Страховой случай

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Новые Известия", origindate::06.12.2007

Страховой случай

Почему чешский олигарх Келлнер мешает "Ингосстраху" получить деньги на развитие

Владимир Проклов

Не утихает скандал вокруг допэмиссии «Ингосстраха». Чешская компания PPF Investments, которая, по ее собственным утверждениям, владеет 38,46% акций страховщика, обвинила контролирующего акционера в стремлении размыть ее долю. Однако ситуация не столь однозначна, как может показаться на первый взгляд, если принять во внимание репутацию владельца PPF.

В начале октября PPF Investments объявила, что она недавно приобрела через офшор 38,46% акций «Ингосстраха» и не хочет одобрять увеличение капитала страховщика, которое считалось вопросом решенным. Сначала чехи распространили открытое письмо с обвинениями в адрес мажоритарного акционера, а затем обратились в суды и ФСФР с просьбой заблокировать допэмиссию. В интерпретации владельца PPF Investments Петра Келлнера ситуация выглядит просто: «плохие» русские бизнесмены пытаются вытолкнуть его из бизнеса. Но если посмотреть на биографию самого Келлнера, появляются сомнения в этой версии.

Дело в том, что Келлнер — это не просто один из крупнейших чешских олигархов, а скандально известный олигарх. Он начал свой бизнес в 1990-1991 гг., создав на паритетных началах компанию WIKA вместе с Миланом Винклером, который фактически финансировал развитие их совместного бизнеса за счет собственных денег и привлеченных кредитов. Уже на первом этапе Винклер вложил в компанию 50 млн. крон. Позже WIKA учредила ряд других компаний, в том числе и АО «Первый Приватизационный фонд», который сейчас носит название АО «ППФ» (PPF a.s.).

Как следует из показаний Милана Винклера, которые он позже давал чешской криминальной полиции, Келлнер постепенно размывал его долю в совместном бизнесе, оформляя часть акций фирмы WIKA и ее дочерних структур на себя. Причем происходило это неоднократно и за спиной бизнес-партнера, который слишком поздно заподозрил своего компаньона в нечистоплотности.

Кроме того, Винклер утверждает, что за счет денег компании Келлнер финансировал собственные бизнес-проекты (только в 1993 году его компания BART получила от PPF больше 100 млн. крон). Постепенно Винклер утрачивал контроль над компанией, и в 1994 году наступила развязка. Винклер обвинил одного из бизнес-партнеров Келлнера, ливанца Тарка Ассафа Бехари, в мошенничестве: тот сначала выписал вексель на 460 млн. крон в счет поставки товара, а потом неожиданно объявил этот вексель фальшивым. Но в тюрьме по обвинению в подделке векселя оказался не «авторитетный» ливанский бизнесмен, а сам Винклер. Как считал его адвокат, Винклера посадили не без участия Келлнера: слишком уж явной была его связь с Тарком Ассафом Бехари, с которым он проворачивал сомнительные банковские операции.

Пока Винклер находился за решеткой (его выпустили через 2,5 года, сняв с него все обвинения), Келлнер установил полный контроль над некогда совместным бизнесом. Как утверждал впоследствии чешский олигарх, уже в 1994 году партнеры разделили бизнес. Но Винклер придерживался иного мнения. Правда, в суд на Келлнера он подавать не стал: говорят, испугался за свою жизнь и жизни своих близких. Позже бывшие партнеры все-таки подписали соглашение, которое предусматривало, что Келлнер должен рассчитаться с Винклером до 2003 года. Но денег Винклер так и не получил.

Сейчас Петр Келлнер — один из крупнейших чешских бизнесменов, имеющий обширные связи на правительственном уровне. Но скандалы вокруг его персоны не утихают. Последним публичным демаршем Келлнера стала его борьба с «Ингосстрахом» по поводу допэмиссии.

Кстати, в России Келлнер работает с 1993 года и успел поучаствовать в приватизации как минимум 12 заводов (все они потом либо обанкротились, либо были перепроданы). Любопытно, что по чешским законам для открытия дочерней структуры он должен был согласовать этот вопрос с Чешским национальным банком. Но Келлнер этого не сделал. Сейчас основной бизнес Келлнера в России — открытый в 2002 году «Хоум Кредит энд Финанс Банк», который специализируется на потребительском кредитовании.

Если разобраться, то никой логической причины придираться к руководству «Ингосстраха» и его мажоритарному акционеру у Петра Келлнера нет: очевидно, что компанию нужно развивать и привлекать для этого в том числе и деньги акционеров. Так, по оценкам генерального директора «Ингосстраха» Александра Григорьева, для успешного осуществления стратегии развития компании до 2012 года нужно нарастить ее капитал до 10 млрд. руб. Безусловно, эти деньги с лихвой вернулись бы акционерам. Достаточно сказать, что если в 2005 году рыночная капитализация «Ингосстраха» оценивалась в 400 млн. долларов, то сейчас она составляет 2,5-3 млрд. долларов.

К тому же, «Ингосстрах» — это не просто страховая компания, это фактически один из столпов российского рынка. По данным на конец третьего квартала 2007 года, компания является безусловным лидером в отрасли, собрав почти 25,5 млрд. рублей премий (без учета обязательного медицинского страхования). Поэтому сохранение работоспособного и динамично развивающегося «Ингосстраха» в какой-то степени касается не только его акционеров и клиентов, но и отражается на благополучии всего российского страхового рынка.

Логично предположить, что акционеры должны быть заинтересованы в процветании компании, которое сложно поддерживать без дополнительных инвестиций. Но судя по всему, чешского олигарха мало интересует стратегическое развитие страховой компании и рост ее капитализации. Не исключено, что его цель в другом — заработать «здесь и сейчас» за счет корпоративного шантажа. Понятно, что это тоже бизнес, причем хорошо знакомый Петру Келлнеру. Правда, это бизнес уже несколько иного свойства.