Судья Гарсон упустил "малышевских"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Обыск виллы депутата Резника на Мальорке, купленной у "авторитета" Петрова, настроил против испанской юстиции влиятельных московских политиков

Оригинал этого материала
© "Наша Версия на Неве", origindate::09.02.2010, Фото: AFP

Судья Гарсон упустил "малышевских"

Прасковья Пшеничная

Compromat.Ru

Бальтазар Гарсон

Национальная судебная палата Испании постановила освободить из тюрьмы под залог авторитетных питерских бизнесменов Александра Малышева, Геннадия Петрова и Леонида Христофорова. Господин Петров тихо вернулся в свою шикарную виллу на острове Мальорка, где теперь до суда должен регулярно отмечаться в комиссариате.

Решение изрядно подорвало репутацию главного борца с «русской мафией» судьи Бальтазара Гарсона. Полтора года назад в материале «Замужем за мафией» мы предупреждали, что дело взятых тогда «малышевских» удастся довести до конца только при аресте всех основных лидеров группировки и поддержке испанских правоохранителей российскими коллегами. Ни одно из этих условий не было соблюдено.

Оперативная разработка испанцами членов предполагаемой ОПГ началась не позднее 1997 года, уже тогда им были известны имена и основные биографии прибывших из России авторитетов. Накануне арестов привлекли немалые силы: только на разбор телефонных переговоров Геннадия Петрова бросили целую бригаду. Однако когда дело дошло до массовых задержаний, двух главных сподвижников Петрова — Виктора Гавриленкова и экс-совладельца банка «Россия» Сергея Кузьмина взять не удалось. Полиции пришлось удовлетвориться их жёнами. Любящие и очень много знавшие о шефе супруги остались на свободе и смогли заняться спасением как боевых подруг, так и товарищей по бизнесу. Ушёл и проходивший по материалам прослушек российский портовый магнат Илья Трабер («Антиквар»), на которого у полиции имелось весьма подробное досье.

Вторая ошибка Гарсона оказалась ещё серьёзнее. Испанского судью сгубили неудовлетворённые амбиции. После неудачных попыток отправить за решётку итальянского премьера Сильвио Берлускони и бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета сеньор Балтазар решил распутать петровско-малышевские связи на их исторической родине.

Слив в прессу телефонные переговоры фигурантов с начальником Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу Николаем Ауловым (сейчас замдиректора Госнарконтроля), Гарсон пошёл на конфликт с высокими чинами МВД и Следственного комитета при Генпрокуратуре.

["Новая газета", origindate::14.07.2008, " Hermanos de Tambov": В 1996 году Малышев перебрался в Испанию в паре с Ольгой Соловьевой. Он также контактирует с другими обвиняемыми: Сергеем Кузьминым (имеют общие бизнесы), Виталием Изгиловым (зафиксированы телефонные разговоры с Малышевым. Изгилова арестовывали в 2005 году в ходе операции «Огро» (Зверь), Виктором Гавриленковым (с ним обсуждались вопросы о греческих документах), Геннадием Петровым (партнеры по бизнесу, имеют общего консультанта по экономическим вопросам), Хуаном Хезусом Ангуло Пересом, кипрским адвокатом Николаем Егоровым, Ольгой Соловьевой (финансы сообщества). Малышев также имел телефонные разговоры с Ильдаром Мустафиным, Михаилом Ребо, Николаем Ауловым, Русланом Тарковским и Суреном Зотовым. Беседы отражали экономические связи и деятельность группы. — Врезка К.ру]

Имея обширные связи с арестованными авторитетами, эти люди почувствовали угрозу и могли заблокировать сотрудничество с испанцами. Единственным успехом Гарсона стала вынужденная отставка близкого к Петрову заместителя председателя Следственного комитета Игоря Соболевского, но и против этого непримиримого борца с коррупцией даже не было возбуждено уголовное дело.

Не меньший урон следствию нанесла попытка привлечь к ответственности влиятельнейшего председателя Комитета по финансовому рынку Государственной Думы Владислава Резника — старого партнёра обвиняемых по «России», «Петербургской топливной компании» и другим фирмам. Если намёки на переговоры Аулова напугали милицейских генералов, то с помпой организованный обыск виллы Резника на Мальорке, купленной у Петрова, настроил против испанской юстиции влиятельных московских политиков.

Оказавшись загнанными в угол, элитные друзья обвиняемых лишились возможности по-тихому их сдать. В итоге никакой реальной помощи из России господин Гарсон не получил, а без неё он оказался бессилен. Доказать преступное происхождение денег, в отмывании которых обвиняли авторитетов, могли только их земляки. Более того: каждый, кто читал оригинальные материалы прослушек Петрова, Малышева, Трабера, Резника и комментарии испанских правоохранителей к ним, знает, что испанцы значительную часть смысла текста просто не понимали. Отсюда и многочисленные нелепые высказывания, и самоуверенность следствия, маскирующая слабость доказательной базы.

Лихорадочные попытки сеньора Бальтазара исправить ситуацию в ходе планируемого визита в Москву вряд ли к чему-то приведут. Но и Петрова с Малышевым нельзя считать победителями. От репутации бывших мафиози, которым наглухо закрыт путь в круги респектабельных миллиардеров Евросоюза, им уже не отмыться никогда.