Стреляют не только в кино

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #2, origindate::20.03.2004

Стреляют не только в кино

Converted 16539.jpg У “Мосфильма” — юбилей. Восемьдесят лет. Из которых большая часть — действительно славных и исторических. Однако последние годы у этого праздника есть одна непременная традиция. День рождения студии превращается в “вакханалию воспоминаний”. На телеканалах — отрывки из фильмов Тарковского, Данелии, Бондарчука и сентиментальные интервью маститых режиссеров о своих первых шагах в кино. О сегодняшнем дне “Мосфильма” говорят мало, и все как будто стараются убедить себя и друг друга в том, что все не так плохо, а скоро станет вообще хорошо. Обычно так ведут себя родные и близкие старика преклонных лет: “Наш дедушка еще ого-го! Всем покажет!”. “Мосфильм” — дедушка, безусловно, заслуженный и любимый. Если отбросить сантименты, еще и очень богатый: коллекция фильмов, земля в престижном районе Москвы, недвижимость и т.д. 

С богатыми стариками очень часто случаются неприятности. И с теми, кому может достаться часть их богатства, тоже. “Мосфильм” не стал исключением. Как в старом английском детективе, накануне юбилея богатого дедушки в его поместье вдруг раздался выстрел. В нашем случае стреляли на “Мосфильме”. И это не было салютом в честь юбилея. Стреляли из снайперской винтовки в одного из активных претендентов на часть “наследства” — продюсера и хозяина студии “B.S. Graphiс” Сергея Баженова.

А чуть позже кто-то постарался, чтобы в руки журналистов попала информация, нацеленная уже на нынешнего гендиректора “Мосфильма” Карена Шахназарова. Из попавших в руки журналистов нашего издания странных документов, очень похожих на оперативные справки, следовало, что из отечественной “фабрики грез” “Мосфильм” превращен в территорию, подконтрольную криминалу.

Полный список противозаконных деяний, якобы творящихся на “Мосфильме”, может поразить даже самое искушенное воображение. Приведем лишь фрагмент этой “оперативной информации”.

Цитата: “На территории киностудии активно действует чеченская преступная группировка, возглавляемая Маликом Бараевым, родственником чеченского полевого командира Арби Бараева. В круг интересов группировки входят:

1. Стоянка перед центральным входом на киностудию;

2. Автомобильный сервис, где перебиваются номера угнанных автомобилей перед отправкой их в Чечню, а также обслуживаются автомобили некоторых преступных авторитетов. На сервисе царят жесткая дисциплина и порядок, людей со стороны на сервисное обслуживание не пускают;

3. Изготовление пластиковых бутылок и незаконный розлив в них технической воды, которая выдается за “минеральную”;

4. До июля 1999 года в подвале столовой, находящейся в административном комплексе, разливали подпольную водку, сырье для которой в виде технического спирта привозили из Владимирской и Рязанской областей;

5. По оперативным данным, на сервисе часто скрываются чеченцы, у которых не все в порядке с законом. Кроме того, на том же сервисе неоднократно видели вооруженных людей;

6. В подвале столовой и в коллекторах под ней могут скрываться оружие и взрывчатка”.

В материалах также сообщалось о продаже взрывчатки из пиротехнического цеха “Мосфильма” все тем же представителям чеченской преступной группировки. И о том, что к противоправной деятельности на территории киностудии имеют непосредственное отношение заместители генерального директора “Мосфильма” В. Шмельков и В. Рясов.

Редакция нашего издания передала эту информацию руководству киноконцерна “Мосфильм” для того, чтобы получить комментарий. Комментарий потряс нас еще больше. Заместитель генерального директора “Мосфильма” Владимир Рясов подтвердил практически все пункты “обвинения”.

Этот комментарий мы публикуем с незначительными сокращениями (сохраняя оригинальную стилистику). Вот что сообщил нашему изданию Владимир Петрович Рясов: “На мой взгляд, существование преступных чеченских группировок на “Мосфильме” исключено. По крайней мере, администрации такие факты неизвестны. Я подчеркиваю — преступных группировок. Более того, здесь написано, что в ГУБОП давно следят за тем, что существуют такие группировки... Это тоже не соответствует действительности, потому что ссылки на Малика Бараева, который когда-то действительно работал на студии, но не работает в настоящий момент, говорят о том, что человек, который писал об этом, даже не знает, что Малик Бараев не находится на студии аж с 2001 г.

Дальше написано, что в круг интересов этой чеченской группировки, возглавляемой Маликом Бараевым, входит стоянка перед центральным входом на киностудию. Это абсолютно не соответствует действительности. Первое, Малика Бараева, повторю, на студии нет с 2001 г., а стоянка на киностудии вообще не действует. Она ликвидирована по инициативе дирекции киностудии 31 декабря 2002 г. в связи с окончанием срока договора.

“Автомобильный сервис, на котором занимались перебивкой номеров перед отправкой в Чечню...”. Автомобильный сервис действительно существовал на “Мосфильме” с 1997 г. С 2001 г. сервис на студии не существует. Новой администрации, которая на студии с 98-го года, те факты, что там ночевали или скрывались чеченцы, неизвестны.

Изготовление пластиковых бутылок... Да, такой договор был заключен в 1997 г. при старой администрации и закончился 30 июля 2001 г. Сейчас такой организации на территории “Мосфильма” нет.

“Подвал столовой, где разливают подпольную водку, которую в виде технического спирта привозили из Владимирской и Рязанской областей...”. За время работы администрации Шахназарова подпольную водку в подвале столовой не разливали. И договоров с какой-либо организацией, которая этим бы занималась, у нас нет. Есть еще такая фраза, что в подвалах и коллекторах под столовой могут скрывать взрывчатку. Сразу скажу, что столовая не имеет ни подвала, ни коллектора, это помещение, которое стоит на нулевом уровне, т.е. на уровне земли. Ниже — только земля, и никаких других сооружений под полом нет”.

Как понятно из комментария, заместитель генерального директора цитирует материал, который мы передали. Кроме фактов, там изложенных, были также и некоторые предположения, которые заместитель генерального директора киностудии тоже не оставил без внимания. При всей неправдоподобности предположений мы все-таки посчитали нужным опубликовать мнение руководства киностудии, опровергающее их:

“Факты продажи взрывчатки чеченцам пускай останутся на совести того, кто это говорил. На “Мосфильме” действительно существует пиротехнический цех, работающий в рамках установленной лицензии и выпускающий только ту номенклатуру пиротехнических изделий, которая разрешена этой лицензией. Цех по плану регулярно проверяется органами разрешительной системы МВД. У нас не было случаев обнаружения взрывчатки в пиротехническом цеху. Он имеет вооруженную охрану “Мосфильма”, доступ в него производится только по спецпропускам и строго регламентирован. Более того, в пиротехническом цеху киностудии взрывчатка вообще не производится. Мы делаем пиротехнику для кино — это фейерверки, фонтаны, черный и белый дымы. Так что если на “Норд-Осте” использовали черные и белые дымы, то тогда можно утверждать, что наша взрывчатка была на “Норд-Осте”. Но на самом деле это абсолютно не так. И это же касается последней картины Шахназарова, где используются пиротехнические эффекты и где также не используются взрывные вещества. Ни одного грамма взрывчатки на фильме не использовано. Используются пиротехнические смеси, которые не имеют никакого, даже приближенного отношения к боевым взрывчатым веществам. Химическую форму этих веществ мы можем дополнительно сообщить”. 

Что касается нарушений по хозяйственно-экономической части, Владимир Петрович Рясов не сообщил нам ничего неожиданного. Естественно сам он взяток не брал. Второй зам — Владимир Шмельков — вообще старейший работник киностудии. Нелепо даже предполагать, что он способен на какие-то злоупотребления. А все остальные к “Мосфильму” давно отношения не имеют.

Приводим комментарий В.П. Рясова: “Теперь что касается гостиницы. Да, у “Мосфильма” есть гостиница, которая некоторое время находилась в совместной эксплуатации с ООО “Мосфильм +”, которым руководит упомянутый в материале г-н Разилов. Он же руководит столовой и кафе. Всё имущество — и гостиницы, и столовой, и кафе — является собственностью государства. Более того, с 31 июля 2003 г. гостиницей управляет сам киноконцерн. Разилов к ней не имеет никакого отношения. Он продолжает заниматься общественным питанием по договору об организации общественного питания и аренды оборудования.

Что касается Малика Бараева и Умара Джабраилова (он тоже был упомянут в полученных редакцией справках. — Прим. редакции), то Малик Бараев не являлся лицом, подписывавшим договор, и уже длительное время я его вообще не видел на “Мосфильме”, а Джабраилова, видимо, вообще никогда не было на киностудии. По крайней мере, у администрации никогда не было контактов с ним, и мы ничего о нем не знаем.

И последнее: “Разилов и его помощник Морозов занимаются розливом воды...”. У Разилова нет помощника Морозова. Морозов был директором одного из ООО, которое работало на территории “Мосфильма” с 1999 по 2001 г. С тех пор Морозова на территории киноконцерна нет. Его деятельность была прекращена 25 декабря 2001 г. И занимался он не розливом воды, а торговлей торговым оборудованием.

Воду действительно разливали на территории студии в период с 1 января 2000 г. по 30 июня 2000 г. После этого договор был расторгнут по инициативе “Мосфильма” 1 июля 2000 г. Сегодня никакой воды на концерне не разливают”.

Как на “Мосфильме” Бараева замочили

То есть ситуация получается такая же, как с вопросом о хорошем кино. И то есть, и другое, и третье... А хорошего кино нет. С тревожной ситуацией вокруг “Мосфильма” все похоже. Малик Бараев был. И автосервис был. И подпольный бутылочный цех был. И водку разливали. Но сейчас ничего этого нет, все хорошо. Но ведь стреляли же и совсем недавно? Стреляли, но это не в нас...

Руководство “Мосфильма” “заказчика” скандальной информации вычислило сразу, о чем и заявило нашему изданию. По мнению Карена Георгиевича Шахназарова и Владимира Петровича Рясова, виновник скандала — Сергей Баженов. Тот самый руководитель компании “B.S.Graphic”, базирующейся на территории “Мосфильма”, на которого было совершено покушение. Впрочем, по версии руководства киноконцерна, покушение было инсценировано самим Сергеем Баженовым.

То есть, если резюмировать позицию руководства киностудии, то выглядит она примерно так: “Всех бандитов, которые здесь сидели, мы уже выгнали. Только один остался — Баженов”. И, чтобы ни у кого не случилось соблазна обвинить руководство “Мосфильма” в укрывательстве на своей территории бандита, студию “B.S.Graphic” начали немедленно выкуривать: заколотили двери отдельных принадлежащих ей производственных помещений, прямым текстом предложили убраться в кратчайшие сроки, и, чтобы не засиживались, выпустили приказ, согласно которому сотрудникам компании запрещено пребывание на территории “Мосфильма” после 19.00.

“Бандит” Баженов, естественно, сопротивляется. У него есть два пути. Договориться с руководством “Мосфильма” или уйти. Уйти из облагороженных на собственные деньги и “обжитых” помещений с дорогостоящей цифровой техникой. Уйти с территории, к которой привыкли и сотрудники компании, и клиенты студии, среди которых все музыкальные российские звезды — от Наташи Королевой до Аллы Пугачевой, предпочитающих снимать свои клипы именно у Баженова. Уход с насиженного места очень плох для бизнеса. Для любого бизнеса. Наверное, те, “прежние”, бандиты с территории “Мосфильма” тоже уходить не хотели. Возникает вопрос: ушли они или все-таки договорились? И если они ушли, то какие такие способы борьбы с организованной преступностью известны руководству “Мосфильма”, так легко расправившемуся со всеми криминальными элементами, хозяйничавшими на территории киностудии? Неужели же такой эффект оказывают на преступников отключения света, воды, отбирание пропусков?

Сколько стоит “дедушка”

Впрочем, наличие или отсутствие на территории “Мосфильма” подпольных цехов по розливу водки и воды, а также криминального автосервиса — тема интересная, но не более того. Было бы даже странно, если бы на таком огромном предприятии, как “Мосфильм”, не нашлось одного или двух ловких на руку “специалистов”, способных организовать себе такую дополнительную работу. Можно захлебываться мрачными намеками на то, что неспроста Карен Шахназаров сейчас увлечен темой российского терроризма и снимает фильм о бомбистах позапрошлого века. Но это не более чем бред. Вряд ли пиротехнический цех “Мосфильма” сможет обеспечить нужды реальных террористов во взрывчатке.

Реальная подоплека скандалов вокруг “Мосфильма” так же далека от желания скомпрометировать руководство студии связями с бандитами, как киношные террористы далеки от настоящих. Какие там бараевы, разиловы, морозовы? Не так давно Гусинский хотел заполучить “Мосфильм”. В итоге только голодно облизнулся. А вы говорите: вода из-под крана!

Впервые всерьез задуматься о том, что же такое “Мосфильм” с точки зрения его ценности, всех заставил Владимир Гусинский, который в 1997 году предложил “Мосфильму” $ 166 млн. Точнее, дело было так: Гусинский предлагал инвестиции в размере $ 150 млн. в течение 6 лет, а в довесок еще беспроцентный кредит в $ 16,7 млн. на 2 года. А в обмен на сии плохо представляемые творческой интеллигенцией суммы медиа-магнат просил всего лишь:

- продать по номинальной стоимости возглавляемому им ЗАО “Медиа-Мост” 49% акций “Мосфильма”;

- безвозмездно передать АО “Мосфильм” (где 49% акций, получается, его) авторские права или их часть на мосфильмовскую продукцию, созданную студиями после 1990 года.

Все, от кого зависело принятие решения, а это были в большинстве своем режиссеры (Досталь, Данелия, Шахназаров, Соловьев...), понимали, что, “продав” “Мосфильм”, они избавляют себя навсегда от головной боли, связанной с поиском денег на кино. Однако Гусинскому сказали “нет”, потому что именно тогда начали считать, сколько же стоит “товар”, да так и не смогли вычислить.

“Мосфильм”, если смотреть на него как на вещь, это минимум 34 гектара самой дорогой земли в Москве. То есть, если снести киностудию и продать землю под участки и особняки, то на вырученные деньги можно будет построить три “Мосфильма”. И оборудовать их по последнему слову техники. Но ценнее земли история. И на “Мосфильме” она имеет вполне материальное воплощение — это государственный фильмофонд. Иными словами, все то кинонаследие, которое есть у государства и которое покупали и будут покупать за большие деньги телеканалы и прокатчики, отечественные и западные. А если отбросить бредовую идею о постройке новой киностудии за счет разрушения старой, то сегодняшний “Мосфильм” — это десятки капитальных построек, которые могут приносить деньги практически в том виде, в каком есть, без разрушений и перестроек.

Короче, оценить стоимость всего этого так и не смогли.

Зато идея приватизации и акционирования “Мосфильма” с тех пор многим не дает спокойно спать. И Шахназаров как самый последовательный и решительный противник приватизации киностудии тоже является во снах тем, кто хочет заставить кинонаследие России во всех его составляющих работать на себя.

Какой “режиссер” хочет снять Шахназарова?

В интервью нашему изданию Карен Георгиевич на предположение о том, что “сценаристами” скандала вокруг киностудии являются те, кто хочет обогатиться за счет приватизации “Мосфильма”, не без гордости за свои заслуги сказал: “Решением Президента приватизация “Мосфильма” отложена”. Но кто отложит решение о смене генерального директора киностудии, если, скажем, на киностудии произойдет что-то более существенное и значимое, чем неудачное покушение на известного продюсера? Никто не гарантирует, что следующий глава отечественной “фабрики грез” не окажется решительным и последовательным сторонником приватизации. Чьими-то стараниями Карену Шахназарову уже сделали достаточно врагов из числа тех руководителей студий, которых “выкурили” с “Мосфильма”. Еще один конфликт — со студией “B.S.Graphic” — может стать, особенно если тележурналисты подхватят тему и начнут показывать, как взламываются замки и ставятся печати на дверях лучшей в стране виртуальной студии, началом конца фильма нашей “фабрики грез”. Осознает ли Карен Георгиевич Шахназаров, что в этом фильме ему скорее всего не отведена роль ни сценариста, ни режиссера?

Досье

Шахназаров Карен Георгиевич 

Генеральный директор киностудии “Мосфильм” Карен Георгиевич Шахназаров — заслуженный деятель искусств РФ; лауреат государственных премий: Государственной премии РФ имени братьев Васильевых за кинофильм “Курьер” (1988 г.), премии им. Ленинского комсомола за развитие жанра музыкальной комедии (1986 г.), премии им. Бориса Полевого (1982 г.); член Союза кинематографистов.

Родился 8 июля 1952 г. в г. Краснодаре.

Отец — Шахназаров Георгий Хасроевич, бывший помощник М.С. Горбачева и один из создателей “Фонда Горбачева”, человек с огромными связями среди старой партийной номенклатуры. Мать — Шахназарова Анна Григорьевна, русская (origindate::31.12.1928 г.р.).

Супруга — Майорова Дарья Игоревна (origindate::24.02.1972 г.р.). Дети — Шахназарова Анна Кареновна (1985 г.р.), Шахназаров Иван Каренович (origindate::25.01.1993 г.р.), Шахназаров Василий Каренович (origindate::10.04.1996 г.р.).

В детстве Карен Шахназаров занимался живописью и хотел поступать на художественный факультет ВГИКа, но, как выяснилось, для этого было необходимо иметь среднее художественное образование. Поэтому он решил поступить на режиссерское отделение постановочного факультета. С 1969 по 1975 гг. К.Г. Шахназаров учился в мастерской Игоря Васильевича Таланкина. Затем два года работал на киностудии “Мосфильм” ассистентом режиссера (1973 — 1975 гг.), с 1976 г. — режиссером, а с 1984 г. — режиссером-постановщиком. В 1987 г. стал художественным руководителем VI Творческого объединения киностудии “Мосфильм”, в 1991 г. — председателем правления киностудии “Курьер” киноконцерна “Мосфильм”, а в апреле 1998 г. — президентом (генеральным директором) киноконцерна “Мосфильм”.

Первой самостоятельной картиной, снятой К.Г. Шахназаровым, стала его дипломная работа — короткометражный фильм “Шире шаг, маэстро” (1975 г.). Затем последовали еще две короткометражные ленты — “На скользкой дороге” (1977 г.), “Позови меня в даль светлую” (1978 г.).

В 1980 г. К.Г. Шахназаров в качестве режиссера-постановщика снял свой первый полнометражный фильм “Добряки”, завоевавший диплом фестиваля молодых кинематографистов. Затем он дебютировал и в качестве сценариста (совместно с А. Бородянским) фильма режиссера И. Киасашвили “Дамы приглашают кавалеров” (1981 г.).

Около 20 лет К.Г. Шахназаров совместно с известными деятелями культуры работает над кинопроизведениями, которые получают признание миллионов кино- и телезрителей и награды на престижнейших международных кинофестивалях.

На пост генерального директора студии “Мосфильм” Карен Шахназаров был выдвинут режиссером Григорием Данелия, хотя вначале планировалась кандидатура Вадима Абдрашитова, который в категорической форме отказался от этой должности.

Увлечение в свободное время — плавание в бассейне, где ежедневно проплывает до двух километров. Еще одно увлечение — вождение автомобиля.

Политические пристрастия. На протяжении своей карьеры был четыре года членом КПСС, куда вступил, по его словам, осознанно. После распада СССР никогда не делал громких заявлений и не сжигал партбилета. Считает, что не имеет права отказываться от своей доли ответственности за развал СССР. К. Шахназаров отрицательно относится к тем людям, которые с “большим партийным стажем и в больших — в прошлом — партийных чинах вдруг декларируют себя как ярых антикоммунистов, стоят в соборе со свечкой... Я понимаю, когда Солженицын говорит, что он антикоммунист. Это его позиция, и он ей во всю жизнь ни разу не изменил”.

Карен Шахназаров всегда высказывался против акционирования “Мосфильма”. В 1997 году голосовал против того, чтобы было принято предложение Владимира Гусинского, который хотел инвестировать в “Мосфильм” $ 166 млн. Аргументы Карена Шахназарова были и остаются неизменными: “Больше всего боюсь, что какой-нибудь инвестор откроет на “Мосфильме” рестораны, бассейны и гостиницы, а под кинопроизводство оставит несколько павильонов”.

***

Малик Бараев 

Малик Бараев — лидер чеченской организованной преступной группировки, действующей на территории “Мосфильма”.

М. Бараев (по другой информации, работал на “Мосфильме” под другой фамилией) является родственником чеченского полевого командира Арби Бараева, одного из главных организаторов похищений людей и работорговли. Проживал в Москве на Озерной улице, д. 32, к. 1, кв. 56, у своей любовницы Крутиковой Татьяны, 1959 г.р., на нее же записан и “Мерседес” G 500 с государственным номером К5280077, принадлежащий М. Бараеву.

По словам людей, знавших его лично, М. Бараев в общении очень жесток, но осторожен, не любит огласки. Сотрудники контролируемых им коммерческих структур и люди, которые зависят от него, страшно его боятся. М. Бараев является другом директора гостиницы “Рэдиcсон-СлавянскаяУмара Джабраилова.

В настоящее время местонахождение М.Бараева неизвестно. Согласно некоторым источникам редакции, он мог быть убит примерно год назад в результате криминальной разборки.

***

Рясов Владимир Петрович 

Заместитель генерального директора киностудии “Мосфильм” К. Шахназарова по административно-хозяйственной части. Родился в 1952 году в Москве. Друг детства Шахназарова. Недоброжелатели говорят о том, что с приходом на киностудию в качестве руководителя, Шахназаров хотел использовать Рясова как свое доверенное лицо. Однако Рясов постепенно нашел общий язык со Шмельковым: они поделили сферы влияния на киностудии. Обвинения в адрес В.П. Рясова охватывают вполне традиционный набор хозяйственно-экономических злоупотреблений: использование средств, получаемых от сдачи в аренду различных объектов и производственных площадей киностудии, махинации с разницей официальных и неофициальных расценок на аренду.

***

Шмельков Андрей Серафимович 

Заместитель генерального директора студии “Мосфильм” по производству, родился 20 сентября 1945 года в г. Москве.

Начинал свою деятельность на “Мосфильме” киномехаником в большом просмотровом зале, затем в звукоцехе, потом продвинулся как профсоюзно-комсомольский деятель. Находясь в команде бывшего директора В.Н. Досталя, получил пост директора кинокомбината “Мосфильм”, который затем был аннулирован. При действующем директоре К.Г. Шахназарове вновь занял восстановленный пост.

Через Шмелькова проходят: сдача в аренду павильонов для съемок кинокартин, видеоклипов, для складских нужд, а также помещений под офисы; сдача в аренду киноаппаратуры, реквизита для съемок, запись звука и озвучивание картин на тон-студии (крупнейшая звуковая студия в Европе, единственная в России); вывоз материальных ценностей с территории “Мосфильма”: директор выдает необходимое разрешение (с использованием данной системы построена не одна дача).

На студии существует устойчивое мнение, что Шмельков берет взятки за оказание услуг по вышеназванным позициям. Многие договоры аренды, сдачи под офисы и склады помещений не оформляются официально через бухгалтерию “Мосфильма”, в результате чего Шмельков лично получает деньги с арендаторов.

Через Шмелькова оказывается влияние на неплательщиков арендной платы: отключение телефонов, воды, света, опечатывание помещений, после получения взяток проблемы снимаются.

Кроме того, под контролем Шмелькова ведутся строительные и ремонтные работы на студии, заключаются договора со строительными фирмами Москвы, а работы за более дешевую цену осуществляют граждане СНГ, разница кладется через Шмелькова в карман администрации киноконцерна.

Имеются сведения, что сын Шмелькова состоит в солнцевской преступной группировке, где состоял и племянник Шмелькова, убитый год назад.

***

Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #2, origindate::20.03.2004

Карен Шахназаров: “На “Мосфильме” все может быть...”

Роман Михайлов

Щекотливая тема приватизации отечественной “фабрики грез” оказалась в ведении многих и многого. Все точки в этой истории еще не проставлены. Логика и мотивы поведения государственных чиновников озвучиваются и не всегда звучат убедительно. Генеральный директор “Мосфильма” К.Г. Шахназаров, один из главных респондентов по данной теме, уходить от ответов не стал.

— Как Вы полагаете, без участия государства наш кинопром способен создавать качественный продукт или нет?

— На сегодняшний день, конечно, нет. Хотя 90% кинопредприятий просто немедленно нужно попытаться впихнуть частнику. Потому, что они совершенно нерентабельны, и их не поднимет государство. А Вы даже не представляете себе, какое количество кинопредприятий в стране — их сотни и сотни. Студия документального фильма какого-нибудь там Мухинского. Люди, они давно не в процессе. У них нет технических возможностей работать, хотя бюджет им постоянно что-то выделяет на зарплаты, но это же не форма существования. Такие студии нужно отдавать частникам: может быть, восстановят. Не восстановят — государство хотя бы не будет терять деньги.

— Вы готовы к тому, что на “Мосфильм” придут люди, которые принесут деньги и скажут: “Карен Георгиевич, мы Вас уважаем, поэтому хотели бы, чтобы Вы остались на посту гендиректора киностудии, но с этого дня мы будем заниматься вот такими проектами...”?

— Свое отношение к приватизации “Мосфильма” я не раз высказывал. И, к счастью, нашел поддержку и в лице министра культуры, и президента. Киноконцерн “Мосфильм” — предприятие отраслеобразующее и рентабельное, которое уже 13 лет ничего от бюджета не получает. И как раз такое предприятие представляет интерес для желающих поживиться, а значит, с его акционированием нужно быть предельно осторожным. Например, итальянская национальная киностудия “Чинечита” — единственное в этой капиталистической стране государственное предприятие, на котором и директора сверху назначают. Итальянцы его не только не акционируют, но даже запрещают ему участвовать в производстве кино. Точнее, вступать в какие бы то ни было коммерческие отношения, кроме предоставления услуг по кинопроизводству. Запрещено потому, что государство боится получить массу проблем, потеряв все предприятие. И итальянцы в этом смысле правы: они сохраняют мощную производственную базу, без которой даже большие деньги национальный кинематограф не восстановят. Понимая это, я совсем не против, если, скажем, и “Мосфильму” запретят продюсирование. Все равно те, кто хочет вкладывать деньги в “Мосфильм” (а они как раз и есть частники), отнюдь не боятся сделать это. Одобренный недавно проект развития киноконцерна будет осуществлен именно за счет частных инвестиций.

— И кто же готов вкладывать сегодня в “Мосфильм”, если не секрет?

— Есть компания “Форум”, но они, видимо, не сами, они собирают пакет инвестиций.

— “Мосфильм” сегодня — успешное предприятие?

— Я думаю, да.

— Послушать Вас, так прямо петь хочется. Все деятели культуры у нас обычно говорят о недофинансировании, о тяжелом положении и кризисе... А у Вас все хорошо!

— (Смеется.) Да нет, зарабатываем, не скажу, что очень много, но средства есть.

— Ваш коллега Станислав Ершов (директор киностудии им. Горького), сказал в одном из интервью следующее: “Шахназаров боится приватизации “Мосфильма”, и на то есть свои основания: огромная территория, коллекция кинокартин”. Как Вы можете прокомментировать заявления насчет собственного страха?

— Я-то в принципе ничего не боюсь. И чего мне бояться? Во-первых, я сложившийся режиссер, во-вторых, как выяснилось, неплохой менеджер: сегодня студия работает, как рыночный механизм. Что же касается территории, я считаю, что есть опасность, но не для меня, а для “Мосфильма”.

— И в чем же она?

— А я Вам скажу. Несмотря на рентабельность “Мосфильма”, рентабельность его земли несоизмеримо выше.

— Неужели разберут под дачи?

— С точки зрения бизнесмена или капитала, которые стремятся к выгоде и в этом правы, гораздо целесообразнее построить на этой земле торговый центр. Это факт, и это нормально. Так что отсюда и опасность.

— Мне кажется, что Вам гораздо комфортнее заниматься творчеством. Ведь приватизация — скорее всего приход нового хозяина. Вы столько вложили в это дело и теперь...

— Я могу сказать кому угодно: “Попробуйте, проведите гигантское предприятие через все то, что было за эти годы. Модернизируйте его, сделайте рентабельным. Посмотрим, кто, что...”. Поэтому у меня таких опасений нет и быть не может. А вот “Мосфильм” мне действительно жалко, это я уже как режиссер говорю. Мне просто нужно место, где можно работать. Всю жизнь здесь чего-то не хватало. Когда я стал директором, то поставил задачу сделать студию, где всего будет хватать, и пройдут разговоры: “Вот у нас того нет, этого, а вот это мы не можем...”. Сегодня можно все.

— Из криминальных новостей донеслось: на “Мосфильме” стреляют и совсем не для съемок. С чем это связано и как такое возможно?

— Стреляют? Да, была одна история: говорили о покушении на одного из сотрудников компании, занимающейся телевидением и арендующей на “Мосфильме” помещение. Но, строго говоря, на “Мосфильме” все может быть: территория очень открытая, тысячи людей заняты. Одни “Голубые огоньки” (все они снимались у нас) — это тысяч десять человек с массовкой. Никакая охрана не поможет! Хотя в целом история странная: не понятно, было все это или нет.

— Но Вы в курсе этой истории?

— Да, в курсе. А что сделаешь? На фоне той стрельбы, которая происходит на территории России, что-то подобное всегда может быть и здесь. Главное, что, к счастью, никто не пострадал.

— Как на Ваш взгляд, творческий человек на руководящем посту — это хорошо или плохо? Например, министром культуры однажды был человек “изнутри” — Юрий Соломин.

— Я думаю, что такой пост хорош для творческого человека, но обладающего при этом организаторскими способностями. Посудите сами: если глава киноконцерна просто бизнесмен и не знает технологии кино, он, на мой взгляд, не сможет руководить таким предприятием.

— Карен Шахназаров — режиссер и Карен Шахназаров — директор “Мосфильма” — это заменимые люди?

— Для кого-то, конечно. (Смеется.)

— Я понимаю, что относительно творческого Вашего амплуа это некорректная формулировка, но все же.

— Ну, мне неловко так говорить. Любого человека заменить можно...

***

Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #2, origindate::20.03.2004

Режимный объект

Рауф Атамалибеков: «На «Мосфильме» существует некий режим, который не способствует продуктивной работе».

Анонимный источник расследования “Дело №”, заслуживающий доверия:

— Почему, на Ваш взгляд, у арендаторов существуют проблемы с руководством “Мосфильма”?

— “Мосфильм” — предприятие однозначно особое, отличное от многих других, чья деятельность также всегда будет в поле зрения государства. И дело даже не в обороте: его сумма ничтожна по сравнению, скажем, с предприятиями газовой отрасли. Есть более важные моменты. Так что, когда кто-то придает значение многим процессам, происходящим там, внутри “Мосфильма”, — появляется компромат или подробности махинаций в руководстве. А ловкачи на таких местах будут всегда, это зависит лишь от покровительства власти, коррумпированности или попустительства до поры до времени. Поэтому многие вопросы, которые задаются руководству, неплохо бы задать и в министерствах, курирующих концерн. Ведь государственная безопасность страдает от более крупных нарушений, чем зарабатывание на столовых или точках общепита. В конце концов, это все внутренние, своекорыстные или коммерческие интересы конкурирующих участников событий.

— Один из которых в таких ситуациях всегда представляет именно государство?

— Если Вы говорите о какой-то разрушительной кадровой политике руководства, это уже лучший, но не главный повод для, скажем, тонкого намека на необходимость соблюдать государственные интересы. А вот когда появляются малопонятные схемы, например инвестирования, тогда и никому не известная темная лошадка гарантированно получит свою долю “внимания”.

— Имеете ли Вы в виду некий “Форум”?

— Я имею в виду надежды на отчуждение территорий “Мосфильма”, “для съема” сливок, не без ведома, а то и в соавторстве с некоторыми федеральными министрами.

— О каких сливках идет речь?

— Вам должно быть известно, что в рамках программы развития киноконцерна планируется привлечение не только частных, но и государственных средств в объеме до 20 миллионов долларов от каждой стороны. Эти деньги пойдут совсем не на развитие кинематографа, а на строительство элитного жилья на государственной, кстати сказать, земле. Дальнейшая судьба этого проекта будет связана с коммерческой сдачей в наем построенного. Жирность сливок и их объем очевидны, вот только что в результате государство получит или хотя бы кино?

— Возможная позиция государства в этом вопросе вполне понятна. Оно гарантирует, как Вы выразились, свою долю внимания и к предприятиям, и к организаторам таковых. Поэтому не лучше ли для всех просто приватизировать “Мосфильм”?

— “Мосфильм” нуждается в очень больших инвестициях, и инвесторов таких внутри страны нет.

— Возможна приватизация из-за рубежа.

— Такие примеры рассматриваются. Но я думаю, киношникам они тоже известны. Скажем, приватизация американцами английской студии. Выяснилось, что они делают это с одной единственной целью: убрать со временем конкурентов.

— То же самое возможно и у нас?

— Возможно. Потому что наш кинорынок поднимается, а американцы расчищают поле деятельности, формируя и развивая свой. Они традиционно жестко работают, и наш рынок очень их интересует.

— Так что же на сегодня хорошо или плохо для государственного предприятия “Мосфильм”?

— Любые перемены чреваты. Еще ни одно предприятие этой отрасли, двинувшись по пути приватизации, ни к чему хорошему не пришло. Первые из них начали приватизировать еще лет пять назад, и на сегодня они уничтожены. Напротив “Мосфильма” была крупнейшая в Европе фабрика по тиражированию копий. Она стала ООО “Формат”, потом раздробилась на несколько мелких, а в результате просто продали землю, на которой она стояла. Так что сегодня важно не допустить повторения подобного ни при какой форме собственности или организации “Мосфильма”. А как потенциальный объект приватизации киноконцерн тоже выделяется особо. Его бездумное акционирование навредит отечественному кинематографу. Но ведь Вы же знаете, что у нас Россия, и все зависит от конкретной личности, ее воли и цели.

— Личность Шахназарова для Вас сегодня каких эпитетов заслуживает? Боится ли он лишиться насиженного места или...?

— Я понимаю, откуда взялись внутренние споры и озвученная Вами ситуация с, назовем их так, партнерами. Были времена для кино тяжелые, и тогда для выживания многое сдавали в аренду тем предприятиям, которые работают в сфере создания кино. Сейчас ситуация на рынке изменилась, и руководство вы-нуж-дено ущемлять этот сектор. К тому же, если какая-то фирма на территории “Мосфильма” покупает лучшее оборудование и начинает предоставлять аналогичные услуги, силовые воздействия в рамках закона вполне обоснованы. Руководитель государством поставлен, чтобы блюсти его интересы и платить налоги в бюджет. Многое зависит от личности: опираясь на те же законы, можно ситуацию повернуть в разные стороны. У этой темы есть свои перспективы, Вам только нужно разобраться, не зазнались ли эти самые персонажи и не слишком ли много берут на себя, забывая о присутствии государства и его интересов.

***

Рауф Атамалибеков - Генеральный директор фирмы “UMP”

- Корр.: Почему на ваш взгляд у арендаторов существуют проблемы с руководством Мосфильма?

- Я уже почти три года не арендатор. А в тот период меня не устраивали условия, которые были на Мосфильме. Видимо, и Мосфильм не устраивал тот объем работ, который я выполнял.

- Корр.: Вы что-то делали для Мосфильма?

- Мы работали не для Мосфильма. Он тогда ничего не производил. Мы работали с заказчиками. Часть работ выполняли на своем оборудовании, а часть на оборудовании Мосфильма. И Мосфильму в тяжелую минуту помогали, когда у него бывало большое количество заказов. Мы занимались постпродакшн - озвучиванием и монтажом фильмов. Но видимо с точки зрения бизнеса им было не выгодно то, что к нам потянулись клиенты, ведь у нас отношение к клиенту было персональное.

- Корр.: То есть в какой-то момент вы начали дублировать функции друг друга?

- Нет. Просто в какой-то момент в нас почувствовали конкурентов, что нам, собственно, было лестно. Быть конкурентом Мосфильма – по меньшей мере, значит, что ты из себя что-то представляешь.

- Корр.: Как происходил разрыв? С вами просто не продлили договор?

- Несколько иначе. Вернее я бы сказал, что мы хотели взять в аренду дополнительную площадь. По причине увеличения по объемам и размерам. Но нам сказали твердое - нет. И вообще, что мы конкуренты. Тогда-то с нами и не продлили договор. Мы приняли решение уйти.

- Корр.: А с кем именно происходил разговор?

- С кем-то из руководителей студии, давно это было я уже сейчас и не помню.

- Корр.: Как бы Вы оценили такое поведение Мосфильма. Вы считаете, что это нормально, рынок?

- Рынок тоже должен быть с человеческим лицом. Я не знаю… что значит нормально. Если, например, само наше существование приносило Мосфильму какие-то убытки, наверное, это нормально. Если говорить о том, что мы приносили что-то Мосфильму, то, опять же с моей точки зрения, это не нормально. Но мы не плохо развиваемся и в другом месте, и я ни секунды не жалею. Более того, на Мосфильме существует некий режим, и он не способствует нормальной работе. В кино как на выплавке стали, 24 часа в сутки вы должны работать…

- Корр.: Я так понимаю, вы о спецпропусках и невозможности работать ночью?

- В том числе и это. Мне было не очень удобно: каждый день получать разрешение, а ведь не набегаешься. Кино это бизнес - вы должны и можете работать, когда это необходимо, а уж если вы занимаетесь сериалами, то одна смена приходит, другая уходит, снимаете круглосуточно. Это же не какая-то административная деятельность: “пришли в девять – ушли в шесть”.

- Корр.: Странно, ведь Шахназаров не может не понимать, как снимается кино.

- Меня это тоже немножко удивляет, но видимо ему и его сотрудникам кажется, что это должно быть именно так. У каждого руководителя свое видение функционирования своей фирмы. Видимо он так решил.

- Корр.: Считаете ли вы, что Мосфильм обоснованно, и в силу обстоятельств ведет политику выдавливания партнеров?

- Мосфильм огромная структура, он не может заниматься всем и то, что Мосфильм пытается сосредоточить все в одних руках - неэффективно. Существуют разные методы работы, по американской схеме, например, когда оболочка обслуживает все потребности производителя (фирм) сотрудничающего со студией.

- Корр.: Мосфильм работает по другой модели?

- Да. Но опять же, я не руководитель Мосфильма, так что не могу судить… Они так работают, они считают, что так хорошо.

- Корр.: Какую модель могли бы предложить Вы?

- Надо к каждому случаю конкретно подходить. Ничего страшного нет, если существуют структуры с самыми разными отношениями со студией, но если для последней это нормально, то почему бы и нет. В Голливуде все фильмы ткутся огромным количеством узкопрофильных мастерских-компаний. Мать наседка у которой все есть: под эгидой которой все работают на общий принцип. Она предоставляет всю дорогостоящую основу, большие павильоны, уникальные студии под проект и т.д. Мосфильм идет по другому пути. Но это уже разговор к Карену Георгиевичу Шахназарову.

***

Михаил Мукосей, кинооператор

- Корр.: Почему на ваш взгляд у арендаторов существуют проблемы с руководством Мосфильма?

- Скорее всего, из-за того, что там невозможно было работать по ночам. Второй момент – необходимость выписывать спецпропуска для работы в субботник и выходные дни.

- Корр.: И каких-то подводных камней нет? Ведь многие фирмы с Мосфильма, так или иначе, выживаются.

- Ну, если возникают конфликты, то, наверное, побеждает сильнейший, я так думаю.

- Корр.: Какие взаимоотношения у вас складывались с Мосфильмом, вы арендовали там что-либо?

- Я через объединение арендовал помещения, и у меня единственная проблемой был режим. Неудобно было работать.

- Корр.: Вы достаточно известный в кино человек, почему же не делалось на это скидок или это было невыгодно Мосфильму?

- Мне сложно сказать. Наверное во всем этом есть какая-то своя определенная политика. А возможно это еще с советских времен сохранилась такая режимная традиция для посещения Мосфильма в выходные дни.

- Корр.: Чем вы занимались на Мосфильме?

- У нас была компания по производству рекламы.

- Корр.: Как это выглядело юридически? С вами расторгли договор, или вы сами отказались от услуг Мосфильма?

- Мы, просто сами отказались от услуг.

Агентурные данные

Редакция располагает информацией о том, что в прошлом году, с ведома Министерства культуры РФ, началась реализация очень странного проекта по привлечению инвестиций в “Мосфильм”.

Согласно “гениальному” замыслу, часть территории киностудии, а именно: участок, на котором расположен огромный склад декораций, и автобаза перейдут во владение некой загадочной фирмы “Форум”. Она в обмен на это инвестирует в “Мосфильм” $ 40 млн.

В киносообществе говорят о том, что существуют официальные документы, в которых фигурируют и названная цифра, и предназначенная к передаче территория киностудии. Нигде, правда, ничего не говорится о характере деятельности таинственной фирмы. Но неофициально уже известно, что на бывшей мосфильмовской земле будет построен элитный жилой комплекс.

Редакция газеты журналистских расследований обещает рассказать о результатах поисков фирмы “Форум” и документов, доказывающих существование этого проекта, в одном из следующих номеров.

Пока рано делать какие-то выводы. Но новейшая российская история уже знает примеры того, как “высокая идея” развития отечественного кинематографа была достаточным основанием для подобных культурно-хозяйственных экспериментов. Достаточно вспомнить историю Киноцентра на Красной Пресне и других объектов недвижимости, которыми по-хозяйски занялся глава Союза кинематографистов Никита Михалков.

Converted 16540.jpg

Журнал "Кинобизнес сегодня", №4 (50) 23.02 - origindate::07.03.2004 опубликовал на своих страницах информацию о планах развития "Мосфильма", где прямо указаноа так называемая фирма "Форму" - ЗАО "Forum Properties".