Судебная гастроль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Юлий Гусман просит привлечь режиссера Михалкова к ответственности

1240911858-0.jpeg В минувшую пятницу основатель национальной кинопремии “Ника” Юлий Гусман обратился в суд с заявлением о привлечении режиссера Никиты Михалкова к уголовной ответственности за клевету. Причиной этого обращения стали слова Михалкова, произнесенные им на съезде Союза кинематографистов, состоявшемся 30 марта в Гостином Дворе.

Напомним, тогда Михалков публично обвинил 15 известных деятелей искусства в том, что в результате спланированных действий они присвоили более 3 тысяч квадратных метров здания “Киноцентра” на Красной Пресне. По словам Михалкова, стоимость этой площади составила ни много ни мало 31 миллион 650 тысяч долларов США. В результате, считает Михалков, обманутыми оказались без малого 5 тысяч членов союза.

— Это заявление является наглой ложью человека, забывшего о необходимости подчиняться установленным в обществе нормам закона и правилам морали, — говорит сам Юлий Гусман. — Такая ложь тем более недостойна человека, претендующего на высокую должность председателя Союза кинематографистов России.

По словам Гусмана, он не имеет и никогда не имел отношения к имуществу “Киноцентра”. Желание опорочить его имя он объясняет давним стремлением Михалкова влиять на присуждение независимой премии “Ника”.

Иск Гусмана может стать не последним. Ведь оставшиеся 14 кинематографистов, среди которых Наталья Фатеева, Павел Финн, Леонид Ярмольник, в принципе тоже могут обратиться в суд за справедливостью.

— Я попросту оскорблен таким небрежным суждением в свой адрес. У меня было ощущение, что на съезде Михалков читал с листа кем-то написанный текст и просто забыл в него посмотреть, — в интервью “МК” говорит Леонид Ярмольник. — Насколько я понимаю, речь идет о письме в защиту “Киноцентра”, которое я подписал вместе с Рустамом Ибрагимбековым, Натальей Фатеевой, Станиславом Говорухиным и рядом других уважаемых кинематографистов. Но это был не финансовый документ. Михалков, наверное, решил, что лучший способ защиты — это нападение. Но напав на меня, он выбрал не того. Задето мое достоинство и репутация. Меня знает много людей не с худшей стороны. Я счел своим долгом побороться за свое имя.

— Считаете, что суды решат эти проблемы?

— Может, пройдут какие-то дни — и Никита поймет, что поступил неправильно. Я готов его простить. Никакого состава преступления, кроме словесного наезда, я не вижу. Да и то, если бы это сказал какой-то идиот, я бы не обратил внимания. Но Никита Михалков ведь не идиот…

— Первый раз эта восхитительная тема возникла на VI съезде Союза кинематографистов. Но тогда не назывались фамилии, — говорит еще один упомянутый Михалковым в его речи кинематографист Павел Финн. — Наши с Гарри Бардиным имена как расхитителей “Киноцентра” Михалков назвал в интервью “Коммерсанту”. А в Гостином Дворе был назван совершенно бредовый список людей, не имевших никакого отношения к “Киноцентру”. Я имел довольно отдаленное отношение — как председатель московского Союза кинематографистов. Остальных он пристегнул, как говорится, до кучи. А после съезда Николай Бурляев повторил все это в эфире программы “К барьеру!”. Я тоже собираюсь подавать в суд. И на Бурляева, и на Михалкова, чтобы была восстановлена истина. И буду требовать возмещения нанесенного мне морального ущерба.

— На ваш взгляд, как можно голословно бросать такие обвинения? Или у Никиты Михалкова есть в рукаве какие-то козыри?

— Он пользуется информацией, которую ему поставляют. Знаю, кто, но пока говорить не хочу. В запутанной истории взаимоотношений союза и “Киноцентра” были разные периоды при разных руководителях СК РФ — начиная с той поры, когда председателем был Сергей Соловьев. Тогда “Киноцентр” был тайно и за один день приватизирован его директором Леонидом Мурсой. Это стало началом цепи драматических катаклизмов. Я тогда, будучи заместителем Соловьева, пытался вернуть “Киноцентр” союзу. Потом была масса всяких событий, одна форма правления “Киноцентром” сменяла другую: какие-то ОНО, ОАО… Я к этому никакого отношения не имел. Но за все время развития “саги о “Киноцентре” можно было найти что-то, что при определенной подтасовке можно было использовать, фабрикуя обвинения. Во всем этом нужно разбираться с документами в руках. Никита слышал звон, да не знает, где он.

— В темных делишках с “Киноцентром” кроме вас обвинены Наталья Фатеева, Гарри Бардин, Юлий Гусман, Рустам Ибрагимбеков. Почему именно эти люди?

— Михалкову все равно кого грязью обливать, он просто сводит счеты. Мы с Никитой знакомы сто лет, и он прекрасно понимает, что я не вор. Просто у него такой способ борьбы. У Никиты существует наивное убеждение, что, если он заявит, что плохой я или кто-то еще, сам он от этого станет лучше. Разумеется, он не станет лучше от того, что обвинил пятнадцать честных людей в финансовых преступлениях, которых они никогда не совершали.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Построенный в 1987 году на средства Союза кинематографистов СССР, после распада страны “Киноцентр” достался Конфедерации союзов кинематографистов (КСК). Из творчески-производственного объединения “Киноцентр” каким-то образом превратился в акционерное общество. Причем СК России досталось 32 процента акций, остальные 68 пришлись на долю КСК.

Столь малый пай не давал российскому союзу права распоряжаться площадями “Киноцентра”, на что Никита Михалков и обратил внимание коллег в 1997 году на III съезде, где его в первый раз выбрали председателем СК РФ. Никита Сергеевич пообещал добиться передачи “Киноцентра” в полную собственность российских кинематографистов. А через год на IV съезде в Кремле под гром аплодисментов объявил, что СК России получает половину акций и право управлять “Киноцентром”. После чего Михалков был вновь избран председателем союза. Основанием к оптимистическому заявлению Михалкова стала личная договоренность, достигнутая им с Рустамом Ибрагимбековым, который в то время был председателем совета директоров “Киноцентра”.

Однако спустя пару месяцев выяснилось, что право собственности на здание на Красной Пресне принадлежит МЗАО “Киноцентр”, а СК России по-прежнему остается со своими 32 процентами. В 2005 году СК России продал свой пакет акций за 6 миллионов долларов. А в декабре 2008 года на VII съезде Михалкова упрекнули: “Вы обещали вернуть российскому союзу “Киноцентр” и слова своего не сдержали”. Никита Сергеевич оправдываться перед “нелегитимным” съездом не стал. Зато в Гостином Дворе вернул упреки с процентами.

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::28.04.09