Страна на распродаже

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Мужская работа", №1(13), 2004

Страна на распродаже

Нет государства - нет проблемы

Главный редактор журнала "MР'' Вадим Самодуров

Converted 16340.jpg

Иногда мне представляется следующая, несомненно вызывающая томительно-сладкий приступ боли у представителей демократических взглядов картина. Ранним рабочим утром я, так же как и тысячи менеджеров среднего, высшего и прочих звеньев, а также армия пиарщиков, руководителей пресс-служб и информационных департаментов по всей стране заходим в Интернет и среди новостей видим новость следующего содержания: [page_14373.htm "Расстрелян Михаил Ходорковский"]. Не веря глазам своим, мы лезем смотреть подробности и находим их примерно в следующем виде: "Бывший глава нефтяной компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский, арестованный в октябре 2003 года по обвинению в мошенничестве, был расстрелян 1 января 2004 года в следственном изоляторе № 1 ("Матросская тишина"), приговор был вынесен накануне на закрытом заседании в составе трех федеральных судей и был приведен в исполнение в 8.30 по московскому времени". Об этом сообщают все информационные агентства, но при этом "в эфире" стоит пронзительнейшая тишина. На несколько часов заткнутся западные и доморощенные правозащитники. На несколько часов Борис Ефимович Немцов и Анатолий Борисович Чубайс будут заняты отчаянной борьбой с диареей, а не распиариванием собственных заслуг на телеэкранах. Радио "Эхо Москвы" наверняка объявит о начале эпидемии сверхнового гриппа, который скосил весь штат радиостанции. И еще представляется мне, что в эти несколько часов будет твориться с теми, чьи заслуги в обмане и разворовывании государства значительно превосходят деяния лично мной уважаемого Михаила Борисовича. Ох, что будет твориться! К чему весь этот бред, спросите вы. А вот к чему. В последние несколько лет принято не только говорить, но и считать, что государство как система невероятно усилило свои позиции в России. Принято считать, что произошло и продолжает происходить "закручивание гаек". То и дело произносятся слова о железной руке, о новом порядке, об авторитарной власти, о необыкновенном влиянии силовиков на ситуацию. Мы уже смирились с мыслью, что живем в полицейском государстве. При всем при этом за все последние годы вряд ли кому-то удастся вспомнить, чтобы государство не на словах, а на деле призвало к ответу кого-то, кроме Мавроди, кто ограбил это самое государство тем или иным способом. В государстве уже очень давно происходит вот что: люди без чести и совести дербанят эту страну на куски, захватывая предприятия, выкачивая газ, продавая нефть, вывозя металл и драгоценные камни. Они не платят налогов, они дерут друг у друга отхваченные от страны куски. Представители государства и власти в ответ на вопросы, почему это происходит, придумали потрясающую формулировку, чтобы "отмазаться" от ответа: "Государство не участвует в споре хозяйствующих субъектов". Хозяйствующие субъекты или хозяйничающие субъекты продолжают дербанить, а государство не участвует. Ждет, что его пригласят? Или не способно ничего сделать? Или нет у нас ни власти, ни государства, а есть кучка паразитов, которым хозяйничающие субъекты позволяют называть себя властью? В рубрике "Государственная позиция" мы пытаемся ответить на все эти вопросы, разбираясь в конкретных ситуациях. За истекший год в нашем журнале был опубликован ряд материалов, касавшихся ситуации на таких стратегически важных для страны предприятиях, как ... Ступинский металлургический комбинат, Ступинский завод стеклопластиков, "Донгаздобыча". Пришло время подвести некоторые итоги и еще раз попробовать ответить на те вопросы, которые были заданы выше.

Окна с видом на кладбище

Одной из первых тем рубрики "Государственная позиция" стала [page_14120.htm ситуация на Ступинском заводе стеклопластиков (СЗС)], единственном в стране предприятии, производившем аккумуляторные батареи для всего подводного флота России.

Значение предприятия как производителя оборонной продукции подтверждено и основным заказчиком — Министерством обороны РФ и ФСБ.

Государственные интересы были здесь закреплены весьма четко: начатая в 1993 году приватизация предприятия была разрешена с непременным условием сохранения производства для Минобороны. Однако уже несколько лет Ступинский завод стеклопластиков планомерно разваливается. Происходит это под недремлющим оком правоохранительных органов и при полном благодушии государства, о чем вслед за нами писали и говорили многие другие СМИ.

Напомним основные этапы потери государством этого производства. Несколько лет назад 38% акций приобрела на аукционе канадская фирма "Инлайн Файбергласс Лтд.", возглавляемая Стэнли Рокицки, бывшим гражданином СССР. После этого руководство завода отказалось от госзаказов, так как государство не могло доверить секретное производство предприятию, совладельцами которого являются иностранные подданные. Канадцы же обещали поднять завод, наладив производство востребованных на российском рынке стеклопластиковых пакетов для окон и дверей. Но на деле канадские акционеры не торопились выполнять условия договора и инвестировать производство, а, напротив, продолжали скупать акции предприятия, теперь уже у физических лиц. Скупка акций производилась за наличные деньги, происхождение которых до сих пор не установлено. Известно только, что наличные деньги энергичные предприниматели в страну не ввозили, а каким-то образом находили их "на месте". Между тем оставшиеся в меньшинстве российские акционеры обнаружили преинтереснейшие факты.

Оказалось, что "милая сердцу" Фонда имущества Московской области фирма "Инлайн Файбергласс Лтд." просто взяла да и представила... подложные документы. Поскольку существенным условием участия в инвестиционном конкурсе было наличие банковской гарантии, представители фирмы С. Рокицки и С. Гумеров предъявили фонду гарантийное письмо канадского банка Bank of Monreal. Позже (с помощью Интерпола) удалось выяснить, что оно оказалось липой, так как никогда указанным банком не выдавалось. Более того, фальшивыми были и уставные документы фирмы. В настоящее время факт использования С. Рокицки подложных документов для получения 15 % акций предприятия установлен, помимо Интерпола, еще и Управлением по экономическим преступлениям (УЭП) ГУВД Московской области. Существует подписанное начальником УЭПа А. Бакарадзе письмо в Фонд имущества МО, в котором содержится предложение опротестовать результаты инвестиционного конкурса, проведенного в 1995 году.

Однако же, получив в свое распоряжение более 40 % акций и, естественно, не дожидаясь "протеста по отмене", канадская фирма в лице наших бывших соотечественников с криминальным прошлым окончательно "распоясалась", продемонстрировав изумленным российским акционерам цели, для достижения которых ценные бумаги, очевидно, и приобретались. Прежде всего "канадцы" потребовали заключения льготного контракта на поставку с предприятия полуфабриката по цене, более чем в четыре раза ниже рыночной. Затем, забыв о существовании подписанного в 1995 году обязательства о сохранении ресурсов Минобороны, компания фактически проголосовала против внесения в устав предприятия положения о сохранении государственной тайны. Не надо разъяснять, что без внесения этого положения в устав предприятие не может участвовать в производстве оборонной продукции. Очевидно, что истинной целью, которой руководствовались канадская фирма и ее глава С. Рокицки, было лишь получение дешевого источника сырья, но никак не производство готовой продукции. Заниматься оборонными заказами, технологическим оснащением завода явно не входило в планы г-на Рокицки. Если в 1995 году (до появления канадских "инвесторов") предприятие имело 10,3 млн. руб. прибыли и текущую задолженность по налогам около 2,1 млн. руб., то в 1997 году — убытки в размере 10,5 млн. руб. и просроченную задолженность по налогам более 11 млн. рублей! Два года, когда "рулила" канадская фирма, привели предприятие к разорению.

Российские акционеры завода (хоть и с небольшим опозданием) все же все же вступили в борьбу с зарвавшимися "инвесторами". Не остался в стороне от конфликта и заместитель главнокомандующего Военно-Морским Флотом РФМ.Барсков. "ОАО "Ступинский завод стеклопластиков", — писал он в тот Арбитражный суд, — является един венным производителем стеклопластиковых баков аккумуляторных ба рей подводных лодок. В настоян время завод оказался под влияни иностранной фирмы "Инлайн Файб гласе Лтд." как владельца 38 % акп предприятия. Действия данной ф мы направлены на срыв мобилиза онной готовности предприятия и п пятствуют сохранению государств ной тайны при исполнении Госудаг венного оборонного заказа, как это мечено в акте проверки мобготов сти ОАО "СЗС" комиссией Главш штаба ВМФ от 29.02. 2000 г.".

Канадская фирма, почувствовав неладное, тоже не сидела сложа руки. Ее представители "пошли в чиновники", привлекая для лоббирования своих интересов различные государственные органы, отдельных сотрудников ФСБ, руководство РАН РФ в лице ее вице-президента г-на Лаверова, представленного в качестве кандидата в совет директоров предприятия. На первый взгляд, трудно объяснить интерес почтенного академика к заводу стеклопластиков, однако все недоумения исчезли, когда выяснилось, что ранее приобретенные канадской фирмой акции в количестве 26 % от уставного капитала переведены на ОАО "Национальные нефтегазовые технологии", в котором РАН будто бы владеет контрольным пакетом. Однако же в.действительности РАН принадлежит только 41 % акций этого общества и контролируются они все тем же г-ном Лаверовым, 11 % принадлежат зарегистрированным на Кипре офшорным фирмам и 38 % — частной компании, а фактически двум частным лицам, ее учредителям. Акции были "переведены" манером, несомненно, благотворительным: по цене 2,5 коп. за акцию при реальной стоимости 27 - 28 руб.

Важным и, пожалуй, решающим инструментом борьбы канадской фирмы явился Арбитражный суд Московской области. По неким невыясненным причинам отклонив иск прокуратуры о расторжении первоначального договора по приобретению 15 % акций, суд немедленно удовлетворил иск канадской фирмы к Фонду имущества, обвиненному ею в нарушениях при проведении второго инвестиционного конкурса. Канадским "партнерам", видимо, не понравилось, что 23,05 % акций завода были приобретены российскими инвесторами. Об "объективности" Арбитражного суда МО красноречиво свидетельствует и тот факт, что ранее, в 1996 году, он в совершенно аналогичной ситуации отказал в иске российскому акционеру к канадской фирме.

Организатором нового перехвата управления на заводе стал другой "авторитетный бизнесмен" — гражданин Израиля Валерий Хейфец, умудрившийся захватить предприятие, не владея ни одной его акцией и не внеся ни одного рубля в инвестирование производства.

Одним словом, у этой истории много глав, и каждая — материал для отдельного детектива, а следовательно, и для отдельного уголовного дела. Ее эпизоды — продажу секретных технологий завода представителем канадской фирмы г-ном Узбековым, реализацию подельниками Хейфеца 40 кг платины и т.д. — можно перечислять и перечислять. Журналистское расследование подобных детективных историй в России — дело "бессмысленное и беспощадное", потому что секрета из всего этого никто и не делает. Все детали разграбления крупнейшего оборонного завода страны известны правоохранительным органам до мелочей. Однако точку в этом детективе никто так и не поставил.

У государства всегда есть ответы на все вопросы. "Что случилось с подводной лодкой?" — "Она утонула...".

Такое чувство юмора предполагает, что на следующий день на вопрос, почему она утонула, ответы должны даваться в кабинетах на Лубянке. И отвечать должны в том числе и "хозяева" Ступинского завода. Но этого не происходит. И тогда снова возникает вопрос: "Что случилось с государством? Утонуло?".

Это может стать очередным историческим казусом: самый мощный подводный флот в мире погибнет благодаря пластиковым окнам, которые, впрочем, так и не начали выпускать на Ступинском заводе стеклопластиков вместо аккумуляторных батарей, без чего любая подводная лодка превращается в "стальной гроб". Как известно, затонувшая подводная лодка "Курск" оказалась на дне абсолютно обесточенной и, следовательно, обреченной на гибель отчасти и из-за отсутствия на ее борту резервного комплекта аккумуляторных батарей, а они сейчас на флоте на вес золота.

Незадолго до публикации материала по СЗС, 28 мая ФСФО подало жалобу об отмене решения собрания кредиторов Ступинского завода стеклопластиков, о внесении изменения плана внешнего управления и о продаже имущества по договору, без аукциона. И 6 июня суд удовлетворил обеспечительную меру ФСФО, запретив продавать имущество. Многие поспешили сделать вывод, что Федеральная служба финансового оздоровления и банкротства предотвратила окончательное разграбление одного из важнейших оборонных предприятий России. Однако поднятая на поверхность торпедированная "подлодка" СЗС вскоре снова опустилась на дно. Что происходит с заводом сегодня, внятно не ответит никто из представителей государственной власти. Видимо, нужно спрашивать у организаторов вексельных схем, которым в отличие от государства этот завод действительно нужен.

Редакция просит ответить на этот вопрос тех, кто сейчас управляет предприятием. Обещаем без купюр опубликовать информацию о сегодняшнем положении дел на предприятии.

Российский авиапром. История "пролетевшего" государства

Печальная история о том, как чуть не угробили единственного естественного монополиста в российском авиапроме — Ступинский металлургический комбинат (СМК), и до наших публикаций была предметом интереса СМИ. Хотя в сущности история СМК мало чем отличалась от истории разворовывания СЗС и еще сотен предприятий по стране. На предприятие приходят инвесторы, которые обещают развитие производства и расширение мощностей. Выпускаются векселя. Предприятие вгоняют в долги. Ну а дальше все понятно: когда приходят кредиторы, а расплачиваться нечем, законного директора убирают и ставят нужного, желательно, отставного генерала МВД или ФСБ. И можно воровать на правах хозяев.

В качестве "нужного" директора несколько лет назад здесь был посажен генерал-лейтенант МВД Владимир Дмитрии. Тот самый, который в 2000 году санкционировал и возглавил силовой захват облизбиркома в Туле. А на правах хозяев на СМК устраивается весьма известная в узких кругах компания: югославский бизнесмен Саво Куюнжич, солнцевский авторитет Арнольд Спиваковский и Александр Шорор, больше известный под кличкой Скрудж.

Один из эпизодов захвата СМК был даже снят на любительскую видеокамеру. К проходной завода прибыли практически все руководители районной милиции в полном составе: начальник Ступинского УВД, начальник местного следственного управления, начальник Ступинской же ГИБДД и несколько их заместителей. Как уже прочно укоренилось в российской традиции "конфликтов хозяйствующих субъектов", визит начался с автоматной очереди — ее один из милицейских начальников выпустил в воздух прямо у проходной. После чего, как рассказывают очевидцы событий, милицейские начальники двинулись в сторону административного корпуса, где заперлись генеральный директор компании Владимир Прокофьев с подчиненными.

Как рассказал гендиректор СМК Владимир Прокофьев, к окну его кабинета подошел начальник УВД полковник Моисеев и потребовал незамедлительно освободить помещение. Документы о законности пребывания гендиректора в этой должности (между прочим, неоднократно подтвержденной в суде) он смотреть отказался. Главный же ступинский гаишник майор Грицун и вовсе не стал "лясы точить" — просто навел на Прокофьева пистолет и приказал на счет три покинуть кабинет, иначе, мол, будет стрелять на поражение. В это же время другие милиционеры стали стрелять в запертую дверь директорского кабинета. Как вспоминали позже заместители Прокофьева, металлическую дверь кабинета просто выбили кувалдой, а группа захвата в штатском увела генерального директора в следственное управление Ступинского УВД. Примерно через час Прокофьева из УВД выпроводили, посоветовав никогда больше на завод не приходить. Объяснений от милицейского начальства он так и не дождался.

Версий насчет участия в захвате Ступинского металлургического комбината милицейских чинов до сих пор ходит много. По одной из них новый гендиректор Прокофьев и его менеджерская команда изменили технологическую цепочку при работе с ломом алюминия и сделали прозрачными схемы производства так называемой неучтенной продукции. За первый же месяц работы по прозрачной технологии Прокофьев выявил неучтенной продукции на полтора миллиона долларов. Годовая прибыль от такового теневого оборота, утверждают сторонники этой версии, могла составить порядка $17 — 18 млн. Естественно, у "серой" продукции не может быть "белых" накладных. Вывод: транспортировка такого товара нуждалась в щедро оплачиваемом милицейском "прикрытии". То есть милицию даже не купили — она просто с оружием в руках защищала свои интересы, свой "кусок".

Сам Прокофьев называл и другую причину "активности" хозяйничающих субъектов. В свое время (не без содействия конкурсного управляющего г-на Давыдова) через него было осуществлено хищение никеля (в виде товарного кредита) из "Росрезерва стратегических запасов" на сумму примерно в $ 85 млн. Никель был продан структурами, имеющими отношение к миноритарным акционерам СМК. Где деньги, как всегда, неизвестно.

И "эту схему" можно было "работать дальше", как говаривал А. Шорор.

Нужно отдать должное . власти. После этого (не первого) вооруженного захвата предприятия Генеральная прокуратура Российской Федерации поручила прокуратуре Московской области рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц Ступинского УВД Моисеева, Грицуна, Зверева и других. То есть прокуратуру заинтересовала стрельба, а не ее причины. Хозяйничающие субъекты намек прокуратуры поняли правильно и с этого момента больше не шумели. По мнению экспертов, разворовывание СМК продолжается и по сей день.[...]

Царская доля

В прошлом номере журнала мы начали публиковать результаты журналистского расследования, касающегося событий, [page_14119.htm уже несколько лет происходящих вокруг ростовского газа и предприятия ЗАО "Донгаздобыча"], имеющего права на его добычу и продажу. Факты и предположения, выдвинутые в материале, заинтересовали сотрудников правоохранительных органов, которые встречались с нами. Однако материал вызвал не только профессиональный интерес следователей, но и самый живой отклик власти, озаботившейся судьбой государственных недр и миллиардов, уходящих в неведомом направлении.

Сразу же после опубликования материала губернатор Ростовской области Владимир Чуб лично вник в курс дела и принял мудрое и дальновидное решение, а именно: оформить долю в ЗАО "Донгаздобыча"... на свою жену или на кого-то из своих доверенных лиц. Об этом, практически открыто, говорят чиновники из ростовской администрации. Редакция журнала "МР" поздравляет всех работников ЗАО "Донгаздобыча", а также акционеров, аудиторов Счетной палаты, следователей УФСБ Ростовской области, следователей Генеральной прокуратуры и ФСБ с этим знаменательным событием. Теперь всем нам можно спать спокойно и не думать о том, что государственные недра расхищаются, а предприятие разворовывается враждующими сторонами: не бывать более тому! В этом можно не сомневаться. Рассказывают, что ростовский губернатор — хозяин рачительный и семьянин хороший, такой государственную копейку в трату не даст. Раз уж в свой карман положил, точно не даст!

Мы понимаем, насколько занят делами Владимир Федорович Чуб, но все же надеемся, что сей славный государственный муж сможет сам высказаться на страницах нашего издания, в том числе и о своем видении таких проблем, как спор хозяйствующих субъектов и разрешение экономических трудностей региона. До сих пор все комментарии по проблемам нефтегазовой отрасли давал "видный специалист" в этой области — пресс-секретарь губернатора Кирилл Альбертович Житенев. Теперь, когда губернатор лично занялся нефтегазовой отраслью, мы надеемся, что положение изменится.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif