Судить нельзя помиловать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", origindate::16.02.2007

Судить нельзя помиловать

Плюсы и минусы суда присяжных в России

Полной неожиданностью для представителей Генпрокуратуры стал оправдательный вердикт по делу Пола Хлебникова

Михаил Добровольский

Converted 23448.jpg Большинство россиян доверяют судам присяжных, но, как показал социологический опрос Фонда «Общественное мнение», лишь немногие хотели бы в них участвовать.

Суд присяжных оправдал пятерых молодых людей, обвинявшихся в нападении на вьетнамского студента. Ву Ань Туан был убит в октябре 2004 года, врачи насчитали у него 39 ножевых ранений.

Девятью голосами против трех присяжные оправдали 16-летнего подростка Романа Казакова, обвинявшегося в убийстве девятилетней таджикской девочки, но признали его, как и еще шестерых подсудимых, виновным в хулиганстве. Один подсудимый был признан невиновным и в хулиганстве, а еще двух – присяжные сочли достойными снисхождения.

В апреле 2006 года Президиум Верховного Совета окончательно утвердил оправдательный приговор коллегии присяжных Вячеславу Иванькову, обвинявшемуся в убийстве в 1992 году двух граждан Турции и покушении на третьего.

Дважды Верховный суд отменял вердикты присяжных Ростова-на-Дону, раз за разом выносивших оправдательные приговоры спецназовцам ГРУ Эдуарду Ульману, Александру Калаганскому, Владимиру Воеводину и Алексею Перелевскому, обвиняемым в убийстве в январе 2002 года на территории Шатойского района Чечни шестерых мирных жителей. Оба раза присяжные признавали тот факт, что убийство имело место, но отказывались считать подсудимых виновными в убийстве, так как они выполняли приказ.

Полной неожиданностью для представителей Генпрокуратуры стал оправдательный вердикт по делу Пола Хлебникова. Гособвинитель по этому делу Дмитрий Шохин объявил, что решение суда присяжных будет обжаловано. Но, как показывает практика, отменить приговор присяжных очень тяжело, а во многих случаях практически невозможно.

Данная ситуация спровоцировала споры вокруг суда присяжных. В соответствии со статистикой присяжные оправдывают более 20% подозреваемых, а профессиональные судьи – чуть меньше 1%. Что скрывается за этими цифрами – чрезмерная строгость профессиональных судей, излишняя мягкость присяжных или иные, более глубинные, проблемы?

Камни преткновения

Суд присяжных – процесс дорогостоящий и долгий. Присяжным выплачивают зарплату за каждый день заседания. К тому же подобрать жюри присяжных оказывается делом очень сложным, а, как показывает статистика, каждый из четырех процессов, рассматриваемых судом присяжных, идет по несколько месяцев.

Кроме того, сами прокуроры оказались просто не готовы к судам присяжных. Часто оправдательные приговоры выносятся из-за неумения гособвинителей правильно и доступно донести до присяжных суть дела. Гособвинители разговаривают с ними как с профессиональными юристами, в результате обычные люди ничего не понимают. Иногда присяжные просто не могут разобраться в деле. Например, домохозяйке бывает сложно объективно рассмотреть дело по обвинениям в уклонении от уплаты налогов или другим экономическим статьям. Даже профессиональные следователи с трудом расследуют такие дела. Кроме того, люди с высшим образованием и большим жизненным опытом редко оказываются в составе присяжных заседателей. Большая потеря времени при несущественной материальной компенсации заставляет социально активных людей не реагировать на повестки.

Главные противники суда присяжных – прокуроры и следователи. Основным фактором его неэффективности они считают уязвимость «народного» суда. Часто можно слышать, что заседатели – это обычные граждане, и значит, они никак не защищены от определенного давления и влияния. Достаточно подойти к такому присяжному со стодолларовой купюрой или, в худшем случае, с пистолетом и просто попросить его принять решение, которое на суде озвучат как решение, принятое «по совести». Причем совсем и не нужно тратиться на всех, а достаточно подкупить двух-трех харизматичных, которые могут сформировать у других присяжных нужное мнение.

Более того, в нашей стране до сих пор не существует адекватной программы защиты суда присяжных. На Западе заседателей, участвующих в процессах по громким делам, тщательно защищают. Их лиц не видно, имена, а уж тем более адреса знает только ограниченный круг лиц. В дороге их сопровождает охрана, несколько дней они живут в полной изоляции. У нас ничего подобного пока нет. В законе указано, что на присяжных заседателей распространяются те же меры безопасности, что и на судей. Но мы знаем, как на практике охраняют судей, как часто они бывают объектом нападения. Быть может, нужно включить в закон отдельные нормы, которые обеспечили бы охрану и безопасность присяжных заседателей (и распространялись бы даже на их родственников). Недавно был принят закон о защите свидетелей, потерпевших и иных участников судебного производства. Там нет ни слова о присяжных заседателях. Подразумевается, что присяжные заседатели приравниваются к судьям и должны охраняться, но на деле этого нет. Ни фактически, ни юридически. Кстати, чтобы выяснить состав присяжных, даже не нужно искать готовых продать эту информацию в самом здании суда. В Интернете, при наличии определенного терпения, можно найти даже это. При подготовке этой статьи мы натолкнулись на то, что по закону не должно стать достоянием общественности. А вот кто размещает это в Интернете? Или это уже вошло в привычку граждан – жить в постоянном формате реалити-шоу, где жизнь каждого как за стеклом?

Один из наиболее громких случаев подкупа присяжных произошел в прошлом году. Коллегия присяжных оправдала подозреваемых в организации преступного сообщества – Игоря Поддубного и Евгения Бабкова. Предприниматели были отпущены на свободу прямо в зале суда. Через неделю бывших обвиняемых видели в ресторане, пирующих вместе с заседателями.

Но как же суд профессиональный? Неужели судей не подкупают? Алексей Волков, депутат Государственной думы, член Комиссии по безопасности, не отрицает, что судейский корпус грешит многим, но считает, что суд присяжных, в отличие от судей-профессионалов, не привлечешь к уголовной ответственности за взяточничество. Да и кроме свободы судьям есть что терять: высокая социальная защищенность, стабильность, хорошая пенсия. Все это конечно так, но факты подкупов судей остаются фактами, как их не пытайся перевести в логические рамки.

Алексей Волков отмечает еще один немаловажный фактор. В нашей многонациональной стране очень сложно отследить факт непредвзятости присяжных. Особенно на Севере и на Кавказе. В этих регионах очень развиты клановость и родственные связи. Поэтому как можно ожидать справедливости и непредвзятости приговора, который выносится в отношении двоюродного брата зятя? Именно поэтому параллельно с проведением Всероссийского съезда судей несколько политиков заявили, что на Кавказе нужно отменить суд присяжных. «Отдельные судебные решения с участием присяжных не просто противоречат здравому смыслу, а, наоборот, поощряют террористов», – говорит президент Ингушетии Мурат Зязиков. «В одной из республик суд присяжных оправдал пятерых человек, обвиняемых в незаконном хранении оружия», – заявляет сенатор Александр Торшин. Кроме того, известен случай, когда присяжные оправдали террориста, который затем участвовал в нападении на Беслан.

Кстати, вопрос введения судов присяжных на Кавказе – отдельная тема. До тех пор, пока во всех регионах России не будет судов присяжных, будет действовать мораторий на смертную казнь, который был введен в 1996 году, как условие вступления в Совет Европы. Согласно принятому депутатами решению, введение суда присяжных на территории последнего региона, где нет «народного» правосудия – Чечни – состоится не с 1 января 2007 года, а с 1 января 2010 года. Поскольку смертная казнь не может применяться до тех пор, пока суды присяжных не будут введены по всей России, это означает фактическое продление моратория.

Ярый противник суда присяжных Владимир Зыков, заслуженный юрист России, вообще считает, что суд присяжных наносит ущерб стране. «Если бы существовала премия за самую никчемную форму суда, то эту премию непременно получил бы изобретатель суда присяжных. В основу решений присяжных заложена не законность, а групповое представление о справедливости», – негодует Владимир Зыков. «Зачастую оно выходит за рамки не только закона, но и здравого смысла. Сам факт введения в нашем правовом государстве суда присяжных не может не вызывать удивления».

Каждый новый громкий процесс делает актуальнее старый вопрос: нужен ли в России суд присяжных? Не вернуться ли к старой системе правосудия? Почему так мало пишут о плюсах народного суда? Есть ли они? Или может быть нужно вообще изобрести какую-то новую модель судопроизводства?

Судить не по закону, но по справедливости

Сколь бы долго не возмущался Владимир Зыков в отношении того, что решения суда присяжных – вне закона, но когда мы употребляем такие термины как «справедливость закона», «справедливость суда», обычный человек скептически морщится. По мнению большинства, и закон не справедлив, и суд вряд ли вынесет справедливое решение. Наверное, с точки зрения юристов, справедливость закона это равенство всех перед законом и неотвратимость наказания. Однако вспомним фильм «Брат». Хороший показатель того, что в российском сознании исторически укоренилось противопоставление «закона» и «справедливости»: «судить не по закону, но по справедливости», «судить не по закону, но по совести». Одна из важнейших ролей суда присяжных как раз в том, что он может соединить справедливость и закон. Уже поэтому трудно недооценивать значение этого института.

«Суд присяжных – одно из достижений человечества. И надо сказать, что ничего лучше пока не придумано для достижения правосудия», – разъясняет Генри Резник, президент Московской городской адвокатской палаты. «Его недостатки могут выражаться в увеличении эмоциональной составляющей при принятии решения. Но это проявляется в отдельных делах, которые не характерны в целом для судебной практики суда присяжных. Как правило, суд присяжных упрекают за то, что он поступил не в соответствии с законом и истиной, а вынес решение вопреки очевидной доказанности деяния. Надо понимать, что суд присяжных определяет виновность лица иначе, чем судья-профессионал. Потому что для определения виновности человека присяжные должны констатировать наличие злой воли».

Суд присяжных – это единственный суд, где действует презумпция невиновности. Человек, вина которого не доказана, здесь реально может рассчитывать на оправдательный вердикт. В обычных судах оправдательные приговоры практически не выносятся. А если и выносятся, то со скрежетом зубовным. Потому что ум судьи, который изо дня в день рассматривает дело за делом, в спорных случаях склоняется в сторону обвинения.

Но почему оправдательные приговоры звучат в отношении тех дел, когда вина подсудимого казалась очевидной? И совпадение ли это, что подобные дела затрагивают национальную проблему? С этими вопросами мы обратились к адвокату, представляющему в суде интересы семьи Султоновых (таджикская семья, которая потеряла девятилетнюю дочь – прим. автора) Нателле Понамаревой. Напомним, что суд присяжных оправдал подсудимых.

Нателла Пономарева: Меня всегда возмущает, когда ругают суд присяжных. Ведь это – высшая справедливость, которая была когда-либо проявлена людьми.

– Но почему так много оправдательных приговоров?

Нателла Пономарева: Просто это дела, предающиеся большой огласке. Такие дела ставятся на контроль. Их стараются раскрыть и передать в суд как можно быстрее, что, безусловно, сказывается на качестве следствия.

– Странно слышать слова защиты в адрес присяжных от адвоката, фактически проигравшего дело именно в суде присяжных…

Нателла Пономарева: Это не присяжных вина. Все дело в качестве предварительного следствия. Оно выливается в такие результаты. Кстати, именно поэтому присяжных не любят правоохранительные органы. Сразу становятся очевидным недоработки и несостыковки следствия.

Парадоксально, но даже противники суда присяжных не отрицают факт того, что проблема коренится именно на уровне правоохранительных органов. Слабая доказательная база, нечеткий допрос свидетелей. Выходит, что не общество не готово к суду присяжных? И дело совсем не в том, что участвуют там домохозяйки и пенсионеры, а просто специалисты расслабились, решив, что будут иметь дело с малообразованным, верящими в страшилки и ненавидящими олигархов гражданами? Интересными мыслями делится Тамара Морщакова, судья Конституционного суда РФ в отставке: «Что же нам бояться народа? И я сама иногда в душе раздражаюсь на бессилие общественности, ее неорганизованность, несознательность, отсутствие гражданского мужества. Но я думаю, что, конечно, здесь виноват не только и не столько народ. Давайте говорить об ответственности всех субъектов, которые действуют в нашем обществе и влияют на общественное сознание. СМИ, телевидение внесли большой вклад в дискредитацию суда присяжных – вместо того, чтобы показывать, кто пытается влиять на присяжных, кто заменяет присяжных! С этим надо бороться, а присяжным, напротив, внушать идеи гражданского мужества. Я понимаю, что это процесс воспитательный и, как любой воспитательный процесс, не дает немедленных результатов. Но отказ от этого института просто зацементирует связь судов с государственной властью в худшем виде».

Мнения о суде присяжных

Павел Королев: Мало того, что из-за этого оправдывают убийц и террористов (уже 10 лет), так еще и процедура судопроизводства стала сильно уязвима. По решению присяжных, преступника могут освободить прямо в суде, судья не имеет права отменить решение присяжных, любое процессуальное нарушение может затянуть процесс: кто- то из присяжных заболел или ему вдруг захотелось позвонить, и все – нарушение. Процесс затягивается...

Наталья: Я считаю, что суд присяжных нельзя отменять, ибо это еще одна инстанция, позволяющая народу принимать участие в судьбе других людей и влиять на решения системы. А что касается участившихся случаев ошибок – так нужно воспитывать присяжных. Врачи тоже ошибаются, так что – врачей отменить? В цивилизованном мире суды присяжных успешно функционируют, а мы снова бросаемся в крайность.

Борис Яценко: Суд присяжных – порождение христианской цивилизации. В мусульманских странах о судах присяжных пока не слышно. В христианских и постхристианских государствах можно быть уверенным, что присяжных объединяют некие общие ценности. А что может объединять двенадцать случайно выбранных людей у нас, в стране, забывшей Бога? Любовь к лучшей в мире стране, окруженной врагами? Один краснобай, заранее внедренный в число присяжных, всегда сможет убедить остальных, не имеющих настоящих убеждений.

Валентина Звягина: Отмена суда присяжных – это возвращение к инквизиционным процессам, которые очень ярко продемонстрировала деятельность ВЧК, НКВД, КГБ. В делах, рассматриваемых без участия суда присяжных, лишь одному из 200 человек выносится оправдательный приговор. В приговорах же судов присяжных более 20% – оправдательные. В западных странах это норма. А в послереволюционной России, когда суды присяжных были отменены, суд стал придатком карательной системы. Институт присяжных – одно из важнейших завоеваний демократии. Отказаться от него – значит, сделать еще один шаг назад, к тоталитарной системе.

Николай Арсеньев: Российское общество не готово к суду присяжных. Были уже яркие примеры – дела Сутягина и Ульмана. В обоих случаях – совершенно абсурдные решения: обвинительный приговор для ученого, собиравшего информацию из открытых источников, и оправдательный – для монстров, убивших мирных жителей. А все потому что сохраняются советские судебные атавизмы: ведущая роль принадлежит судье, а из присяжных делают марионеток. В делах Ульмана и Сутягина вопросы, заданные судьей присяжным, были поставлены так, что не оставили им выбора в вынесении вердикта.