Судебно-медицинская «химия»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Судебно-медицинская «химия» FLB: В Следственном Комитете уже накопилось большое досье заявлений на Ставропольское бюро СМЭ, и каждый эпизод в этом досье – потенциальное уголовное дело».

"Еще летом 2013 года пресса сообщила о том, как 52-летний житель Ессентуков Владимир Разноглазов представлялся крупным чиновником, способным за солидное денежное вознаграждение "решать вопросы". В перечень его похождений входят различные махинации, включая многочисленные факты хищения денежных средств граждан в крупном и особо крупном размере. Не пожалел «крупный чиновник» и 81- летнего ветерана Великой Отечественной войны, по данным полиции, обобрав его на 150 тысяч рублей – рассказывала «Российская Газета», когда следствие еще только начиналось. Однако дальше начали происходить удивительные вещи, о которых на своих страницах рассказывает «Открытая газета». «Не так давно специализированный следственный отдел по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений (Пятигорск) при ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю поручил пятигорскому филиалу независимой судебно-медицинской экспертизы «124-я лаборатория» (руководитель Евгений Николаев) сделать заключение о состоянии здоровья одного подозреваемого. В отношении «клиента» возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 159 УК РФ («Хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»). Он представлялся помощником полпреда и собирал с людей деньги за якобы оказанные услуги. В период следственных действий подопечный следователей заболел. Подозревая, что он и с болезнью своей «нахимичил», чтобы избежать заключения под стражу, была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено краевому БСМЭ. Выводы экспертов даже у следователей вызвали такое негодование, что им пришлось назначить еще одну экспертизу независимыми судмедэкспертами. «В Ставропольском крае уже много лет абсолютно безнаказанно действует система фальсификаций судебно-медицинских экспертиз. В Следственном комитете уже накопилось большое досье заявлений на Ставропольское бюро СМЭ, и каждый эпизод в этом досье – потенциальное уголовное дело». К такому выводу пришел еще в сентябре прошлого года независимый судмедэксперт из Пятигорска Евгений Николаев, интервью с которым публиковала «Открытая» («Памперсы для мента», №36 от 12.09.12 г.). Страшно представить, сколько невиновных людей, не имеющих денег и родственников во власти, отправлено в тюрьмы судмедэкспертами Анатолия Копылова, написала тогда наша газета. Сегодня Евгений Николаев в беседе с журналистом Еленой Сусловой рассказывает о новом случае фальсификаций официальных документов краевой судмедэкспертизой, который он разоблачил. Под вывеской борца с коррупцией – Евгений Борисович, сегодня, наверное, уже можно назвать имя мошенника, представлявшегося помощником полпреда? – Это Владимир Разноглазов. О его подвигах не так давно уже писала пятигорская газета. А многим жителям КМВ приходилось с ним сталкиваться. С 2008 года он «руководил» обособленным подразделением негосударственного учреждения – общественной приемной «Палаты по вопросам социальной защищенности населения и противодействия коррупции в ЮФО». Такая вывеска красовалась на дверях его офиса в Пятигорске. У одного гражданина он взял 200 тысяч рублей, пообещав повлиять на решение суда в городе Краснодаре. Другой сам принес вначале 1 миллион 250 тысяч рублей за обещанный ему из управления аппаратом полпреда в ЮФО автомобиль Mersedes Bens CL550, потом еще на второй такой же автомобиль. Третий, бизнесмен, выложил Разноглазову 700 тысяч рублей за победу его страховой компании в конкурсе на право заключения договора на обязательное страхование автотранспорта компании «МРСК – Северный Кавказ». Несмотря на подписку о невыезде, подозреваемый скрывался от следствия, на вызовы не являлся, стал симулировать заболевания, постоянно представляя медицинские документы о нахождении то на обследовании, то на лечении. Одна из справок о здоровье привела следователя в изумление: она свидетельствовала о том, что подозреваемый якобы перенес инсульт. Не успел с этим заболеванием лечь в больницу города Пятигорска, как на следующий же день был выписан за нарушение стационарного режима – практически отсутствовал в больнице с момента поступления. Быть такого не могло, чтобы с инсультом, да как огурчик!.. Поэтому следователь заподозрил, что и здесь Разноглазов мудрит. А когда через несколько дней, будучи объявленным в федеральный розыск, он обнаружился уже в стационаре Ессентукской городской больницы, следователь приставил к нему стражу и обратился к экспертам. В августе прошлого года эксперты краевого бюро судмедэкспертизы сделали заключение: «Содержание в условиях СИЗО противопоказано, так как в этот период могут развиться необратимые осложнения, вплоть до летального исхода». Естественно, на основании выводов комиссионной экспертизы подозреваемый был освобожден из-под стражи. Но следователи уже поняли: с медицинскими справками мошенника явно «химичат». – Подозрения следователя относительно истинности экспертных заключений и побудили его обратиться к вам, в филиал независимой 124-й лаборатории медико-криминалистической идентификации? – А что они могли еще предпринять?! В марте нынешнего года адвокат Разноглазова опять попросил приостановить предварительное следствие из-за якобы перенесенного в декабре прошлого года инфаркта миокарда. У следователя снова возникли сомнения, но обращаться в краевое бюро СМЭ он уже не стал. А представил нам постановление о назначении судмедэкспертизы, медицинские документы и заключение проведенной до нас комиссионной экспертизы Ставропольского краевого БСМЭ под руководством Анатолия Копылова. Как только я ознакомился с комиссионным заключением, все стало предельно ясно. Комиссионная судмедэкспертиза проведена с грубейшими нарушениями действующего законодательства. И она ясно указывала на сознательное искажение выводов экспертов. Рентгенолога из комиссии убрали сознательно – В чем же вы увидели нарушения, ведь обычному человеку – неспециалисту – любые выводы экспертов кажутся непогрешимой истиной? – Сражу же обратило на себя внимание отсутствие в составе комиссии врача-рентгенолога, и это несмотря на то, что следователем представлены для изучения данные КТ и МСКТ. Причем, если обычная КТ (компьютерная томограмма) была представлена в виде снимка, то результат МСКТ (магнитно-спиральной компьютерной томограммы), на которой якобы и был обнаружен инсульт головного мозга, был представлен на бумажном носителе, т.е. это обычная ксерокопия на бумажном листе. По «бумажке» не определяется наличие или отсутствие инсульта. Об этом известно любому врачу, а судмедэксперту – тем более. А снимки исследовать должен человек, имеющий специальную подготовку, – врач-рентгенолог со специализацией по компьютерной томографии. Но вот врача-рентгенолога в составе экспертной комиссии почему-то не было совсем, хотя это является обязательным. Получается, рентгенолога не включили в состав комиссии сознательно. – Наверняка не случайно. Эксперт-рентгенолог Нина Самохина уже заявляла в суде, что ее подписи в документах судмедэкспертизы подделывались. «Открытая» уже писала об этом («Как ломают судьбы», №21 от 5.06.13 г.). По всему Копылов решил больше не включать ее в состав комиссии, чтобы она опять не раскрыла экспертных тайн? – Но тайное рано или поздно становится явным. В процессе проведения нашей экспертизы Владимиру Разноглазову были повторно проведены как инструментальные (КТ и МРТ), так и множественные лабораторные исследования, никаких признаков и последствий перенесенных тяжелых заболеваний – инсульта и инфаркта миокарда – обнаружено не было. А ведь эти заболевания бесследно не проходят, оставляют свои «следы» в пораженных органах на всю жизнь. Высокие технологии обмана – Как же тогда врачи выдавали фиктивные справки, а краевая экспертиза под руководством Копылова пришла к совершенно обратному заключению? – Врачи выдавали вместе с медицинскими документами и результаты (снимки) исследований, в которых какое-то заболевание зафиксировано было. Пришлось просить следователя изъять всю базу данных этого томографа за определенный период времени, чтобы выяснить, что за снимки вместе с документами предъявлялись следователю и комиссии экспертов. Когда мы изучали представленные электронные носители информации, то оказалось, что заключения копыловских экспертов относительно Разноглазова совершенно цинично сфальсифицированы: представлены снимки совсем других людей, на которых были зафиксированы эти заболевания. На изображениях были черепные коробки... совершенно разных людей: Леонова (сделаны 6 августа прошлого года) и Сергеева (сделаны 10 августа прошлого года). Фамилия Разноглазова была нанесена на снимки вручную. Нашли мы в базе данных и снимок Разноглазова, сделанный примерно в то же время, – снимок нормального, здорового человека без признаков серьезных заболеваний. Признаки фальсификаций доказательств налицо... – И что ж теперь? Никаких последствий для врачей и экспертов? Для Разноглазова? – Почему же? Следователь ГСУ МВД по СК Дионис Афанасов выделил материалы в отношении врачей Ессентукской городской больницы и в отношении руководителя Ставропольского краевого бюро судмедэкспертизы Анатолия Копылова в отдельное производство для возбуждения уголовного дела. По ним ведется проверка. Надеюсь, что уголовное дело будет все-таки возбуждено, уж слишком явно эти подделки проявились. Разноглазов же, говорят, теперь является к следователю по каждой повестке, по больницам уже не бегает. Следствие ведется, в деле появляются новые эпизоды. К чему ведёт «копыловщина» – Евгений Борисович, мы беседуем с вами не первый раз. Почти год назад «Открытая» опубликовала интервью с вами («Памперсы для мента», №36 от 12.09.12 г.). Вы рассказывали о фальсификации экспертизы по делу Анатолия Железнякова, сына председателя Предгорного районного суда (в ессентукском кафе он расстрелял из травматики троих молодых человек, двое из которых были на тот момент несовершеннолетними). – Эксперт-рентгенолог Нина Самохина, чья подпись значилась и под этой экспертизой, заверила следствие, что подписи в экспертизе не ее. Но на следствие это никак не повлияло. Железняков остается потерпевшим, а расстрелянные им ребята – обвиняемые. Следствие по этому делу уже закончено. Дело скоро передадут в суд. – Вы говорили в вышеупомянутом интервью «Открытой», что фальсификации судебно-медицинских экспертиз стали обычным делом на Ставрополье. – Я утверждал это не только в публикациях «Открытой» газеты. Мне часто приходится выступать в СМИ. Что ни громкое уголовное дело с присутствием судмедэкспертизы, обязательно экспертиза, мягко говоря, вызывает сомнения. Таких историй было немало, о них писали центральные газеты, показывало центральное телевидение. А сколько подобных фактов, которые не стали публичными?! – Изнасилованный полицейскими Вячеслав Мереха «благодаря» заключению экспертов был представлен пострадавшим от «геморроя». – Полицейских-садистов смогли наказать только после разоблачения сомнительной экспертизы, подписанной руководителем краевого БСМЭ Анатолием Копыловым, в которой утверждалось наличие несуществующего у пострадавшего хронического геморроя. На это ушло почти три года, хотя все фамилии насильников Мереха называл следователям в первые же дни. Убитая ессентучанка Мария Губарева умерла якобы «в результате переохлаждения» при плюсовой температуре. Этот диагноз, вернее, выводы, сделанные подчиненными Анатолия Копылова, судмедэкспертами краевого бюро Лысенко и Кузьминым, длительное время не давали возможности вынести истинному убийце Кирьяку Микелову обвинительное заключение. А как только ему предъявили обвинение, он успел скрыться за границей. Чего только не пережила семья Губаревых, чтобы добиться правды! Пришлось делать эксгумацию. Выводы нашей независимой экспертизы по поводу убийства Марии Губаревой подтвердила и повторная экспертиза, проведенная в Российском центре СМЭ. Маша умерла от травмы шейного отдела позвоночника. Как стало недавно известно, Кирьяк Микелов, объявленный в федеральный и международный розыск, задержан в Греции. Сейчас готовятся документы по его экстрадиции. Кто крышует фальсификаторов? – Умышленное искажение результатов экспертных исследований доказывается вами раз за разом, но почему-то никаких последствий и оргвыводов для руководителя судмедэкспертизы Анатолия Копылова до сих пор не последовало. – Об этом надо не меня спрашивать. Год назад уже была предпринята попытка уволить Анатолия Копылова. Был издан приказ – Копылова уволить, назначить руководителем краевого бюро Михаила Ивченко. Но последний значился в начальниках всего два дня. Приехал в краевое БСМЭ бывший губернатор Валерий Зеренков и всех рассадил по прежним местам (хотя приказ о назначении руководителя краевой судмедэкспертизы издает министр здравоохранения края). Кстати, насколько мне известно, приказа о новом назначении Копылова начальником БСМЭ СК в природе не существует. Очень интересная тема: если нет приказа о назначении на должность, то на основании чего и каким образом Копылов участвует в проведении комиссионных судмедэкспертиз? У вас в газете была тогда публикация на эту тему («Губернатор идет напролом», №37 от 19.09.12 г.), что вам на нее ответил губернатор? – Ни губернатор, ни министр здравоохранения нам не ответили и никаких разъяснений в прессе по этому поводу не давали. – Вот видите. В других регионах, если замечают, что результаты работы экспертов неудовлетворительны, хотя бы с должности руководителей снимают, как, например, сняли недавно руководителя бюро судмедэкспертизы в Краснодарском крае. А мы искренне радуемся, когда нашим экспертам удается доказать чью-то невиновность. Громкое дело – убийство в Карачаево-Черкесии заместителя муфтия Исмаила Бостанова – благодаря нашей экспертизе получило неожиданный поворот в суде. Племянника муфтия Карачаево-Черкесии обвиняли в организации и соучастии в убийстве. На основании заключения специалистов 124-й лаборатории удалось доказать, что подозреваемого в ходе следствия избивали, пытали электрическим током, молодого парня сделали инвалидом, тяжелобольным человеком. Приговором суда он был признан невиновным и оправдан по инкриминируемым ему «тяжким» статьям. Появился такой шанс и у бывшего полицейского Руслана Рахаева, о котором писала «Новая газета» («Враг за заваренными дверями», №99 от 3.09.12 г.). В кабинете его подчиненных умер задержанный, которого сюда завели оперативники, избивавшие его, похоже, всю ночь. Но в итоге истязатели свалили вину на Рахаева и «подкрепили» весьма странной судмедэкспертизой. Недавно Верховный суд Карачаево-Черкесии отменил приговор – 13 лет колонии строгого режима – бывшему замначальника полиции города Черкесска Руслану Рахаеву и изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде. Доводы наших экспертов Верховный суд учел. Прямо из зала суда Рахаев, проведший в СИЗО год и семь месяцев, отправился домой. А уголовное дело вернули на доследование до «устранения непреодолимых противоречий»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации