Страхи и надежды страхового рынка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


После того, как компания PPF Investments опротестовал безудержную эмиссию акций "Ингосстраха", против нее началась мощная пропагандистская кампания в СМИ

© "Российская газета", origindate::30.11.2007

Страхи и надежды страхового рынка

Анна Зельская

По мнению финансистов, мы еще не научились ценить себя по достоинству. Сегодня, несмотря на бурный рост экономики, наша страна занимает в мире не пропорционально скромное место по импорту капитала. Катастрофическую недооценку отечественного рынка можно назвать «горем от ума».

Как видно на примере конфликта, разгорающегося сегодня вокруг компании «Ингосстрах», некоторые представители российского бизнеса относятся к отечественному рынку, ну, скажем, как к некоему «заповеднику олигархии». При этом в борьбе с иностранными инвесторами они идут наперекор всем и вся, включая здравый смысл.

Привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику — вопрос, мягко говоря, сильно политизированный. Одни считают, что иностранные инвесторы боятся России. Другие предрекают, что все российские предприятия будут на корню скуплены иностранцами. Истина, как это обычно бывает, находится где-то посередине.

Действительно, восстановление экономического роста в России требует гигантских инвестиционных ресурсов. Именно поэтому на каждом экономическом форуме руководство страны призывает зарубежных партнеров «сотрудничать и получать выгоду от работы с Россией».

К сожалению, эту точку зрения разделяют не все. Многие «капитаны отечественной экономики», разбогатевшие в специфических условиях реформ, считают западных инвесторов чуть ли не прямой угрозой собственному благополучию. А потому, как в случае с компанией PPF Investments — акционером компании «Ингосстрах», объявили их угрозой национальной безопасности.

Эту историю многие сочли признаком возврата во времена «дикого капитализма» А еще — свидетельством нежелания или неспособности государственных структур влиять на развитие ключевых отраслей экономики. Честно говоря, здесь явно прослеживаются все приметы «кипящих девяностых». Относительным новшеством стала только патриотическая риторика.

…Заявленный план создания совместной холдинговой компании, которая должна была бы занять лидирующие позиции на рынках постсоветских стран, был принят в России с редким для нашего времени энтузиазмом. В самом деле, инициатива основанного чешскими бизнесменами Международного фонда частного капитала PPF Investments не только позволяла придать импульс развития рынку страхования, но и послужить делу интеграции экономик некогда братских стран.

Встретив полное понимание со стороны властей, чешские собственники фонда инвестиций быстро определили объект финансовых вливаний. Фонд PPF Investments приобрел у бизнесмена Александра Мамута компании «Вега», «Новый капитал» и «Инвестиционная инициатива», которые вместе контролируют 38,5 процента капитала знаменитой компании «Ингосстрах».

Сделка как сделка, посчитали эксперты, хотя и отметили один-единственный «подводный камень» инвестиционного плана. Он заключался в том, что 60 процентов акций компании принадлежали структурам холдинга «Базэл» Олега Дерипаски. А ему новый партнер, мягко говоря, не совсем нравился.

Истинные причины этой нелюбви, скорее всего, навсегда останутся коммерческой тайной. Судя по разного рода высказываниям, в том числе тем, на которые ссылается пресса, вышеназванные структуры больше всего беспокоились об интересах российской оборонки, которой было бы весьма затруднительно страховать свои производственные мощности в международной компании. Однако, по мнению многих аналитиков, речь шла об обычной для бизнеса развивающихся стран практике выкручивания рук:: западным инвесторам предложили подписать соглашение, которое ограничивало бы развитие их бизнеса в странах СНГ и бывшей Югославии.

Ситуация развивалась. Российская сторона начала обычную процедуру выдавливания партнера из бизнеса, попытавшись размыть долю PPF Investments в уставном капитале «Ингосстраха».

СМИ не раз описывали подобные ситуации, когда, как и в славные годы реформ, было сделано все, чтобы судьбоносное собрание акционеров прошло в тайне. Регистратор, как считается, попросту не уведомил о месте и времени его проведения новых совладельцев «Ингосстраха», обладателей почти 40 процентов акций компании. Объяснения свелись к тому, что письмо с извещением о собрании якобы отнесли на почту, но тамошние разгильдяи якобы перепутали адрес. А когда безудержную эмиссию акций зарубежный инвестор опротестовал в арбитраже и ФСФР, против него началась мощная пропагандистская кампания в СМИ.

Никто особенно не стеснялся в словах и выражениях. Как бы забывая намерение России вступить в мировую организацию торговли — ВTO — и полностью открыть рынок страхования, было сказано примерно следующее: что, дескать, национальные интересы преданы в связи с продажей доли иностранной фирме, а купившие пакет акций чешские бизнесмены непременно попытаются использовать крупнейшую российскую компанию в своих спекулятивных интересах. И дальше в этом же духе.

Не все здесь звучит логично, хотя хлестко и пафосно. Все прекрасно понимают, что давно прошло время, когда иностранных инвесторов интересовали только сырьевые отрасли с высоким экспортным потенциалом. По заключению некоторых экспертов, после 2008 года в стране сократится платежеспособный спрос со стороны промышленных предприятий и их работников на все виды товаров и услуг, включая страховые. Тем временем капитализация всего российского страхового рынка по-прежнему остается на уровне капитализации одного крупного европейского страховщика. Именно поэтому перспективы страхового дела в нашей стране связаны с подключением зарубежных инвесторов.

Как считают многие специалисты, без активного привлечения на российский страховой рынок иностранных инвестиций российское страхование рискует остаться внесистемным, обреченным на стагнацию придатком экономики. И никакие дежурные заявления о том, что «страхование — динамично развивающаяся сфера российского бизнеса», не обеспечат перелома тенденции падения его общественной значимости. Равно, как и, хочется добавить, значимости всей российской экономики: будет ли пользоваться уважением на международном рынке страна, отдельные бизнесмены которой считают себя вправе по своему толковать политику государства, например по вопросу входа в ВТО?