Стратегия действий против "Апатита" в июле-сентябре 2003 г.

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::09.12.2003

Магнат Кантор

Чемодан. Вокзал. Израиль. В чемодане $6 млрд.

Converted 14769.jpg

Вячеслав Кантор

В России готовится крупнейшая имущественная сделка. Речь идет о миллиардах долларов, которые будут вывезены из страны в тихую и мирную Швейцарию. Продается оптом все: несколько химических гигантов, огромные земельные угодья в Подмосковье, отреставрированные особняки в центре Москвы.

Из России тихо и без скандала уходит крупнейший олигарх, имя которого почти неизвестно широкой общественности. Этот маленький и почти лысый человек стоял за крупнейшими бизнес-войнами последнего десятилетия, покупал оптом и в розницу губернаторов, федеральных чиновников и депутатов Государственной Думы, был одним из инициаторов и организаторов нынешнего «дела ЮКОСа». Сейчас он решил, что в России стало слишком опасно и пора «сливать бизнес».

Вячеслав Кантор, владелец ОАО «АКРОН», владелец аналогичного предприятия по производству удобрений в Китае, владелец АО «Дорогобуж», хозяин Новгородской губернии с ее губернатором Прусаком и всеми потрохами, совладелец Смоленской области и доброй «десятины» Московской области, владелец... впрочем, чем владеет Вячеслав Кантор, мы вам расскажем -этот Кантор слишком долго оставался в тени. Поэтому, хотя бы и перед его уходом из России, стоит к Вячеславу Кантору приглядеться повнимательнее.

И пошел еврей на еврея...

Вячеславу Кантору в сентябре исполнилось 50 лет. Он давно уже живет не в России, а в Швейцарии, имеет гражданство Израиля, бизнес делает в Азии, в частности в Китае, что не мешает ему владеть в нашей стране огромной собственностью, землями, заводами, ручными политиками. У Кантора в собственности практически несколько областей России. В частности, господин Великий Новгород со всеми окрестностями, где и расположен ОАО «АКРОН», самое крупное предприятие Новгородчины.

Отец Кантора, Владимир Исаакович, работал директором Сокольнического универмага г. Москвы. И в либеральном 1989 году, в возрасте 69 лет, был осужден Мосгорсудом к 8 годам заключения усиленного режима по статьям: 93 (хищение государственного имущества в особо крупных размерах), 154 часть 3 (спекуляция в особо крупных размерах), 170 (злоупотребление служебным положением), 172 (халатность), 173 (получение взятки), 175 (должностной подлог) и 175 через 17-ю (соучастие в должностном подлоге). Вскоре после приговора суда он умер.

Биография Вячеслава Кантора похожа на биографию Березовского, будто они родились от одной мамы. Вячеслав Кантор с начала 1980-х годов возглавлял специальную лабораторию при Московском авиационном институте по проектированию межорбитальных космических летательных аппаратов. В 1986 году был замешан в громком скандале по продаже секретных сведений за рубеж и после обнаружения причастности был уволен из института. Зато создал коммерческий центр «Композит». Центр оказывал услуги по внедрению вычислительной техники на промышленные объекты, а также услуги по экологическому мониторингу. Бурбулис познакомил Кантора с ельцинским прихвостнем, новгородским губернатором Прусаком, и так клиентом центра стал новгородский «Азот», который потом, в 1993 году, с помощью губернатора Прусака Кантор купил за три копейки и назвал «АКРОНом».

Контора Кантора

Пропустим лирические моменты, рассказывающие о том, как Кантор приручал охочего до выпивки и бани маленького губернатора Новгородчины - Прусака. О том, как заручался Кантор большой дружбой Егора Строева и других региональных баронов. Все знают, как завязываются эти дружбы в период приватизации, когда надо срочно скупить все, что может давать прибыль или что можно перепродать. В «удачном» проведении приватизации новгородского «АКРОНа» был лично заинтересован губернатор области Михаил Прусак. Поэтому фирма Кантора была оформлена консультантом по приватизации и оценке комбината. Она взяла у государственного предприятия «Росагрохим» $ 250 тысяч под проведение экологической программы и вложила их в покупку акций.

Контрольные пакеты акций ОАО «АКРОН» и ОАО «Дорогобуж» были приобретены структурами Вячеслава Кантора (совместным российско-американским предприятием «Интелмас» и рядом оффшорных фирм) в 1993-1994 годах по ценам, несопоставимым с реальной стоимостью их активов. Существует целый ряд версий о том, как именно удалось Кантору получить контроль над новгородским предприятием. Например, известно, что в 1992 году Кантор получил от одного из них крупную партию минеральных удобрений и реализовал ее на экспорт, оставив деньги у себя. На вырученные деньги в конечном итоге он и купил контрольный пакет акций предприятия.

Губернатор Михаил Прусак не был обижен. По неофициальным данным, в настоящее время г-ну Прусаку принадлежит до 10% акций «АКРОНа». И, конечно, 80% акций ОАО «АКРОН» сконцентрировано на оффшорных компаниях, аффилированных с топ-менеджментом ОАО «АКРОН» (В.Кантором).

С приходом на заводы новых менеджеров экспорт аммиака и минеральных удобрений стал осуществляться через ряд оффшорных компаний, зарегистрированных в Панаме и Гибралтаре и подконтрольных председателю наблюдательного совета ОАО «АКРОН» Кантору, что позволило через занижение экспортных цен выводить часть валютной выручки предприятия (до $40 млн в год) за рубеж на личные счета. Сам В.Кантор в своих интервью не скрывал, что выступал в качестве портфельного инвестора, то есть покупал предприятия для будущей перепродажи.

Сейчас у Кантора два крупных российских предприятия по производству аммиака, азотных и сложных (НПК) минеральных удобрений - новгородское ОАО «АКРОН» (головная компания) и ОАО «Дорогобуж» (Смоленская область).

Эти два предприятия и стали основными звеньями и источником доходов группы компаний «АКРОН», которые позволили ничем ранее не выделявшемуся бизнесмену средней руки Кантору перейти на качественно новый для него уровень бизнеса.

Аппетит на «Апатит»

Выстроив схемы вывода экспортной выручки с предприятий группы компаний «АКРОН» на личные зарубежные счета, Вячеслав Кантор стал предпринимать многочисленные попытки распространить свое влияние и на другие заводы отрасли. Как в популярной игре «Монополька» или аналогичной, но посложнее, игре «Риск», Кантору понадобился комбинат, который производит сырье для удобрений.

Все попытки захватить такое предприятие похожи одна на другую как по стилю исполнения, так и по основному замыслу - менялись только объекты внимания Кантора, а также государственные чиновники, лоббировавшие и озвучивавшие его интересы.

Основная идея данных проектов состоит в следующем: декларируя острую нехватку минеральных удобрений, поставляемых российскому сельскому хозяйству, и спекулируя словами о «продовольственной безопасности», Кантор предлагал властям передать в управление собственной группы компаний «АКРОН» государственные пакеты акций предприятий - производителей минеральных удобрений. На поверку оказывалось, что все предлагаемые кандидаты к объединению - либо прямые конкуренты «АКРОНа», либо поставщики сырья на «АКРОН».

Так в поле зрения Кантора попал мурманский «Апатит», который был куплен «Менатепом».

Понятно, что, даже не достигнув конечной цели - не получив в свое управление государственного пакета, - Кантор тем не менее оказывал таким образом давление на предприятие и вынуждал его руководство быть «сговорчивее» в вопросах поставок своей продукции на «АКРОН».

В разные периоды Кантор пытался получить контроль над Кирово-Чепецким химическим комбинатом, АО «Сильвинит», АО «Беларуськалий» и другими предприятиями. Он, задействуя административный ресурс (председатель Совета Федерации Е.Строев, губернатор Новгородской области М.Прусак, губернатор Смоленской области А.Прохоров, бывший заместитель министра имущественных отношений В.Пыльнев, действующий заместитель министра имущественных отношений Ш.Бреус, бывший представитель «золотой акции» в совете директоров ОАО «АПАТИТ» г-н Кривенко и другие), предложил государству передать «АКРОНу» в собственность крупные пакеты акций предприятий минудобренческого комплекса, причем не покупая их на конкурсе за деньги, а меняя на акции ОАО «АКРОН».

Цели данных операций понятны - либо получить фактически бесплатно инструмент влияния на эти предприятия для закупки сырья по заниженным ценам для собственного бизнеса (в случае с ОАО «Сильвинит»), либо, используя крупный государственный пакет и поставив на предприятие свой менеджмент, переориентировать товарные и финансовые потоки предприятия в собственных интересах (в случае с Кирово-Чепецким химическим комбинатом).

Все эти проекты по обмену акций сопровождались крупными скандалами. Подписывалось множество документов на уровне президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина, председателя правительства Российской Федерации В.С.Черномырдина, председателя Совета Федерации Е.С.Строева. Надо понимать, какие связи пришлось поднять Кантору, чтобы добиваться нужных бумаг.

Надо отметить, что к этому времени устав «АКРОНа» был изменен таким образом, что в совет директоров «АКРОНа» могли реально быть избраны только менеджеры холдинга. Так что, даже имея в собственности пакет акций «АКРОНа» в результате обмена акций, государство не могло влиять на принятие решений и на деятельность холдинга «АКРОН».

В выигрышном положении от всех этих скандалов неизменно оставался только Вячеслав Кантор, который таким образом завоевывал себе в глазах партнеров и конкурентов репутацию влиятельного бизнесмена, вхожего в коридоры власти.

Норвежские партнеры попались в удавку

В то же время, когда В.Кантор получил под свой контроль АО «АКРОН» и АО «Дорогобуж», попытки экспансии в российскую промышленность минеральных удобрений стал предпринимать норвежский концерн NORSK HYDRO.

Концерн NORSK HYDRO - крупная транснациональная корпорация, занимающаяся добычей и переработкой нефти и газа, производством минеральных удобрений, цветных металлов и аграрным бизнесом в разных регионах мира. Одно из подразделений концерна занимается минудобренческим бизнесом в Европе, Южной Америке и Юго-Восточной Азии (Китае). Его интерес к российским активам был обусловлен прежде всего низкой стоимостью фондов предприятий и высокой экспортной конкурентоспособностью выпускаемой продукции (удобрений и аммиака), которая, в свою очередь, была связана с низкой стоимостью энергоносителей (природного газа - основного сырья для производства аммиака и азотных удобрений).

Концерну NORSK HYDRO удалось приобрести около 6% акций ОАО «АПАТИТ» - крупнейшего российского производителя фосфорного сырья для минеральных удобрений, у которого NORSK HYDRO покупал (и покупает до сих пор) значительные объемы апатитового концентрата для своих заводов в Европе. Концерн предпринял попытки контролировать экспорт апатита за рубеж через совместное предприятие «Расвумчорр», но после его очевидных действий, направленных на отстаивание собственных интересов - снижения цены на апатит, поставляемый на заводы NORSK HYDRO в Европе - сотрудничество с ним ОАО «АПАТИТ» прекратило. Концерн NORSK HYDRO также скупил около 8% акций ОАО «Мурманский морской торговый порт», через который в 1995 году СП «Расвумчорр» осуществляло перевалку апатитового концентрата в адрес заводов концерна.

Параллельно концерн NORSK HYDRO делал попытки приобрести ряд заводов по выпуску минеральных удобрений в России и на Украине, но эти попытки из-за отсутствия оперативности при принятии решений и незнания российской специфики успехом не увенчались. Практически у всех заводов в это время поменялись собственники, которые не были настроены продавать недавно купленные активы.

Примерно с 1995 г. группа «АКРОН» и концерн NORSK HYDRO стали согласовывать взаимные действия по бизнесу. Их интересы пересеклись сразу по нескольким пунктам.

Во-первых, обе компании являлись потребителями апатитового концентрата, выпускаемого ОАО «АПАТИТ», приобрели его акции («АКРОН» к тому моменту скупил около 2% акций, а концерн NORSK HYDRO - около 6% акций) и были заинтересованы в давлении на менеджмент ОАО «АПАТИТ» с целью снижения закупочной цены на апатит.

Во-вторых, заводы обеих компаний производили аналогичные продукты (аммиак, азотные и сложные удобрения) и работали на одних и тех же рынках (в первую очередь, на китайском рынке), поэтому для удержания позиций стали согласовывать объемы поставок удобрений и ценовые параметры.

В-третьих, на заводах холдинга «АКРОН» в 1996-1997 гг. концерном NORSK HYDRO была установлена технология производства азотных и сложных удобрений.

И, в-четвертых, обе компании были заинтересованы в расширении своего влияния на российскую минудобренческую отрасль, то есть в приобретении российских предприятий.

Инициатива партнерства исходила от Вячеслава Кантора, так как ему были необходимы возможности концерна NORSK HYDRO в привлечении значительных финансовых ресурсов (в том числе собственных) и опыт работы в международном бизнесе, а также имеющиеся у концерна акции ОАО «АПАТИТ». Взамен Кантор высказал готовность передать концерну часть активов компании «АКРОН», обещал согласовывать свои поставки удобрений (производство которых на российских заводах более конкурентоспособно по сравнению с заводами NORSK HYDRO) на экспорт и предоставлял значительный административный ресурс и опыт работы в условиях российской специфики.

Было решено, что представлять интересы концерна в России будет «АКРОН», а NORSK HYDRO будет поддерживать «АКРОН» в его зарубежном бизнесе.

В сентябре 1997 года ОАО «АКРОН» совместно с концерном NORSK HYDRO учредили в г. Москве ЗАО «Нордик Рус Холдинг», в которую ОАО «АКРОН» внесло 14% акций принадлежащего ему завода ОАО «Дорогобуж» (Смоленская область) и пакет акций ОАО «АПАТИТ» (порядка 2% акций). А концерн NORSK HYDRO внес около 6% акций ОАО «АПАТИТ».

В этой сделке господин Кантор вновь проявил себя как талантливый аферист. Используя тот факт, что менеджмент концерна (а конкретно, вице-президент Якобсон) плохо разобрались в сути сделки, В.Кантор внес в совместное предприятие 14%-ный пакет акций ОАО «Дорогобуж», который, по существу, ничего не решал и не давал возможности концерну оказывать хотя бы минимальное влияние на политику завода. Самое интересное, что сделка была оформлена таким образом, что ОАО «АКРОН» получило в капитале ЗАО «Нордик Рус Холдинг» 51%(контрольный пакет), а концерн NORSK HYDRO - 49%.

Однако существовало соглашение, что ОАО «АКРОН» осуществляет управление совместным пакетом акций ОАО «АПАТИТ» только до апреля 2002 года, а затем NORSK HYDRO может либо выйти из капитала ЗАО «Нордик Рус Холдинг», забрав свой пакет акций ОАО «АПАТИТ», либо продлить данное соглашение.

Позднее, с приходом в концерн NORSK HYDRO нового менеджмента (вице-президент Якобсон за свою некомпетентность был уволен), между «партнерами» наметился раскол, и концерн начал процедуру отзыва своих акций ОАО «АПАТИТ» из капитала ЗАО «Нордик Рус Холдинг».

Однако это оказалось непросто, так как господин Кантор предпринял всевозможные попытки, чтобы помешать этому.

Ну, очень маленькие дивиденды

Как известно, «АКРОН» - один из самых современных российских заводов по производству минеральных удобрений. Во многом благодаря этому, в отличие от других предприятий отрасли, «АКРОН» пережил все кризисные периоды с наименьшими потерями. Вместе с тем, учитывая общую ситуацию в отрасли, акционеры «АКРОН», в большинстве, не требовали высоких дивидендов по акциям, получая какую-то часть средств от выведенной за границу экспортной выручки.

Ситуация кардинально изменилась после кризиса 1998 года. Дефолт принес экспортно-ориентированным предприятиям не только возможность закрыть накопленные задолженности, но и позволил аккумулировать значительные прибыли. Кроме того, Вячеслав Кантор неоднократно заявлял о своем желании вывести ценные бумаги «АКРОНа» на международные рынки для привлечения иностранных кредитных средств. Для успешного проведения данных мероприятий необходимо, чтобы компания имела хорошую кредитную историю. Возникла необходимость отражать в бухгалтерских балансах реальную прибыль, выплачивать соответствующие дивиденды.

Тогда и возник конфликт между «АКРОНом» и одним из его акционеров - компанией «Апатит Фертилайзерс», которой принадлежит около 16% АО «АКРОН». Зная ситуацию, сложившуюся в России после дефолта, а также объявленные размеры прибыли АО «АКРОН», акционеры, естественно, выразили недоумение по поводу размера суммы, предназначенной для выплаты дивидендов. По общепринятым мировым принципам, при годовых доходах акционерного общества в $ 50 млн. дивиденды никак не могут составлять всего

$1 млн. Учитывая то, что «Апатит Фертилайзерс» - хорошо известная в мире европейская компания и от публичного конфликта с ней может существенно пострадать деловая репутация АО «АКРОН», Кантору необходимо было найти рычаги влияния на нее, чтобы замять этот скандал.

Зная, что компания «Апатит Фертилайзерс» имеет близкие партнерские отношения с мурманским предприятием «АПАТИТ», и понимая, что с акционерами на Западе приемы Бориса Березовского не проходят и дело может закончиться судебными разбирательствами, Кантор решает еще раз попытать счастье и разыгрывает многоходовую комбинацию, которой позавидовал бы и сам Борис Абрамович. Кантор понял, что в сложившейся ситуации спасти его может только скандал, раздутый вокруг АО «АПАТИТ», который под угрозой шантажа заставил бы акционеров и партнеров комбината пойти на определенные уступки.

Эти замыслы воплотились в идею создания совместной с государством компании «Минеральные ресурсы».

Попытки облапошить государство посредством «Минеральных ресурсов»

Одним из самых грандиозных по размаху планируемого мошенничества «проектов» Кантора, целесообразность которого и сейчас рассматривается в федеральных министерствах, является проект образования компании «Минеральные ресурсы». Предлагается, чтобы в эту компанию государство внесло все принадлежащие ему пакеты акций в предприятиях минудобренческого комплекса и производителей сырья, а «АКРОН» - часть собственных акций. Если бы эта операция была воплощена в жизнь, группа «АКРОН» получила бы управленческое влияние (за счет постановки собственного менеджмента) на такие предприятия, как ОАО «АПАТИТ» и ОАО «Ковдорский ГОК». Теперь, поскольку государственный пакет акций ОАО «Ковдорский ГОК» был недавно продан, попытка создания холдинга «Минеральные ресурсы» предпринимается уже без него.

На самом деле, одна из главных целей господина Кантора в этой многоходовой комбинации - распространение своего влияния и давление на АО «АПАТИТ» - одного из основных поставщиков сырья на заводы холдинга «АКРОН».

Мысли об ОАО «АПАТИТ» уже несколько лет не дают покоя господину Кантору. Кантор прилагает все усилия, чтобы дела этого предприятия постоянно обсуждались в высших федеральных структурах.

Первое упоминание о такой комбинации появилось, когда Николай Аксененко был назначен вице-премьером Правительства РФ. ОАО «АПАТИТ» поставлял свою продукцию на АО «Фосфорит» (г.Кингисепп) и АО Минудобрения (г.Белореченск). Как известно, эти предприятия входили в сферу деловых интересов племянника Н.Аксененко, занимавшегося тогда удобренческим бизнесом. Первая командировка Николая Аксененко в качестве вице-премьера в Мурманскую область предусматривала и визит на ОАО «АПАТИТ».

Начинаются всевозможные проверки текущей деятельности АО «АПАТИТ», рассматриваются вопросы законности его приватизации. Вместе с тем Кантор задействует все новые административные ресурсы. К данному вопросу подключается замминистра Мингосимущества РФ Пыльнев, а позднее и новый заместитель министра - Шалва Бреус, который перекочевал из администрации Александра Лебедя в Москву.

Убить всех зайцев

В 2001 году лестные предложения Кантора государству несколько изменились, хотя смысл их остался прежним. Опасаясь того, что весной 2002 года ему придется возвращать имеющийся пока в управлении пакет акций АО «АПАТИТ», принадлежащий норвежскому концерну, господин Кантор предложил государству: он внесет со своей стороны 51% акций ЗАО «Нордик Рус Холдинг», а государство при этом должно будет внести 20% акций ОАО «АПАТИТ». Разумеется, новая структура будет управляться менеджерами «АКРОНа».

Таким образом, господин Кантор одновременно пытается «убить двух зайцев». Во-первых, он хочет сохранить свое влияние на пакет акций ОАО «АПАТИТ», находящийся в управлении подконтрольного ему ЗАО «Нордик Рус Холдинг». В этом ему должно помочь государство. По имеющейся информации, представители «АКРОНа» уже пригрозили NORSK HYDRO, что если последние не согласятся получить деньги взамен внесенных ранее акций, то «АКРОН» внесет свой контрольный пакет ЗАО «Нордик Рус Холдинг» вместе со всеми имеющимися там акциями в некую госструктуру, которая будет неподвластна любым усилиям норвежской стороны вернуть акции.

В случае удачного исхода всей комбинации Кантору удастся не только сохранить «имеющиеся» сейчас акции АО «АПАТИТ», но и включить в сферу своего влияния еще и 20%-ный пакет, опять же при помощи государства, при этом не вкладывая никаких финансовых средств.

Необходимо отметить, что тот 20%-ный пакет ОАО «АПАТИТ», который Кантор предлагает внести от имени государства, также является спорным и ни РФФИ, ни Мингосимущества им не распоряжаются.

Кстати, этот пакет стал «отправной точкой» в нынешнем деле группы «Менатеп-ЮКОС». Оно, как известно, началось именно с 20% пакета ОАО «АПАТИТ». В мошенничестве при приобретении этого пакета обвинили сначала Платона Лебедева, а затем и Михаила Ходорковского. «Менатеп-групп» была миноритарным акционером ОАО «АПАТИТ» и в бизнес-сообществе ни для кого не секрет, что Вячеслав Кантор стал главным советником Генеральной прокуратуры в травле ЮКОСа. Дело дошло до того, что один из акционеров «Менатеп-групп» Леонид Невзлин почти публично обвинил Кантора в доносительстве. Невзлин заявил журналистам: «Я не хочу понимать тех, кто начал сотрудничать с органами, чтоб помочь им разобраться с делом ЮКОСа. Тех, кто лично участвует в экспертизах для следствия. Ведь даже Генеральная прокуратура не скрывает, что экспертизу они получают у профессионалов... Среди них есть и крупные предприниматели... Я считаю, что сначала было принято политическое решение, что Ходорковский вреден. Потом фээсбешники, как обычно, объявили: все несите, что у кого есть, будем мочить. Ну какое отношение имеет Ходорковский к «АКРОНу» или «АПАТИТу»? Это же бред. Мы, как группа, были пассивными акционерами».

Однако Вячеслав Кантор в этом деле пассивным не был и умело встроился в политическую интригу, которая велась путинским окружением против Ходорковского.

Тем временем Вячеслав Кантор строит в Китае завод по производству минеральных удобрений и переносит бизнес туда, где дешевле трудовые ресурсы. А в России ухудшается положение отрасли. Падение мировых цен на удобрения, рост тарифов на природный газ, электроэнергию и железнодорожные перевозки, с одной стороны; введение целым рядом стран ввозных пошлин на российские удобрения вновь ставят российских производителей минеральных удобрений в тяжелые условия. В мире налицо все признаки затянувшегося кризиса отрасли минеральных удобрений. Экономические показатели работы предприятий холдинга «АКРОН» также ухудшаются.

В 1999 году вводится пошлина на экспорт апатитового концентрата и хлористого калия. Из-за этого основной поставщик минерального сырья - ОАО «АПАТИТ» уже фактически потеряло Украину как рынок сбыта (1 млн тонн концентрата в год). В настоящее время кольский апатит замещается украинскими производителями удобрений фосфатами из Марокко, Алжира и Туниса.

Купите меня за $300 миллионов, и со всеми конфликтами будет покончено!

Сейчас в российской отрасли производителей минеральных удобрений наметилась тенденция к объединению предприятий, создаются ассоциации, холдинги. Монополия «АКРОНа» в России стала рушиться на глазах. Холдинг остановился в своем развитии. С момента приобретения двух предприятий, ставших костяком холдинга «АКРОН», прошло уже почти 10 лет. За этот период Вячеславу Кантору с помощью различного рода афер так и не удалось приобрести новые предприятия. Вложить же деньги в приобретение новых производственных активов - не в целях и не в стиле Кантора. Купить особняк стоимостью $ 40 млн - это более реально, вложить около $100 млн, выведенных из России, в строительство частного художественного музея на Западе - более престижно, чем вкладывать деньги в расширение производственных мощностей в России.

Кантор видит, что сейчас его компания уже прошла пик своего развития и находится на излете, она никак не развивается, и ее доля рынка, по мере развития других национальных компаний, стремительно сокращается. И Кантор начинает проработку вопроса о продаже своего бизнеса. В этих комбинациях, в очередной раз, раскрывается стиль работы Вячеслава Кантора, а также цели, которые он преследует на самом деле, прикрываясь радением за интересы государства. Он никогда особенно не скрывал, что купить-раскрутить-продать для него гораздо милее, чем снабжать Россию минеральными удобрениями. Купите меня за $300 миллионов, и со всеми конфликтами будет покончено... Одновременно зондируется возможность продажи бизнеса «АКРОНа» иностранным корпорациям - прямым конкурентам российских производителей минеральных удобрений.

На протяжении всей своей деятельности в постперестроечный период Вячеслав Кантор лихо изображает из себя «истинного патриота» и защитника интересов российских сельхозпроизводителей, хотя и бизнес переносит в Азию (в Китае он развивает завод, который полностью заместит экспорт удобрений из России), и гражданством Израиля обзавелся, и живет в Швейцарии, редко бывая в России. Принадлежащие ему акции находятся в оффшорных компаниях. Совершенно понятно, что в случае продажи «АКРОНа», вырученные средства также уйдут из страны, как выводится все эти годы на иностранные счета его экспортная выручка. Тем более что стратегией империи Кантора всегда была продажа удобрений на экспорт - более 80% продукции. В 2002 году на российский рынок «АКРОН» отправил всего 45 тысяч тонн фосфатов, в то время как холдинг «ФОСАГРО», куда входит «АПАТИТ» - 800 тысяч тонн.

На десерт - Семен Буденный и русская архитектура

Безусловно, израильское гражданство и Швейцария как адрес постоянного проживания не могут помешать такой личности, как Вячеслав Кантор, горячо любить Россию. Ее просторы, особенно в Московской области. Ее коней. И архитектуру.

В 2000 году «АКРОН» приобрел в собственность «Московский конный завод №1», тот самый, который основал Семен Михайлович Буденный в 1929 году. Тогда эта сделка в кругу посвященных произвела эффект взорвавшейся бомбы. Дело в том, что Кантор получил государственную долю МКЗ (51% голосующих акций) практически бесплатно. Каким образом и на каких условиях государство продало «АКРОНу» свою долю, никто не знает. Это была грандиозная по масштабам и абсолютно темная сделка, в результате которой В. Кантор получил не только имущество МКЗ, но 2300 гектаров земли в Одинцовском районе Московской области. Реальной целью сделки являлся прямой захват огромных земельных владений с целью их последующей продажи.

Теперь вооружимся калькулятором. Земля, полученная Кантором, расположена по обеим сторонам правительственной трассы Рублево-Успенское шоссе в районе «Горок-10». Любой профессиональный риэлтор вам скажет, что рыночная стоимость 2300 гектаров такой земли может достигать сегодня 3,5 миллиардов долларов и выше. Но фактически «АКРОНу» она досталась безвозмездно. Так сказать, даром.

Махинации нефтяных олигархов на этом фоне выглядят «игрой в песочнице». Ну кто из них сразу и за одну сделку положил себе в карман 3,5 млрд «зеленых»? Когда на кону такие деньги, законы в нашей стране практически не действуют. Поэтому никого не волнует, что земли сельскохозяйственного назначения приобретаются иностранными юридическими лицами. При этом ни выкупа земли у государства, ни ее аренды по реальным расценкам не проводилось. Кому интересно, что вхождение «АКРОНа» в состав акционеров МКЗ проходило с грубейшими нарушениями акционерного законодательства и что МКЗ неправомерно пользуется землей, которая ему не принадлежит и права на которую никак не оформлены? Когда на кону $ 3,5 млрд , можно все: готовить банкротство МКЗ и выводить земельные активы на вновь созданные структуры, фальсифицировать документы и не выполнять решения судов, препятствовать собственникам земельных долей распоряжаться их собственностью и проводить фальшивые собрания акционеров. Главное - удержать этот кусок у себя во рту.

Конечно, вокруг этой покупки идет борьба и судилище. Но вся мерзость ситуации тонет в хвалебных статьях о меценатстве Кантора, о том, какой он любитель искусств и жертвователь.

В центральной прессе периодически появляются хвалебные публикации о том, как новый российский бизнесмен, спасающий отечественное сельское хозяйство, находит средства (и немалые) для «поддержки» изобразительного искусства, скульптуры.

На самом деле, в 2000 году в центре Москвы был отреставрирован особняк начала 19 века (до Октябрьской революции принадлежавший Морозовым). В нем был открыт Национальный институт корпоративной реформы - еще одно детище Кантора, призванное оказывать содействие развитию российской экономики. На открытие были приглашены многие крупные российские политики. Пришли - Е. Строев, В. Матвиенко, А. Чубайс.

Кантор просто отреставрировал помещение, в котором находится его офис, и пригласил на его открытие влиятельных политиков.

Как ни странно, по данным бухгалтерского баланса ОАО «АКРОН» за 2000 год, управленческие расходы предприятия составили $ 41 млн, а прибыль - $ 32 млн.

Вот такой он, непростой, «русский меценат Морозов» - господин Кантор.