Судья на "Заречной" палится

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Судья на "Заречной" палится Легионеры в мантиях несут потери на войне за уголь между экс-прокурором Украины Васильевым и его бизнес-партнером Нусенкисом Оригинал этого материала
© Право.Ру, 04.03.2014, ДСП не понравились разные наказания двум судьям за идентичные ошибки

Светлана Меркулова

Пока совладельцы угледобывающей компании "Заречная" делят активы, судейские мантии летят с плеч. Теперь Елена Мироненко — мировая судья из Волгограда — чуть не лишилась работы из-за того, что вынесла определение об обеспечительных мерах, запретив "Заречной" менять директора. В ДСП она говорила, что, получив заявление с аббревиатурой УК, и не подумала, что речь может идти о горнодобывающей промышленности. Ей показалось, что она получила очередной иск к коммунальщикам, обижающим простых граждан. Члены присутствия журили ее, но лишать статуса все-таки не стали. Не исключено, что на решении сказались двойные стандарты местной квалифколлегии: судью, который допустил аналогичное нарушение, но "оказался сообразительнее", наказали мягче.

Уже второй год идет борьба за контроль за крупным кузбасским производителем угля — ООО "Угольная компания Заречная". В 2012 году экс-генпрокурор Украины Геннадий Васильев решил доказать, что у него есть половина в бизнесе своего бывшего партнера и мецената Виктора Нусенкиса. Среди спорных активов оказалась и "Заречная", 99,53% капитала которой перешли от МПО "Кузбасс", где у Васильева имеется 65-процентная доля, к ООО "Интерконсалтинг", в котором Нусенкис является единственным учредителем. Эту сделку подконтрольные Васильеву структуры — Salesi Investments Limited и Indtek finance B.V. — пытаются признать недействительной в Арбитражном суде Кемеровской области с октября 2012 года (дело А27-18005/2012). Пока бизнесмены судятся, к процессу то и дело подключается губернатор Аман Тулеев, а само оно обрастает жалобами на служителей Фемиды.

Сначала после гневного заявления Тулеева арбитражная судья Елена Кулебякина лишилась статуса за арест спорных активов (дело А27-20441/2012) по решению Окружного суда Никосии, где идет основное разбирательство. Кулебякина, по мнению кемеровского губернатора, вершила "беспредел", а местная квалифколлегия обнаружила, что дело вообще не должно было попасть к ней, так как она такой категорией исков не занимается.

[Право.Ру,29.07.2014, "Судье не дали переложить вину на сотрудника аппарата": Основное разбирательство идет на Кипре, поскольку спорные активы (угольные и металлургические) были переданы в местный траст, 22 февраля 2011 года Окружной суд Никосии запретил совершать с ними сделки, но Арбитражный суд Москвы 15 октября 2012 года отказался принимать обеспечительные мерыв поддержку процесса в кипрском суде (дело А40-136253/2012). Заявитель свое обращение не обосновал и доказательств, что ему может быть нанесен ущерб из-за неисполнения решения о запрете на сделки, не представил, указал суд.
Тогда Васильев решил сделать то же самое в Кузбассе, где у Нусенкиса много активов. 21 ноября 2012 года бывший украинский генпрокурор обратился в АС Кемеровской области (дело А27-20441/2012) с заявлением об аресте долей в ООО "Угольная компания „Заречная“, ООО "Сельскохозяйственное объединение „Заречье“", ООО "Юргинский машиностроительный завод", ООО "Ю-Транс" и примерно трех десятков других компаний. И на следующий день его желание исполнила судья Кулебякина. "Принятие обеспечительных мер обусловлено целью гарантировать возможность реализации судебного акта (кипрского суда), а также предотвратить значительный ущерб заявителю", — написала она в решении.
[...] заявление Васильева вообще не должно было попасть Кулебякиной, так как в суде с 17 декабря 2010 года действует автоматизированная система распределения дел и корпоративные споры она отдает судьям восьмого состава, в то время как Кулебякина работает в седьмом (окружающая среда, страхование, исполнение договоров подряда и управление многоквартирными домами). Но, кроме нее, есть сотрудники аппарата, и, как рассказала специалист отдела делопроизводства Ирина Граненко, при регистрации заявления она по просьбе Кулебякиной "умышленно неверно определила характер спора", а когда дело попало в седьмой состав судье Ольге Переваловой, то еще и "переписала" его "нужной" судье. [...]
— А вы были в курсе о решении АСГМ? — поинтересовался один из судей присутствия.
— Нет. Я взяла заявление и побежала домой.
— Дома вы так и не смогли сделать вывод, что это корпоративный спор?
— Ну, я поняла в принципе. [...]
— А как объяснить, что текст вашего определения в значительной части совпадает с текстом самого заявления? — спросил судья ДСП
— Я считаю [заявление] очень грамотным, и я его приняла в качестве мотивировки. Использовала его.
— А каким образом вы готовили определение?
— Я пришла домой и стала читать. Я набрала текст, перенесла его на флешку и понесла 22-го на работу и дорабатывала там.
Этот вопрос не был случайным. Председатель кемеровской ККС Татьяна Шагарова, председатель состава Кемеровского областного суда, напомнила, что, по информации технического специалиста, Кулебякина создала файл своего судебного акта в системе 18 ноября 2012, то есть за три дня до подачи заявления. По мнению ККС, это говорит о том, что она знала о по заявлении Васильева заранее. "[Кулебякина] говорит, что просто пользовалась заготовкой, но откуда [заявление] у нее? Таких дел она не рассматривала", — говорила Шагарова. Поэтому квалифколлегия и решила, что уволенная судья проявила личную заинтересованность в рассмотрении дела и предприняла к тому определенные усилия, а затем вынесла "правильное" решение. — Врезка К.ру]

А в начале февраля 2014 года ее коллега Андрей Душинский, рассматривавший один из споров за активы в Кемеровской области, взял самоотвод. Тут тоже не обошлось без Тулеева. Он обратился в арбитраж, высказав сомнения в беспристрастности судьи, и попросил председателя суда самого [#ankor1 "вникнуть в ситуацию"].

Еще одна история, связанная с дележкой этих активов, произошла с судьями в Волгограде. Здесь в эпицентре событий оказался эпизод со сменой генерального директора "Заречной" Виталия Харитонова. Как сообщается на сайте копании, он не устраивал акционеров (судя по всему, Нусенкиса): "Провалы в производственных показателях, значительный и систематический срыв планов по добыче угля и подготовке очистных забоев заставили нас принять непростое кадровое решение: прекратить полномочия Харитонова". Уволенный директор в интервью "РБК Daily" ни одну из спорящих сторон открыто не поддерживал, однако отметил, что Нусенкис после начала корпоративного конфликта отказался с ним разговаривать. Новым главой "Заречной" был назначен Александр Щукин.

Фамилия Харитонова фигурировала в двух заявлениях, которые получили волгоградские мировые судьи Елена Мироненко (участок № 114 Тракторозаводского района) и Карапет Узунян (участок № 100). К первой обратился некий гражданин Быханов, ко второму — Артемьев. Требования у них были идентичные: понудить ООО УК "Заречная" заключить договор купли-продажи автомобиля и взыскать уплаченные по предварительному договору от 20 октября 2012 года 45 000 руб. Кроме того, к заявлениям прилагались ходатайства о принятии обеспечительных мер: запретить регистрирующим органам вносить изменения в ЕГРЮЛ, совету директоров "Заречной" и любым третьим лицам голосовать, принимать решения и совершать другие действия, направленные на смену Харитонова. Оба судьи эти меры приняли (Мироненко 27 сентября), за что и поплатились после жалоб угольной компании в ККС и Совет судей области. Но санкции были разными: Узунян получил предупреждение, а Мироненко лишили статуса.

Сегодня Мироненко приехала в Дисциплинарное судебное присутствие, чтобы оспорить это наказание. Она говорила, что Быханов, обосновывая свои требования, рассказал ей про заключенный с Харитоновым договор на субсидирование покупки автомашины, но, как ему стало известно, скоро придет новый директор и выполнять обязательства он не собирается.

Мироненко, проработавшая судьей на тот момент ровно год, обеспечительные меры приняла, известила ответчика, но 22 октября 2013 года Быханов отказался от иска, объяснив, что все решилось миром. В результате 25 октября производство по делу было прекращено, а запреты отменены. Но еще до этого "Заречная" обратилась с частной жалобой на определение о принятии обеспечительных мер и 19 ноября 2013 года Тракторозаводский районный суд отменил его в апелляционном порядке, а уже через месяц, 20 декабря 2013 года, ККС лишила Мироненко полномочий за грубое нарушение норм при принятии определения. Коллегия констатировала, что фактически произошло необоснованное вмешательство в производственную и управленческую деятельность предприятия, а также нарушение правил подсудности — Быханов был прописан в Краснодарском крае.

— Я все понимаю, что я натворила. Можно как-то меня простить на первый раз? В ноябре и декабре 2013 года проверяли комплексно все мировые участки. У меня не было вообще никаких нарушений, — еле слышно рассказывала Мироненко. Ей хотелось вернуться в профессию: "Я очень стараюсь, смотрю практику, стараюсь учиться, простите меня, пожалуйста". Она говорила судьям ДСП, что начала работать в суде курьером еще 18 лет назад, потом отучилась, была архивариусом, помощником судьи, секретарем судебного заседания и все лишь для того, чтобы получить судейский пост. Работать было тяжело, она уходила домой около десяти вечера, но эта работа — ее мечта и все к чему она стремилась.

— Скажите, ну как вы могли принять дело к производству? Регистрация заявителя в Краснодарском крае… — поинтересовались у нее.

В ответ Мироненко рассказала, что ее участок находится рядом с рынком, где работает множество граждан без регистрации, вот и Быханову она велела принести документы, что он снимает квартиру в пределах ее юрисдикции или как-то еще подтвердить проживание. До этого она отложила заседание по существу, а потом Быханов уже сам отказался от иска. "Мне и в голову не пришло, что это угольная компания, я думала это управляющая компания, граждане постоянно жалуются на такое, — пояснила Мироненко. — Море исков к ним, то дерево упало, то крыша течет…

— Нами истребовано дело и там в нем нет даже подлинников договора, одни ксерокопии. Вы же судья. Истец проживает неизвестно где, подлинника нет, вы принимаете обеспечительные меры… — недоумевал один из судей ДСП. Мироненко, все заседание еле сдерживающая слезы, заплакала.

— Вот смотрите, что тут написано: "Запретить Совету директоров ООО УК "Заречная" голосовать и принимать решения по Харитонову". Не понимаю, какое это отношение к 45 000 руб. имеет? — попытался еще раз уточнить мотивы судьи член присутствия.

— Я думала, что старый деньги вернет, а новый может не вернуть, — сказала она. А потом добавила, что спустя примерно две недели после вынесения обеспечительных мер, 14 октября, к ней приехал представитель "Заречной". От него она и узнала о существовании угледобытчика "Заречная". Еще он ей сказал, что 10 октября налоговые органы уже внесли все изменения в ЕГРЮЛ, а решения по Харитонову были приняты 27 сентября, как раз в день вынесения запретов.

— Получается никаких мер по вашему определению не приняли? — уточнил судья присутствия.

— Не успело к ним дойти письмо с документом, — ответила Мироненко.

Председатель ККС, судья Волгоградского облсуда Иван Гантимуров, в отличие от уволенной судьи, пребывал в прекрасном расположении духа. Он рассказал, что по жалобе "Заречной" местный совет судей провел проверку, а коллегия приняла его выводы. "Нужно было понять, что целью спора было блокирование выбора нового директора. Мы решили, что если судья [этого] не видит, то ей не место в судебной системе", — говорил он. Главный довод Мироненко Гантимуров отвергал: "Подумала, что управляющая компания! Ну какая разница?! Нельзя сопоставить 45 000 руб. и приостановление хозяйственной деятельности организации".

— Какие-то последствия наступили после ее мер? — спросил член присутствия.

— Заседание cовета директоров было 27 сентября, когда она и вынесла определение. Значит, нет.

— Мы посмотрели статистику. Стабильность у нее около 100%, почти не было отмен. Претензий к ней до этого не было?

— Нет, — ответил Гантимуров, и тогда его начали спрашивать о высланных в ДСП материалов квалифколлегии. Они почему-то содержали лишь решение и результаты голосования ККС, а остальные бумаги были документами Совета судей. Присутствие констатировало, что своего производства коллегия по этому делу практически не вела. Гантимуров в ответ высказался примерно в том смысле, что и материалов совета судей достаточно.

Затем ДСП начало разбираться с тем, почему Мироненко и Узунян получили разные наказания.

— Отличие только в том, что определение Мироненко было отменено вышестоящей инстанций, а у другого судьи неотмененное решение (Узунян возвратил частную жалобу на свое определение, эти действия никто не обжаловал. — Прим. авт.). Почему так? — спросил один из судей присутствия.

— Потому, что у того не отменила вышестоящая инстанция, — пояснил Гантимуров.

— Не наказан, потому что сообразительнее оказался? — спросил судья присутсвия.

— Ну, выходит, что так.

— Вот предположение, — один из судей ДСП решил смоделировать произошедшее: — Если бы это была не угольная компания, управляющая, находящаяся на грани банкротства, суть правонарушения изменилась бы?

— Думаю, что нет. К нам пришло бы дело, и мы увидели бы, так как к вопросам об обеспечительных мерах пристальнейшее внимание. Это, думаю, не изменило бы ситуацию, — ответил Гантимуров.

Наконец, присутствие заинтересовал текст решения коллегии, в котором был хвалебный абзац про "Заречную". "Такая хорошая, благотворительностью занимается, даже написано какой уголь производит, что пользуется репутацией", — цитировал судья ДСП. При этом в решении не было "ни одного доброго слова про судью": ни характеристик, ни мотивов, в решении не отражена ее загруженность, ошибку ли она допустила или преднамеренное поведение — ничего, что касалось ее работы. "В чем причина такого, я бы сказал, небрежного отношения к личности судьи, хотя в судебной системе она работает очень давно?" — спросил член ДСП.

Гантимуров же утверждал, что в решении все написано, но кроме фразы о наличии положительной характеристики, ничего найти не удалось. Тогда он добавил, что за лишение полномочий проголосовали тринадцать из 17 членов коллегии.

В прениях Мироненко еще раз просила ее простить и учесть небольшой стаж работы судьей. "Я работала слишком мало и не смогла сразу грамотно распределить большую нагрузку", — говорила она, а затем обратила внимание присутствия на то, что никому не навредила своим определением. "Прошу дать мне возможность проявить себя с лучшей стороны", — закончила она. Гантимуров же настаивал, что никакой второй шанс судье не положен.

В совещательной комнате судьи ДСП провели чуть больше часа. Решение ККС было отменено. "Спасибо огромное, я никогда больше к вам не попаду!" — пообещала Мироненко. Это действительно исключено: Дисциплинарное судебное присутствие упраздняется.
*** Губернатор — главе арбитража: во избежание тяжких последствий прошу... лично вникнуть в ситуацию... и сообщить о принятых мерах до 5 февраля Оригинал этого материала
АС Кемеровской области, 24.01.2014 Обращение губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева
70c1902795222e546a0407119fd02b07fea8cd73.jpg
48a7524f594013431b6cdebb76b66bfa40b57b7e.jpg

[Право.Ру, 07.02.2014, "Губернатор потребовал от адвокатов ставить интересы государства выше клиентских": В день отправки письма — 24 января — появилось также официальное сообщение о том, что Тулеев обратился к начальнику ГУ МВД России по Кемеровской области Юрию Ларионову и руководителю ФСБ по Кемеровской области Владимиру Панову с просьбой дать правовую оценку деятельности "Регионсервиса". Тулеев считает, что криминогенный фон вокруг коллегии дестабилизирует ситуацию в регионе, говорится в информационном сообщении.
В "Регионсервисе" обращение Тулеева в правоохранительные органы, судя по всему, восприняли с иронией. "В соответствии с действующим законодательством любые оперативные мероприятия в отношении адвокатов должны проводиться только на основании решения суда, — написал в "Право.Ru" Учитель. — Вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается федеральным законодательством". [...]
Действующее законодательство запрещает всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия, а внепроцессуальные обращения к судье по находящимся в его производстве делам — недопустимы, напоминает он. Мало того, это является преступлением (ст. 294 УК). [...]
Вопрос о том, является ли судья Душинский его однокурсником, адвокат оставил без ответа. — Врезка К.ру]