Страсти по майонезу. Титов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Самарский жиркомбинат остался без руководства

Уже неделю пустуют приемные одного из крупнейших в регионе пищевых предприятий - АО "Самарский жиркомбинат". Шесть его высших топ-менеджеров во главе с президентом Михаилом Чернышовым покинули свои кабинеты и пока не собираются возвращаться. Никаких комментариев по этому поводу на комбинате не дают. Неофициально высказываются самые разные версии, начиная от кардинальной смены управления и заканчивая продажей комбината. Авторы версий сходятся на том, что причины изменений надо искать в истории расхождения совладельцев комбината - акционеров банка "Солидарность" и его промышленного холдинга.

Высший менеджмент покинул жиркомбинат полторы недели назад. Все прошло настолько быстро, что стало неожиданностью даже для людей, близких к президенту комбината Михаилу Чернышову. Между тем сам виновник торжества и пять близких к нему управленцев, некоторые из которых работали с Чернышовым еще в областной администрации, не собираются возвращаться на комбинат. Причины такого поведения неизвестны. На самом предприятии, где власть пока сосредоточена в руках его исполнительного директора Владимира Петрухина, ничего не комментируют. Хотя в неофициальных разговорах его сотрудники в открытую говорят, что происходящие события связаны с начавшейся продажей бизнеса предприятия, являвшегося долгое время основным звеном финансово-промышленной группы банка "Солидарность". Теперь этой ФПГ предстоит либо исчезнуть, либо серьезно трансформироваться.

История группы началась в 1996-1997 годах, когда владельцы близкого к властям банка "Солидарность" начали формировать свою собственную маленькую империю. Ее основой стало АО "Самарский жиркомбинат", которое поэтапно выкупили несколько юридических лиц - АО "Богатовский элеватор", АО "Богатовский маслоэкстракционный завод", а также фирмы "Мегатрейд", "Самарский фонд технологий" и "Декорт". Ко всем им имели отношение три человека - президент "Солидарности" Михаил Калмыков и вице-президенты "ЮКОСа" Леонид Симановский и Виктор Казаков, а также близкие к ним Михаил Александров и Евгений Альтшулер. Постепенно выстроилась схема бизнеса холдинга, в которой имелись элеватор, два маслоэкстракционных завода, Богатовский и Оренбургский, сам жиркомбинат и ряд сбытовых фирм. С игрушкой, которая угодила в их руки, новые владельцы разобрались не сразу. Но постепенно выяснилось, что направление было угадано правильно. Особенно это стало ясно после кризиса 1998 года. По крайней мере в это время владельцы жиркомбината получили с лихвой многое из того, что в него вложили. Попутно для формирования пищевого холдинга был докуплен и обанкротившийся Тимашевский сахарный завод, который предполагалось использовать для запуска нравившегося властям проекта по выращиванию сахарной свеклы. Впрочем, были в формировании группы и свои подводные камни. В частности, одним из опорных звеньев ее бизнеса было участие в схемах поставок гравия и щебня в Дорожный фонд. Жиркомбинат регулярно выигрывал тендеры на поставку материалов в ТДФ, что давало значительные средства. Многие участники пищевого рынка задавались вопросом, насколько прибылен для предприятия его профильный бизнес - производство майонеза, маргарина, растительного масла и т.д. Но несмотря на это, группа "Солидарности" существовала и считалась одной из наиболее сильных по лоббистским возможностям ФПГ области.

Ситуация в ее структуре между тем складывалась неоднозначно. В какой-то момент предприятие покинул его генеральный директор Иван Осокин. Это мало что изменило в раскладе сил на предприятии, которое контролировал Михаил Калмыков. Президентом жиркомбината вскоре стал близкий к нему Михаил Чернышов, до этого работавший замом бывшего вице-губернатора и директора департамента финансов областной администрации Вячеслава Аронина. Этот расклад не изменился даже после того, как с поста президента "Солидарности" ушел Михаил Калмыков. В это же время произошли кардинальные изменения в структуре собственности банка, крупным акционером которого стал Алексей Титов, а бывшие партнеры Калмыков, Казаков и Симановский пошли в разные стороны. Первый сосредоточился на собственных проектах, создав для этого специальный фонд. Второй оставил "ЮКОС" и ушел в политику, передав доли в фирмах своему зятю. Третий занялся созданием химического холдинга в Чувашии. Но надо было еще решить судьбу своей собственной маленькой промышленной империи, которая, казалось бы, развивалась без проблем. В 2001 году было создано аграрное подразделение "Агрокомплекс-1", которое приобрело 17000 гектаров земли в Кинель-Черкасском районе.

На деле благополучие выглядело несколько иначе. Сказалось несколько факторов, причем как внешних, так и внутренних. В течение 2001 года вокруг участия предприятия в схемах поставок гравия и щебня несколько раз возникали конфликты, а осенью влияние на этот бизнес было в значительной мере утрачено. Что, по всей видимости, убрало с баланса те показатели, которые возникали благодаря непрофильному, но высокодоходному бизнесу. Какой была открывшаяся настоящая картина, неизвестно. Известно лишь, что ситуацию с профильным бизнесом комбината трудно было назвать перспективной. В силу нескольких причин. Самые большие проблемы пришли извне. К этому моменту на рынке появились крупные игроки - агрохолдинги, выстроенные по тому же принципу, что и ФПГ "Солидарности", но имевшие другие возможности. "Эфко", "Юг Руси", "Петросоюз", "Петрокор", Нижегородский жиркомбинат, Саратовский жиркомбинат, "Русагро", "Межрегиональный продовольственный союз" и другие приобретали производственные мощности, элеваторы, маслозаводы и запускали рекламные кампании по продвижению своих брэндов. Ниша, в которой сосуществовал Самарский жиркомбинат, постепенно сужалась. В 2000-2001 годах возникла тенденция сокращения посевов базового сырья - подсолнечника - из-за поднятия экспортных пошлин. А спрос, который подталкивали создаваемые заводы, резко вырос. В итоге сырье к осени 2001 года стало "золотым", и норма прибыли предприятий упала. Некоторые из них в какой-то момент встали. Самарский жиркомбинат также переживал стагнацию. В 2001 году предприятие преследовали неудачи. Одно время был остановлен выпуск майонезной продукции. Однако в тот момент в интервью "СО" Чернышов заявлял, что "на заводе не кризис, а перегруппировка сил перед следующим этапом". Как утверждал Чернышов, перед заводом стояла задача создания комплексного брэнда. Планировалось, что в 2002 году СЖК выйдет на рынок с радикально обновленным ассортиментом. Но за время "перемен к лучшему" положение жиркомбината серьезно пошатнулось. По данным официального сайта департамента экономики и финансов администрации Самарской области, в 2001 году производство подсолнечника сократилось на 33% по сравнению с 2000 годом (до 120,1 тыс. тонн). Причиной этого стало сокращение посевных площадей под эту культуру вкупе с неблагоприятной погодой. Урожайность подсолнечника в 2001 году упала на 20%. Это не могло не сказаться на предприятии, которое в отличие от наступающих конкурентов так и не запустило всероссийский брэнд. В то же время в Самарской области свою продукцию активно продвигали конкуренты из Саратова и Нижнего Новгорода. Сбытовики жиркомбината выправить эту ситуацию не могли (или не хотели). Вполне возможно, что у предприятия возникли сложности с инвестициями. Ранее Чернышов говорил о том, что разработана инвестиционная программа на 5 лет. Деньги планировалось вкладывать в коммерческую работу предприятия, связанную с запуском производства новой продукции и выводом ее на рынок. Но этого не произошло.

В итоге уже осенью 2001 года начали наблюдаться ранее невиданные тенденции. В то время как Самарский жиркомбинат терял, его конкуренты, которым ранее предприятие не уступало и даже их превосходило, наращивали обороты. И это стало заметно со стороны. "Очень активно развивается Саратов. В ноябре 2001 года они продали 8 тыс. тонн продукции. Это для них тоже рекорд. Некоторые чувствуют себя не очень хорошо. Самарский масложировой комбинат сейчас продает в четыре раза меньше обычного - 1200 тонн вместо традиционных 4 тысяч", - констатировал Вадим Воронков, заместитель генерального директора Нижегородского масложирового комбината по коммерческим вопросам. Проблемы, как ни странно, возникли и у других аграрных подразделений холдинга "Солидарности" - "Агрокомплекса-1" и Тимашевского сахарного завода (последний, находящийся в стадии банкротства, просто сменил собственника).

Итог оказался предсказуемым. Непонятным осталось лишь, что именно произошло на жиркомбинате и кто теперь станет его новым инвестором. По информации "СО", переговоры с представителями различных пищевых ФПГ об участии в капитале предприятия и в том числе о поглощении его более крупными игроками велись начиная с осени 2001 года. На жиркомбинате побывали представители питерских агрохолдингов и Нижегородского масложирового комбината. Последний называли наиболее вероятным покупателем самарского пищевого холдинга. В этом была определенная логика, связанная с географической близостью и наличием активов в Самарской области (НМЖК контролирует Екатериновский элеватор). По неофициальной информации, представители нижегородской компании были в Самаре и на прошедшей неделе.

Нижегородский масложировой комбинат - самое крупное предприятие России в масложировой отрасли. В настоящее время его доля - 20% на рынке маргариновой продукции и около 12% на рынке майонеза. Если сделка по поглощению им Самарского жиркомбината состоится, на рынке России появится еще более крупный игрок с федеральными претензиями. А в области исчезнет еще одна крупная ФПГ, базовое звено которой перейдет под контроль Нижнего Новгорода.
"