Страх И Ненависть В Тольятти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


После выборов 11 марта в Самарскую думу, планируется уволить 20% рабочих АВТОВАЗа

Сергей Чемезов В Тольятти никто не думает бастовать. Здесь царит оцепенение. Профсоюзы АвтоВАЗа расколоты. Официальное крыло танцует на теплоходе, ест шашлык и поет песни группы «Руки вверх», неофициальное — грустно сидит под маленьким Карлом Марксом и лозунгом «Никогда не сдавайся».

Сейчас все 120 тыс. сотрудников АвтоВАЗа расследуют интересное дело: пил ли водитель-испытатель цеха 81/1 Игорь Чигвинцев, сколько пил, почему бросил, ездил ли, пьяный, за пирожками на проходную. По одной из версий, этот Чигвинцев ездил пьяным не за пирожками, а за беляшами, по другой — ездил за рогаликами совершенно трезвый, по третьей — не ездил, а шагал крайне развязной походкой, и речь его была нечленораздельная.

У этой истории есть оборотная сторона: пока идет расследование приключений испытателя, руководство предприятия может подложить сотрудникам очень жирную свинью. Cтало известно, что сейчас готовится приказ о сокращении персонала АвтоВАЗа — до 20%. По словам наших источников, увольнения могут начаться после 11 марта — дня выборов депутатов в Самарскую губернскую думу. От АвтоВАЗа в нее баллотируются серьезные товарищи — гендиректор Виталий Вильчек и председатель «официального» профкома Николай Карагин. О неприятном приказе в Тольятти знают все. Но даже это никак не бодрит общество. Оно спит крепким сном.

Кома

Тольяттинцы сами признаются, что у них ярко выраженная апатия и признаки каталепсии.

Каталепсия — это окоченение членов, при котором непроизвольные движения членов возможны, а осознанные уничтожены. В чистом виде каталепсия наблюдается при сильном испуге.

— У нас много кто проявлял активность, — рассказывает рабочий АвтоВАЗа, предцехкома Федор Конденков. — Сейчас все они на Баныкинском.

Баныкинское — это кладбище центрального района Тольятти, на улице Баныкина. Сюда нам советовали сходить все, кто анализировал причины пассивности автовазовцев. Мы сходили. Главная аллея неофициально называется Аллеей героев, здесь покоятся 500 энтузиастов автопрома. Открывают аллею авторитеты. Дима Большой (на его могильной плите минимализм: «Дима»). Дима разработал схему 10-процентного «черного отката» от оптовой партии машин. Рядом — Андрей Мочалкин, коммерческий директор. Плита изображает сидящего за столом серьезного человека в очках и с большими руками. Стол завален бумагами. Лицо деловое. Мочалкин придумал «реэкспорт «Жигулей». Дальше идут люди поскромнее, но тоже в полный рост. Один — с любимой собакой, напротив него мужчина с брелоком от шестисотого «мерседеса», есть люди с футбольным мячом на могильной плите, есть скульптуры рабочих АвтоВАЗа в майках.

Водитель маршрутки, курсирующей вокруг погоста, рассказал нам, что память о том времени, когда на АвтоВАЗе были волнения, жива. Он сам, к примеру, каждое утро, проходя через аллею на работу, здоровается с памятниками: «Привет, Дима».

Отдай перчатки!

Версия с Баныкинским кладбищем — самая мрачная. Несколько более человеческое объяснение затишья предложил нам глава независимого профсоюза «Единство» Петр Золотарев. На АвтоВАЗе два профсоюза — официальный профсоюз АСМ, в котором состоят, по официальным данным, 150 тыс. человек (хотя на заводе работают всего 120 тыс.), и независимый профсоюз, который возглавляет грустный мужчина Петр Золотарев. Грустный Золотарев сидит в маленьком кабинете рядом с цехом, где постоянно что-то красят и покрывают лаком. Над его головой — небольшой Карл Маркс и лозунг «Никогда не сдавайся». Дыша парами лакокрасочного цеха, Золотарев пояснил, что на АвтоВАЗе тишина — из-за деградации человеческого достоинства.

— Никто не лезет с забастовками, потому что так спокойнее, — уверен Золотарев. — Пожилые мечтают доработать до пенсии, молодые боятся, что у них отберут перчатки.

«Отобрать перчатки» — не поэтическая метафора. Отобрать рабочие перчатки руководство обещает у каждого, кто будет участвовать в акциях протеста. И не только перчатки — но и спецодежду отобрать и новогодние подарки сердито отнять. По словам Золотарева, ту же кару обещают здесь всякому, кто пожелает выйти из профсоюза АСМ.

Был третьим

Бразилия на профсоюзных работников действует по-разному. Во Всеволожске, как известно, волнения начались после того, как туда съездил глава профсоюза Всеволожского автосборочного завода электросварщик Алексей Этманов. Но на АвтоВАЗе почему-то никаких волнений не возникло. Хотя третьим в поездке в Бразилию с питерцами Алексеем Этмановым и Алексеем Гуценко стал как раз Петр Золотарев. Но он приехал из Бразилии умиротворенным. А питерцы — нервными.

— Я ездил в Бразилию, приехал сюда и честно рассказал, что там дают тринадцатую зарплату, что зарплаты у них на «Форде» выше, чем на АвтоВАЗе, но это никого не впечатлило, — говорит грустный Петр Золотарев. — Никто почему-то не бастует.

Золотарев был третьим в качестве «эксперта профсоюзной борьбы». Страна Бразилия поразила его заводским шведским столом, прозрачным первачом «Ле Питу», который продают на автозаправках, обезьянами и еще много чем. Но этого никто не заметил. Его друзья рассказывали нам, что по возвращении он никак не изменился, стал даже более спокойным.

Средняя зарплата на АвтоВАЗе — 12 500 рублей. Это по официальным данным. По неофициальным — не превышает 8000. И все молчат.[...]

Как живет рабочий АвтоВАЗа

Не все на заводе живут столь насыщенной жизнью, как испытатель Чигвинцев. Мы погостили у штамповщицы 4-го разряда Анны Перовой. Она работает в прессовом производстве и прессует небольшие втулки. Женщина, состоящая в профсоюзе «Единство», рассказала нам, что больше всего ей нравятся голландские уборщицы.

— Вы подумайте, — возмущена она, — они, уборщицы, бастуют, требуя поднять зарплату с 8,6 евро в час до 10 евро! А у нас такая тишина, что противно.

Последний раз штамповщица 4-го разряда была в отпуске в 2005 году и ездила в Нижний Новгород. В 2000-м была в Сочи. В аквапарке Сочи ударилась головой. Потом на заводе все говорили про ее синяк.

В этом году она никуда не поедет. Во время отпуска будет ремонтировать ванную комнату. Положит новую, белорусскую плитку и заменит душ. Шланг от душа протекает. Еще женщина планирует приобрести полотенцесушитель. Это серьезная покупка, и, по словам хозяйки, стиральную машину активаторного типа, которой уже два десятилетия, заменить она уже не сможет. Покупка отложена на год.

На ее кухне ярко-зеленые обои (пришлось закрасить, когда на белые обои попал кетчуп). Висит гарнитур производства СССР 1988 года выпуска. Муж Андрей приклеил на его дверцы украшения из коричневой пластмассы, и стало веселее. Еще веселее было в спальне, где к потолку штамповщица приделала 7 кашпо. В этих кашпо, сделанных мужем из авосек, произрастали живые вьюнки. От растений над головой пришлось отказаться после того, как знакомая медиум Анны Перовой сообщила, что вьюнок в спальне — к изменам мужа.

До недавнего времени вся семья штамповщицы пила натуральный кофе Pilao, который им привез из Бразилии Петр Золотарев. Но сейчас кофе заканчивается, а Золотарев пока не планирует зарубежных визитов.

В спальне телевизор показывает телеканал ВАЗ ТВ. Это очень увлекательное телевидение. За 20-минутный просмотр корреспондент «Профиля» узнал, что первый директор АвтоВАЗа Виктор Поляков любил гречневую кашу, яичницу и бутерброды с сыром. Об этом сообщается голосом евангелиста-проповедника. Что ровно в 7.10 утра подавалась ему еда. Потом под музыку Вивальди диктор рассказал, что Виктор Николаевич любил устраивать беседы об автопроме длинными ночами.

Теперь же длинными тольяттинскими ночами все предпочитают спокойно спать.

Антон Елин

Оригинал материала

«Профиль» от origindate::05.03.07