре РФ в Техническом переулке, чем позволю себе подвести министра и депутатов, которые давали за меня поручительства», - заявил, в свою очередь, финансист. Любопытно при этом, что для усиления позиций Сторчака, попавшего в СИЗО, официальные представители Минфина даже признали факт существования задолженности государства перед компанией «Содэксим», фигурирующей в материалах уголовного дела, и подтвердили намерение вернуть фирме 43,4 млн. долларов из госбюджета, что, по мнению ряда аналитиков, можно было объяснить коррумпированностью чиновников: «...сам факт, что Минфин, известный своей скупостью, решил дать кому-то денег, настолько нетипичен, что наталкивает на мысли, что здесь что-то неладно».

Напомним, что кроме таинственных игр с алжирским долгом, по которому и возбуждено нынешнее «дело Сторчака», следствие инкриминирует «главному специалисту России» и другие растраты - к примеру, сейчас под подозрением обстоятельства возврата долга Кувейту, который тоже грозит вылиться в уголовное дело. Многие эксперты отмечают, что влияние Сергея Сторчака существенно выросло после того, как он осенью 2005 года занял должность заместителя министра финансов России. Весьма поучителен один эпизод, связанный с урегулированием долговых обязательств Международного инвестиционного банка (МИБ). Этот долг ещё в 1999— 2000 годах Банк России приобрёл через свой дочерний Донау-банк (г. Вена, Австрия) на вторичном рынке. К 2004 году у специалистов Банка России возникли опасения, что «откупленные Донау-банком требования могут быть перепроданы им по умеренной цене третьим лицам, которые уже самостоятельно урегулируют их с МИБом. В этом случае вся прибыль досталась бы третьим лицам, а Банк России мог бы рассматриваться как соучастник (или даже инициатор) более чем сомнительной сделки». Между тем эти самые «третьи лица» уже прорисовывались весьма реально: некий малоизвестный австрийский Майнл Банк уже обращался с подобными предложениями в Донау-банк.

Для спасения ситуации рассматривалось два варианта — либо Банк России сам предъявит требования в МИБ, либо это будет сделано через Внешэкономбанк (ВЭБ), которому они могут быть переуступлены по минимальной цене - порядка 7-8 млн. долларов. В итоге остановившийся на последнем варианте Банк России в марте 2004 года направил соответствующее предложение в Минфин России, где на тот момент вопросы задолженности курировались директором департамента и по совместительству главой российской делегации в МИБе Сергеем Сторчаком.

В августе 2004 года Внешэкономбанк подтвердил свою готовность провести данную операцию. Не вдаваясь в технические детали, скажем только, что в случае такого варианта урегулирования задолженности, равной с учётом процентов более 80 млн. долларов США, чистый доход государственного ВЭБа — агента Правительства РФ по учёту, обслуживанию и погашению долга -составил бы не менее 60 млн. долларов, с которых он выплатил бы в бюджет 24% в виде налогов.

Однако надежды на государственный подход руководителей Минфина не оправдались. Вопреки изначальному замыслу Внешэкономбанк в октябре 2004 года всего за 8,1 млн. долларов США переуступил приобретённые у Банка России долговые обязательства тем самым австрийцам из Майнл Банка, которые вскоре обратились в МИБ с требованием погасить имеющийся долг плюс проценты, что МИБ, одним из акционеров которого, между прочим, является Российская Федерация, с удовольствием и сделал. С чьей-то подачи произошёл тот худший вариант, которого и опасался Банк России с самого начала. Зарубежная коммерческая структура в результате получила прибыль порядка 60—65 млн. долларов США, а бюджет нашей страны не только остался без прибыли, но и понёс прямой ущерб на эту сумму. По заключению Счётной палаты РФ, Министерство финансов Российской Федерации, осуществлявшее в соответствии со ст. 165 Бюджетного кодекса РФ управление государственным долгом, «фактически устранилось от участия в урегулировании обязательств МИБа» (где, напомним, г-н Сторчак являлся главой российской делегации). В результате неисполнения или ненадлежащего исполнения должностными лицами Минфина России своих прямых обязанностей, мимо российской казны проплыли порядка 60 млн. долларов. Однако никого к ответственности почему-то не привлекли, аудиторы Счётной палаты ограничились направлением в Минфин всего лишь информационного письма.

Когда начинаешь сопоставлять все эти факты с тем рвением, которое проявили министр и ряд других лиц в борьбе за возвращение на свободу Сергея Сторчака, то выводы напрашиваются сами собой. Как известно, тот выразил ответную благодарность за поддержку коллективу Министерства финансов. СМИ сообщили, что успевший постричься Сергей Сторчак вновь вышел на службу, где «его встретили радостные коллеги и обилие цветов в кабинете». Заместитель министра тоже не скрывает радости и говорит, что ему чертовски хочется поработать — кризис, за развитием которого он по прессе следил, находясь в камере, мол, поджимает. «Думаю, от событий не отстал!» - сказал Сторчак сразу по выходе из следственного изолятора. Опытные специалисты сейчас, конечно, будут востребованы, ведь на финансовых рынках сегодня неразбериха с кредитами и связанными с ними просроченными задолженностями. Так что люди с острым чувством финансового долга без дела не останутся.