Страховка от чрезмерного доверия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Что побуждает главу Сбербанка Германа Грефа выдавать все новые кредиты владельцу «Уралхима» Дмитрию Мазепину?

1271772354-0.jpg На днях крупнейший государственный банк страны – Сбербанк – застраховал ответственность своего главы Германа Грефа и еще 6 членов правления на общую сумму 2,8 млрд. рублей. Страховщиком выступил «Ингосстрах». По условиям договора страховка пригодится банку лишь в том случае, если Герман Греф и другие топ-менеджеры своими действиями (или бездействием) сделают Сбербанк убыточным. Если суд, в который обратятся акционеры, признает, что именно действия менеджеров привели к убыткам, то руководство обязано будет возместить потери своим акционерам. В этом случае все издержки и покроет страховая компания.

Трудно себе представить, что такой банковский монстр, в котором хранит свои сбережения добрая половина населения страны, может показать убытки от своей деятельности. Более того, в кризис через банк шли огромные стабилизационные кредиты, которые по замыслу должны были вытащить российскую промышленность, — именно те предприятия, владельцы и менеджмент которых нацелен был на развитие бизнеса, а не на банальный «распил» кредитов.

Да и сам Сбербанк неоднократно доказывал свое желание следовать правилам игры, существующим в международном банковском сообществе. В рамках возможного публичного размещения акций на внешнем рынке банк, как отмечают аналитики, вкладывает много средств на «наведение красоты». И это не только потраченные на брендинг 20 миллиардов рублей.

Даже в ущерб корпоративной репутации руководство Сбербанка пошло на жесткое наведение порядка в своих филиалах, приданию огласке и признанию нечистоплотности среди своих сотрудников. Широко стали известны возбужденные уголовные дела против работницы Сбербанка в Красноярском крае, похищавшей средства со счетов клиентов по подложным расходным ордерам. Или уголовное дело по Люблинскому отделению Сбербанка, сотрудники которого навыдавали кредитов по фальшивым документам на общую сумму 900 миллионов рублей.

Казалось, что карающий меч правосудия настигнет любого и никакие страховки от нежелательных действий менеджмента не потребуются.

Более того, эти процессы должны заставить пересмотреть многие решения, принятые ранее под напором обстоятельств и уж, по крайней мере, изменить сложившуюся практику выдачи кредитов предприятиям, которые давно и безвылазно оказались в финансовом тупике, причем без каких-либо видимых объективных причин (состояние рынков, технологическое перевооружение, тяжким грузом лежащая на плечах «социалка» моногорода и т.д.).

К таким «странным» решениям менеджеров Сбербанка смело можно отнести кредитную историю химического холдинга «Уралхим», номинальным владельцем которого является свежеиспеченный форбсовский миллионер Дмитрий Мазепин (70 место в рейтинге 2010 года с личным состоянием 950 миллионов долларов).

Еще год назад интернет-СМИ написали о том, как Дмитрию Мазепину удается привлекать новые кредиты Сбербанка на немалую сумму в полтора миллиарда рублей, имея уже задолженность «сберу» на 700(!) миллионов долларов, более того попутно решая вопрос о пролонгации старых кредитных договоров на весьма льготных условиях. Тогда же и прозвучала фамилия директора Управления корпоративных клиентов Сбербанка Александра Базарова, а также то, что в обмен на такое благоприятствование кому-то из менеджеров Сбера подарят новенький Порш Кайен.

С тех пор на стоянке перед центральным офисом банка на улице Вавилова новых «кайенов» прибавилось. Конечно, может, это к банку подруливают московские пенсионеры проверить состояние вкладов «Пенсионный» или состоятельные корпоративные клиенты…

Но верится в это с трудом, судя по тому, как стремительно развиваются особые отношения «Уралхима» и Сберегательного банка.

На сегодняшний день задолженность химического холдинга составляет только Сбербанку около 37 миллиардов рублей, а общая долговая нагрузка холдинга уже превысила 44 миллиарда! И это при том, что все активы, принадлежащие «Уралхиму» стоят около 1,5 миллиардов долларов, то есть банкам-кредиторам уже пора шевелиться и выстраиваться в очередь.

Более того, убыток за 2009 год превысил 100 миллионов долларов. Куда же пошли эти 44 миллиарда рублей? На техническое перевооружение и модернизацию? Нет! Наоборот, на предприятиях холдинга даже отказались от ежегодных капремонтов, чинят только то, что отваливается. Экологи и Ростехнадзор бьют тревогу и с боями, судебными решениями пробиваются на предприятия в Воскресенске, Кирово-Чепецке и Березниках.

Никаких крупных средств в предприятия не вкладывалось, а наоборот, вся прибыль вычищается в качестве дивидендов в адрес оффшорных управляющих компаний Мазепина.

Так, в декабре 2009 года Березниковский «Азот» заплатил ООО «УК «Уралхим» 7 миллиардов рублей дивидендов, а потом, в апреле 2010 года вынужден был брать кредит 2 миллиарда рублей для «финансирования текущей деятельности». И конечно, щедрый кредит опять же был выдан Сбербанком!

Может Мазепин знает какие-то особые слова для менеджеров Сбербанка, заставляющие их вести себя вопреки всякой логике?

Известно, что в стандартный набор аргументов владельца известного московского ночного клуба «Pacha» (да, молодому олигарху не чужда светскость) входит бравирование громкими фамилиями федеральных чиновников, судей и бизнесменов.

Вот как мог бы происходить стандартный диалог Мазепина с одним из высокопоставленных менеджеров банка, назовем его, к примеру, К. Предположим, что эти господа обсуждают текущее состояние отношений «Уралхима» и Сбербанка. Напомним, что Сбербанк судится с одной из компаний. В это судебное разбирательство Сбербанк втянул «Уралхим», «кинув» в 2008 году эту компанию-миноритарий (Сбербанк выступал как гарант выполнения обязательств «Уралхима») и не заплатив ей порядка 100 миллионов долларов за пакет акций, который компания хотела продать «Уралхиму» по публичной оферте.

К примеру К., понимая, что он, как директор одного из Управлений Сбербанка, будет визировать документы или представлять в суде интересы банка, задает вопросы, например касаемо перспектив судебных разбирательств в арбитраже. По всей логике, ничего хорошего на этом суде Сбербанк не ждет и придется выполнять свои гарантии за сомнительного партнера.

На что получает ответ, что у меня (Мазепина) все схвачено во всех (первой, второй и третьей) судебных инстанциях, что с Сан Санычем (Евстифеев А.А., председатель Девятого арбитражного аппеляционного суда) я уже лично договорился. Более того, он, Мазепин, в прекрасных отношениях с Сергеем Евгеньевичем и с ним ни у Мазепина, ни у его собеседника проблем не будет (как тут не догадаться, что речь идет о главе президентской администрации С.Нарышкине) и неким понятным всем Аркадием, с которым он «плотно работает на коммерческой основе и он оказывает реальные услуги». И более того, один очень близкий и влиятельный человек хоть и не прямой акционер, но контролирует нужный нам процент акций. Пресса уже вычислила этого “близкого” человека: экспредседателя Российского фонда имущества Владимира Малина, уволенного ранее с госслужбы по уголовному делу.

Более того, любой иск, поданный против Сбербанка, внушает своему собеседнику Мазепин, автоматически является иском против государства. А те, кто смеют подавать такие иски, мало того, что без роду-племени, но вполне сойдут за врагов Отечества.

И куда деваться этому высокопоставленному менеджеру Сбербанка, слыша такой набор аргументов и фамилий?! И если из окна служебного кабинета видна автостоянка, и там стоит чей-то Порш Кайен?..

Совсем же успокаивает окончательная фраза Мазепина: «Я сегодня плачу, как всегда, галстуками меняться не будем». Которой он обычно и заканчивает подобные переговоры. Понятно, что «плачу» с ударением на последнем слоге.

Повторим, что это только реконструкция разговора, который мог бы состояться в стенах московского ресторана, основанная на рассказах предыдущих собеседников Дмитрия Мазепина. Однако, последующие выносимые судебные решения ведомством «Сан Саныча» и другими судебными инстанциями, заставляют поверить, что примерно так и вершит свои дела химический олигарх.

Пока решение о выплате страховок от «вреда» руководителей Сбербанка выглядит, действительно, как имиджевое. Тем не менее, акционерам и страховщикам стоит внимательнее оценить стоимость таких страховых услуг, а может быть и страхового возмещения, одни только «особые» отношения с Уралхимом могут превысить объявленные страховые выплаты.