Судей - под надзор. Крамарев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"28 апреля Законодательное Собрание Петербурга планирует рассмотреть на своем заседании внесенный губернатором проект закона об изменениях в закон о мировых судьях.

Парламентарии и представители судейского сообщества выступили резко против этой законодательной инициативы Смольного, усмотрев в ней попытку поставить мировых судей под контроль исполнительной власти.

В функции мировых судьей, в частности, входит принятие решений по уголовным делам, максимальное наказание по которым не превышает 2 лет лишения свободы; по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 50 тысяч рублей; дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; дела о возмещении ущерба от ДТП. В 2003 году мировые судьи Петербурга рассмотрели 90% всех административных и 20% гражданских дел.

Цель смольнинского законопроекта была сформулирована губернатором Валентиной Матвиенко так: «Мировые судьи должны быть освобождены от любых административно-хозяйственных функций и заниматься только главной своей задачей - отправлением правосудия». Соответственно, проектом закона предусматривается, что впредь деятельность мировых судей будет обеспечивать «уполномоченный орган исполнительной власти».

Пока же они обеспечивают себя сами. Мировые судьи обладают статусом юридического лица и, как следствие, вынуждены состоять на учете в налоговой инспекции, иметь лицевой счет, являться распорядителями бюджетных средств, решать вопросы с поставщиками товаров и услуг.

Однако, как отмечают сами судьи, делают они это вынужденно. Федеральный закон о мировых судьях был принят в 1998 году, закон Петербурга - в 2000-м. В марте 2001-го первые двадцать мировых судей принесли присягу и приступили к работе (сегодня в Петербурге работают 134 мировых судьи из необходимых 211). Федеральное законодательство оставило на усмотрение регионов решение вопроса о том, кто будет осуществлять материально-техническое и организационное обеспечение судей: местное представительство судебного департамента при Верховном Суде России или же исполнительная власть региона.

В Петербурге первоначально остановились на втором варианте. Но в то время Смольный не горел особым желанием заниматься проблемами мировых судей: возникали сложности как с подбором помещений для них, так и с выплатой заработной платы сотрудникам аппарата. В итоге в 2001 году ЗакС был вынужден принять поправку к закону и превратить судей в юридических лиц.

Сегодняшнее возмущение двух ветвей власти против третьей, впрочем, вызвал даже не «вопрос о юрлицах». Наоборот, многие склонны видеть в этой инициативе губернатора «рациональное зерно». Настоящим камнем преткновения стал «кадровый вопрос» - кто именно должен принимать на работу сотрудников судейских аппаратов. Согласно законопроекту, уполномоченный орган исполнительной власти должен заниматься в том числе и кадровым обеспечением деятельности мировых судов. По мнению судей, это приведет к тому, что они превратятся в «структурное подразделение Смольного»: «Секретарь суда будет приниматься на работу в штат исполнительного органа, судья будет отправлять правосудие при секретаре - работнике исполнительной власти. Где же принцип разделения властей, невмешательства исполнительной власти в деятельность судебной?»

«Вопрос о кадрах» уже поднимался прежней городской администрацией - в 2001 году. Однако тогда Городской суд Петербурга своим решением подтвердил права судей комплектовать собственный штат по своему усмотрению. Председатель комиссии ЗакСа по вопросам правопорядка и законности Аркадий Крамарев усмотрел в возвращении к старому решению ментальную преемственность двух смольнинских команд - «желание покомандовать судьями, как и при Владимире Яковлеве, сохраняется».

Мнение

Анна Никитина, председатель Совета мировых судей Петербурга:

- Сегодня функцию хозяйственного органа мирового судьи выполняет сам судья. Это неправильно и так не должно быть. Ведь почему появились мировые судьи? Райсуды были завалены делами, их надо было разгрузить. И в рамках судебной реформы создали новую ветвь судебной власти, которая призвана достаточно оперативно помочь гражданам в разрешении споров. Что мы и пытаемся делать.

Если закон будет принят, ситуация может дойти до абсурда. Являясь работником исполнительной власти, секретарь подчиняется своему работодателю - то есть администрации. Такая же ситуация во многих субъектах России. Как работодатель проверяет работу секретарей? Выезжает в судебный участок, берет дела, читает протоколы заседаний и, исходя из этого, оценивает работу секретаря. Вот оно, прямое вмешательство в деятельность суда.

Странно, что администрация не воспользовалась нашим опытом, опытом 134 профессиональных юристов. Мы никогда не отказывались помогать. Но выходить с юридически неграмотным, противоречащим федеральному законодательству проектом - стыдно. Думаю, что Валентина Матвиенко должна об этом знать, чтобы в следующий раз такого не допустить."