Судебный аферист Шарыкин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Холдинг «Сибирский цемент»

Скандальная тяжба между двумя цементными монстрами - Italcementi Group и холдингом «Сибирский цемент», занимает четвертую строчку в мировом рейтинге


Судебная тяжба между Italcementi Group и холдингом «Сибирский цемент» грозит войти в историю российского арбитража как самый длительный процесс, возникший на пустом месте. Вот уже семь лет арбитражные суды РФ различного уровня перекидывают это дело друг другу, несмотря на то, что иностранным специалистам экономического права в нем все абсолютно ясно. По крайней мере, и в Лондонском международном третейском суде, и в Арбитражном суде Международной торговой палаты в Стамбуле не сомневаются в правоте итальянской компании. Суть спора между двумя цементными монстрами (Italcementi занимает четвертую строчку в мировом рейтинге, Сибцем – еще недавно входил в пятерку российских лидеров) незамысловата. Весной 2008 г. холдинг принял решение о приобретении турецкого подразделения итальянской компании. Вся сделка оценивалась сторонами примерно в 600 млн. евро. Причем, 200 млн. покупатель обязался покрыть акциями Сибцема, а оставшуюся сумму выплатить в европейской валюте.


67Шарыкин Олег Витальевич.jpg

Председатель совета директоров "Сибирского цемента" Олег Шарыкин


В подтверждение своих намерений, Сибцем даже успел перевести задаток в 50 млн. евро Ciments Francais (французскому филиалу Italcementi). Но затем сделка застопорилась. Покупатель – основной владелец холдинга «Сибирский цемент» Олег Шарыкин – не только изменил свои намерения на противоположные, но и начал требовать возврата аванса.


KMOлег Шарыкин.jpg


Такие «танцы с переодеваниями», с точки зрения бизнес-этики, выглядят более чем странно. Во-первых, по словам источников, хорошо знающих предысторию сделки, ее идея принадлежала именно Олегу Шарыкину.


В протоколе заседания совета директоров холдинга от 14 февраля 2008 г. за его подписью, как председателя собрания, обоснование этой идеи звучит довольно выспренно – «определить налаживание и развитие международного сотрудничества с иностранными производителями цементной продукции, усиление присутствия на рынках других стран в стратегический приоритет развития Общества в 2008 г.» (орфография и стилистика оригинала сохранены). На всякий случай, запомним этот документ.


SharОлег Шарыкин.jpg


Во-вторых, специально для совершения этой сделки была создана компания Istanbul Cimento (ликвидированная сразу после срыва сделки), практически полным владельцем которой был опять же Шарыкин.


В-третьих, приобретение целого ряда действующих производств на территории другого государства вовсе не равно покупке, допустим, автомобиля или даже квартиры: ему предшествует продолжительный переговорный процесс и, более того, – аукцион, где за турецкие активы боролись несколько претендентов. Итогом процесса и стал перевод в марте 2008 г. задатка в 50 млн. евро (не считая еще 4 млн., потраченных на услуги экспертов и посредников).


Но вдруг – ни с того, ни с сего – Олег Шарыкин внезапно «понимает», что ухватил кусок не по глотке, и почти законченная сделка якобы не принесет Сибцему ничего, кроме убытков. Сложилось впечатление, что человек, месяцами находившийся в эпицентре событий, провел все это время в измененном состоянии сознания, а когда протрезвел – схватился за голову.


Впрочем, есть сведения, что прозрел Шарыкин не самостоятельно, а с подачи вице-президента Валерия Бодренкова (экс-сотрудника ФСБ, вычищенного из органов за неблаговидные делишки). Правда, эта версия отнюдь не характеризует владельца Сибцема, как серьезного предпринимателя. С другой стороны, сам Шарыкин рекомендует себя так, что хоть стой, хоть падай: в недавнем интервью «Коммерсанту» он немало удивил коллег, заявив, что его… не интересует капитализация собственных предприятий (!).


Решив дать задний ход, он вознамерился вернуть выплаченный аванс в 50 млн. евро: дескать, «наигрался я в большой бизнес, отдайте копеечку». Бизнесмены из Италии и Франции, которые, видимо, решили, что хитрые русские (ну, азиаты, что с них взять?) таким образом пытаются выторговать более выгодные условия, еще полгода пытались найти компромисс, делая Шарыкину все более привлекательные предложения – вплоть до снижения окончательной цены и различных вариантов расчета.


Однако, хозяин Сибцема, очевидно, подзуживаемый Бодренковым, упрямо стоял на своем. Иностранцы, видя столь выдающееся упорство, пожали плечами и договор расторгли. Аванс при этом, в полном соответствии с международным правом, остался у продавца. Пришлось Сибцему обращаться в суды. И вот тут-то началось самое интересное. На родной земле Шарыкин и компания поначалу нашли полное понимание и поддержку.


В августе 2010 г. Арбитражный суд Кемеровской области рассмотрел иск одного из крупнейших акционеров Сибцема – ООО «Финансово-промышленный союз «Сибконкорд» (еще одна структура, полностью контролируемая Олегом Шарыкиным) к Ciments Francais о возвращении спорного задатка. Свое требование истец мотивировал тем, что данная сделка была чуть ли не мошенничеством – с целью вывести значительные средства и активы из российского холдинга. Адвокаты Сибконкорда упирали на то, что голосовавший на собрании акционеров Сибцема за одобрение сделки представитель ФПС Владимир Черепанов не имел полномочий, т. к. выданная ему доверенность была отозвана за пару дней до собрания.


Да и вообще, история представлялась так, что высшее руководство Сибконкорда и Сибцема и его наиболее крупные акционеры (и в том, и в этом случае – г-н Шарыкин) вовсе не были в курсе дела. Между тем, сделка, будь она завершена, могла нанести (и собственно, нанесла) ущерб предприятию и его акционерам.


Ни суд первой инстанции, ни состоявшийся позже апелляционный суд не стали особо вдаваться в суть проблемы, поверив доводам адвокатов Сибконкорда, уверявших, что из-за голосования Черепанова по аннулированной доверенности Сибцем мог лишиться 44% активов и получить всякие неприятности.


Наверное, зря судьи проявили столь поверхностный подход: впоследствии материалы арбитражного дела, вместе с подшитым в него уведомлением об отзыве доверенности Черепанова, таинственно исчезли из архива суда. А на одном из последующих разбирательств припертый к стенке Шарыкин прямым текстом признал, что не только был полностью в курсе сделки, но еще осенью 2007 г. едва ли не первым получил информацию о продаже турецких активов Italcementi Group, что произошло во время его деловой встречи с представителями швейцарского банка Credit Suisse.


Итак, в августе 2010 г. первый арбитраж закончился в пользу Сибконкорда: суд обязал Ciments Francais вернуть Сибцему аванс в 50 млн. евро. Ответчики с таким решением предсказуемо не согласились и подали апелляцию, параллельно обратившись в Арбитражный суд в Стамбуле. В Турции третейские судьи, изучив договор, признали его действительным, а удержание задатка – законным. Но в России мнение арбитров проигнорировали: Арбитражный суд Западно-Сибирского округа счел, что решение турецкого суда касается лишь взаимоотношений между Сибцемом и Ciments Francais, и ни в коей мере не относится к Сибконкорду, выступившему истцом.


В итоге, решение кассационной инстанции, вынесенное в декабре 2011 г., полностью поддерживало два из трех предыдущих решений нижестоящих судов. Третье, за номером А27-781/2011, как раз и основывалось на признании решения Международного арбитража, и было отброшено по тем же основаниям.


Далее западные контрагенты Шарыкина почувствовали, что в этом деле явно что-то не так: ну, не может быть, что бы во всех судах белое признавали белым, и только в России – черным. Поэтому, подавая очередную апелляцию, на сей раз – в Высший Арбитражный суд, одновременно они обратились к президенту РФ Владимиру Путину – с просьбой обратить внимание на странное равнодушие российских арбитров к сути дела.


Было бы странно полагать, что президент напрямую вмешался в спор хозяйствующих субъектов, но это обращение получило огласку в прессе и, видимо, оказало определенный эффект. По крайней мере, судьи Высшего Арбитражного суда вернули дело на исходные позиции, указав, что ранее вынесенные в пользу Сибцема решения неправомерны, поскольку не исследованы доказательства нанесения ущерба самому холдингу и его акционерам.


Казалось бы, спорить больше не о чем. В дальнейших судебных разбирательствах ранее представленные документы, якобы подтверждавшие умышленное нанесение ущерба холдингу, попросту исчезли (что наводит на мысль об их не очень законном происхождении). Сам Олег Шарыкин, будучи не только крупнейшим акционером и Сибцема, и Сибконкорда, но и полностью контролирующий обе компании через своих приближенных, был вынужден признать свое прямое участие в подготовке сделки по покупке турецких активов, что подтвердил и Владимир Черепанов. Очередной суд наконец-то принял во внимание мнение международных арбитров, и полностью отказал истцам в их запоздалых притязаниях. При этом, в своем решении от 03.04. 2015 г. судьи Кемеровского Арбитражного суда не без ехидцы заметили: «для признания договора недействительным основания его недействительности должны иметь место либо до его заключения, либо в момент его заключения, но никак не после». То есть, констатировали то, что и так было понятно с самого начала.


Вроде бы, точка поставлена – но нет! Последовавшее за этим решение кассационной инстанции – уже знакомого нам Арбитражного суда Западно-Сибирского округа – внезапно отбрасывает тяжбу на четыре года назад. С поразительным упрямством, игнорируя постановление ВАС, тюменские арбитры вновь признают правоту беспокоящихся за свой карман Шарыкина и компании, обязав итальянцев с французами выплатить крепким задним умом россиянам 50 млн. евро задатка. Лыко да мочало – начинай сначала. Похоже, нас ждет еще, как минимум, один эпизод затянувшейся коррупционной саги на пустом месте: Ciments Francais уже подала кассационную жалобу в Верховный суд России. Удивительно, однако, почему для решения пустякового, в общем-то, спора, приходится привлекать столь высокую инстанцию и обращаться к президенту. Не менее странно и то, как вольно обращаются с законом, здравым смыслом и решениями вышестоящих судов арбитражи Кемеровской области и Западно-Сибирского округа.


Эксперты, тем не менее, считают, что ничего удивительного здесь нет. Помимо Валерия Бодренкова, в окружении Шарыкина немало иных выходцев из разного рода правоохранительных структур, в числе которых имеется, например, экс-первый заместитель председателя кемеровского Арбитражного суда Ольга Кондрашова. Несомненно, эти люди обладают неплохим знанием законов. Несомненно и то, что своих коллег и их слабости они знают еще лучше.


Кроме того, одна из судей кассационной инстанции, участвовавшая в рассмотрении затянувшегося спора, – Наталья Александровна Аникина. По информации из открытых источников, г-жа Аникина не только родом из Кемерово, но и начинала свою трудовую карьеру под чутким руководством нынешнего вице-президента Сибцема по правовому обеспечению Ольги Кондрашовой. Тут и к бабке не ходи – понятно, кто в третьей инстанции помогал решать вопрос. К слову, старания и деловые связи Кондрашовой регулярно поощряются работодателем кругленьким бонусом: так, в конце 2015 г. он составил 6 млн. руб.


А уж пользоваться человеческими слабостями в окружении Шарыкина и Бодренкова умеют лихо. Не далее, как в декабре 2012 г. при попытке дачи взятки кемеровскому судье был задержан с поличным адвокат топ-менеджеров Сибконкорда и Сибцема Игорь Ломков. Эксперты полагают, что в деле с турецкими активами размер отката может достигать 10%, и что сейчас по коридорам ВС РФ бегает очередной «решала», выискивающий, кто из судей окажется настолько неразборчив, чтобы принять «нужное» постановление в обмен на 500 тыс. евро.


Владимир Путин, говоря на днях о кадровой политике и о тех требованиях, которые предъявляются к кандидатам на судейские должности, отметил, что «особое внимание должно уделяться вопросам противодействия коррупции, предотвращения конфликта интересов». Однако ничем другим, кроме коррупции, фальсификации документов и показаний, более чем подозрительное поведение ряда областных и окружных арбитражей объяснить просто невозможно.


«Тем судьям, кому какие-либо иные интересы мешают соблюдать требования законодательства, Кодекс судейской этики, стоит поискать другое место применения своих знаний и сил», – подчеркнул Путин на всероссийском совещании председателей судов. Именно поэтому будет особенно печально, если эмиссары Шарыкина найдут понимание и в Верховном суде: наблюдать за развитием многосерийной саги матерого афериста, конечно, интересно, но жить хотелось бы исключительно в правовом поле.


Настасья АЛТУФЬЕВА

Ссылки

Источник публикации