Судороги либерального креатива

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Не стая воронов слеталась"

Политический Грабовой Литвинович

Оригинал этого материала
© "АПН", origindate::05.09.2005

Судороги либерального креатива

Ольга Пестрецова

Converted 19578.jpg

Марина Литвинович

Бесланская карта "антипутинской оппозиции" оказалась бита. Попытки общечеловеков расколоть общество головами "матерей Беслана" с треском провалилась. А ведь поначалу этот вариант казался практически беспроигрышным. Но пиар-обеспечением занялась Марина Литвинович — и как всегда, все провалила.

"Не стая воронов слеталась"… Всевозможные мошенники и любители поживиться на человеческом горе начали съезжаться в Беслан чуть ли не сразу после того, как террористы были убиты, а заложники — освобождены. Достаточно вспомнить "академика" Григория Грабового, выдающего себя за новое воплощение Иисуса Христа и, кстати, выдвинувшего свою кандидатуру на президентские выборы 2008 года (чем не "антипутинская оппозиция", в самом деле!). Свои финансовые обстоятельства Грабовой существенно поправил именно в Беслане, причем очень простым способом: он предлагал матерям детей, погибших в бесланской школе, "воскресить" их детей по цене 39 000 рублей за каждого. И ему — верили! Доведенные до отчаяния женщины Беслана готовы были поверить во что угодно…

Вслед за "новым Иисусом Христом" в Осетию потянулись "политические Грабовые" всех сортов. Цель их была, в общем, та же самая, что у "академика": сделать себе гешефт на человеческом горе, заработать капитал — на этот раз политический. Матери погибших в Беслане во второй раз попали в заложники — в заложники к абсолютно беспринципным и бессовестным существам, осатаневшим от ненависти к "этой стране" и готовым воспользоваться любой возможностью, чтобы "свергнуть проклятый путинский режим".

Почему женщины Беслана (хотя и не все, далеко не все) дали себя обмануть, согласились на роль "пушечного мяса", чьими головами общечеловеки собрались вышибать кремлевские ворота? Не мне судить о психологии женщин, потерявших детей. Сошлюсь лучше на мнение Владимира Абаринова, обозревателя "Граней" — сайта, до сих пор не замеченного в чрезмерных симпатиях к "путинскому режиму". Итак, "Грани": "Порицать ее очень трудно. Она пережила ужасную трагедию. И все же в ее действиях видится моральный дефект. Она сделала из своего горя профессию. Профессиональные вдовы. Профессиональные солдатские матери. Профессиональные жертвы террора. Вот до чего мы дошли. Это называется "все на продажу". Она не может не понимать, что ее бедой кормятся десятки, если не сотни прилипал. Да и она сама не святым духом жива. Произошла банальная коммерциализация трагедии".

Конец цитаты. Подписываюсь под каждым словом.

Да, извините: Абаринов пишет об американской "профессиональной солдатской матери", Синди Шиган, вот уже год выступающей против войны в Ираке. "Коммерциализировать трагедию" в Америке, конечно, нельзя, а делать то же самое в России — можно и нужно. Типичная логика общечеловека. Проблема в том, что "антипутинская оппозиция" даже мерзость не может сделать как следует. Особенно, если "на кассу" садится Марина Литвинович — краса и гордость общечеловеческого пиара, о талантах которой уже приходилось писать.

Марине не впервой "давить на нижнюю педаль" — то есть использовать в рамках агитационной кампании самые низменные инстинкты. Все помнят думскую избирательную кампанию 2003 года, но не всем запомнился предвыборный ролик СПС, от которого за версту несло практически неприкрытым антисемитизмом. По сюжету ролика, "молодой бизнесмен" (истинно арийской внешности) сидит, закованный в цепи, а у него на шее устроился "бюрократ" с нарочито семитскими чертами лица. Для тех, кто не понял мессиджа, "бюрократ" говорит с утрированно еврейским акцентом: "Вы таки себе думаете, што мы вже дадим вам работать? Шобы да, так нет! Мы вже не дадим вам работать! Мы вже будем всегда сидеть на вашей шее!" Ну, и так далее. Кончался сюжет тем, что "предприниматель" рвал цепи и выкидывал визжащего "бюрократа" в окно. Одним словом "Deutschland erwachtе!"

Не помогло. Но ничему и не научило. Взявшись "разрабатывать бесланских матерей", Марина Литвинович начала совершать одну ошибку за другой.

Во-первых — она "засветилась" лично. Что ее заставило писать материалы под собственным именем — ума не приложу: то ли славы захотелось, то ли (что вероятнее) сработал принцип "ни капли мимо" и очень не захотелось делиться бюджетом. Во всяком случае, в сетевой версии "Еженедельного журнала" стали появляться статьи за подписью "Марина Литвинович". Марина явно не догадалась — а ей никто не объяснил — что за прошедшие годы она заработала себе такую репутацию, что фамилия "Литвинович" звучит чуть ли не хуже, чем фамилия "Хинштейн". И если завтра за подписью Марины Литвинович появится статья о том, что дважды два — четыре, а снег зимой — белый, ей все равно никто не поверит.

Дальше — хуже. В течение всех прошедших месяцев, из статьи в статью, Марина противопоставляла героических матерей Беслана всему остальному населению, так сказать, "пороху не нюхавшему и жизни не знающему". "Мне страшно осознавать, что отчаянными, твердыми и бескомпромиссными борцами против бандитов во власти, против коррупции, несправедливости и вранья люди становятся только после того, как по вине государства теряют своих маленьких детей. (…) Как сделать так, чтобы граждане России осознали себя гражданами? Только убив их детей?" Честное слово, именно так и написано. Поднимите руки, кто хочет "осознать себя гражданами" описанным способом? Если и был способ отпугнуть общественность от "матерей Беслана" и стоящих за ними сил, то Литвинович воспользовалась этим способом на сто десять процентов.

Объясню, почему слова "матери Беслана" заключены в кавычки. Если кавычки удалить, то у читателя (а тем более — у радиослушателя и телезрителя) может сложиться впечатление, что речь идет о всех матерях всего Беслана. В реальности это, как минимум, не так. Речь идет об активистках комитета "Матери Беслана", которые уже давно выродились в тех самых "профессиональных вдов", о которых с таким чувством пишут "Грани". Именно они захватывали здание суда во Владикавказе (кстати, обратите внимание, что в даже сообщении радио "Свобода", которое трудно заподозрить в беспристрастности, формулировка дана юридически конкретная: "представительницы комитета "Матери Беслана"". Именно они требуют "вызвать Путина на суд в качестве свидетеля". Что ж — нормальные требования нормальных граждан. Но не стоит забывать, что именно эти женщины хотели первого сентября линчевать директора бесланской школы Лидию Цалиеву. Героическую и несчастную женщину, в течение трех суток делавшую все возможное и невозможное, чтобы спасти детей, едва не разорвали на куски (все видели это в эфире). Этот инцидент, как минимум, должен зародить сомнение в том, что активистки комитета "Матери Беслана" являются полностью адекватными женщинами.

А Марина Литвинович уже вовсю праздновала победу. "Путин загнал себя в ловушку: теперь он должен (…) покаяться и попросить прощения. (…) Потому что, если он этого не сделает, в маленьком Беслане произойдет большой взрыв". Перевод с общечеловеческого на русский: "Информационный шантаж сработал! Да здравствует возвращение "пиара" девяностых годов с его великой и простой схемой "наезд — откат"! Пусть Путин только попробует "не покаяться"! Мы устроим такой "взрыв, какого вы не помните со времен Буденновска! А мне, Марине Литвинович, — несите и несите бюджеты! Я — прогну власть под все ваши пожелания!!!"

Увы. Как обычно у Марины, весь пар ушел в свисток.

Путин встретился с матерями заложников (с настоящими, а не с "профессиональными"). Встреча, как минимум, не оправдала надежд общечеловеков. Раздражение от того, что "проект провален", общечеловеки особенно и не скрывают. "Они приехали, чтобы обвинить президента в смерти своих детей. (…) Предъявить Путину обвинение в том, что он не пожелал вступить в переговоры с террористами", — пишет Илья Мильштейн на "Гранях". А то бы Путин прямо завтра начал переговоры с Басаевым!.. И в финале — фраза, полная разочарования в "матерях Беслана" и презрения к ним, как к отработанному материалу: "Бесланские матери входили к Путину несчастными, но свободными людьми. Из президентского кабинета они вышли несчастными и несвободными"… То есть, все тем же ненавистным "пропутинским быдлом", подлежащим уничтожению и раздражающим общечеловеков самим фактом своего существования.

А пиаровская карьера Марины Литвинович, судя по всему, закончена. Вообще-то, Марина начинала свое восхождение на вершины пиара с установления неформальных, скажем так, отношений с Альфредом Кохом. Может быть, стоит возвратиться к истокам, Марина? Это у вас получается лучше…