Суд над натужно-бездарными искусствоведами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Суд над натужно-бездарными искусствоведами

"Суд определил три года колонии двум организаторам "художественной выставки" "Запретное искусство" - бывшему директору сахаровского центра Самодурову и бывшему куратору современного искусства в Третьяковке Андрею Ерофееву (брату известного писателя Виктора Ерофеева). Организаторы выставки посягнули на православные духовные ценности - опорочили символы веры - православные иконы и вообще, по выражению известного публициста Максима Соколова «тыкали обществу в глаз». Что думает об этом общество? Общество думает всяко-разно. Если вообще об этом думает. Выставка "Запретное искусство - 2006" прошла в Музее имени Андрея Сахарова весной 2007 года. Это была уже не первая попытка этих же организаторов современного искусства отплясаться на православной тематике. В 2003-ом году в том же сахаровском центре прошла выставка "Осторожно, религия!" В числе экспонатов той выставки были иконы с прорезью на месте лика (куда при желании каждый мог вставить свое лицо), иконы, украшенные резьбой в виде серпа и молота, и другие подобные экспонаты. 18 января шестеро верующих, религиозные чувства которых были оскорблены, разгромили экспонаты. Экспонаты облили краской ворвавшиеся в центр алтарники Люпшин и Зякин, прихожане храма в Пыжах, которым руководит протоиерей Александр Шаргунов, отец известного политика и писателя Сергея Шаргунова. В тот год церковь впервые открыто и агрессивно защитила свое место в общественной жизни России. Но в тот год российское правосудие не было готово защищать РПЦ. Осудили не организаторов антирелигиозной выставки, а наоборот, алтарников Люпшина и Зюкина, посягнувших на "произведения искусства". Их обвинили в хулиганстве. На судебный процесс над алтарниками пришли около 200 православных верующих, а также представителей духовенства. "Сама выставка была задумана как вызов религиозным чувствам", - сказал тогда РИА "Новости" пресс-секретарь Общественного комитета за нравственное возрождение отечества Роман Вершилло. По его словам, экспонаты выставки были признаны орудиями преступления по уголовному делу, возбужденному позднее в отношении организаторов выставки в разжигании религиозной розни. "Люпшин и Зякин стали противодействовать экстремизму и разжиганию религиозной вражды", - сказал Вершилло. Это был 2003-ий год. Тогда эта борьба только начиналась в новом историческом контексте. Но в России это уже было. Вспомним, как большевики боролись с регилией, как взрывали храмы и топтали ногами иконы. Повторение слишком явное. Любопытно еще и то, что нападки со стороны «постмодернистов» идут исключительно на православную религию. Защитник «искусства» Марат Гельман со товарищи, почему-то не посягает на иудаизм, на мусульманство…Видимо, боится, что противодействие в этом случае будет куда более жесткое, возможно, даже не совместимое с жизнью. С тех пор, как судили за хулиганство алтарников, в России сменился Патриарх. Новым деятелем РПЦ стал еще довольно молодой и энергичный Патриарх Кирилл. И РПЦ стала более жестко вмешиваться в жизнь светского государства. Влияние РПЦ на жизнь партикулярного российского общества явно растет. В школах вводятся основы религиозного просвещения. Количество церковной литературы и церковных мероприятий, освещаемых центральными каналами телевидения, растет. Нравится ли это российской власти? Тут уж следует признать, что кое-что в стране происходит помимо желания власти. На этот раз суд недвусмысленно осудил организаторов выставки Самодурова и Ерофеева. Так, как будто у нас не светское государство, а, например, Иран. Ряд российских художников в связи с этим фактом обратился к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой прекратить судебный процесс в отношении организаторов выставки "Запретное искусство - 2006". В заявлении, которое оказалось в распоряжении радиостанции «Эхо Москвы» говорится, что "обвинительный приговор станет приговором всему российскому современному искусству и еще одним шагом к введению культурной цензуры". "Ерофеев и Самодуров - люди, широко известные в международном мире искусства. Совершенно очевидно, что, выставляя произведения российских художников, они не ставили цели кого-либо оскорбить. Об абсурдности обвинения и всего организованного процесса не раз писала российская и зарубежная пресса, а в защиту обвиняемых выступали видные деятели искусства и науки", - подчеркивают авторы обращения. Они уверены, что обвинительный приговор "самым неблагоприятным образом скажется на репутации России в международном культурном сообществе". Постепенно до общества, мало озабоченного вопросами современного искусства, стало доходить, что речь идет вовсе не об искусстве. Речь идет о политике. О том, насколько серьезно на внутреннюю политику России будет влиять РПЦ. Насколько серьезно церковь будет вмешиваться в духовную и умственную жизнь страны. И насколько общество готово впустить РПЦ в свою духовную жизнь. В минувший понедельник на канале НТВ прошла программа "Честный понедельник", посвященная суду над организаторами выставки "Запретное искусство". Конечно, те вопросы, которые я заострила в статье, на телевидении в этой передаче даже не прозвучали. Это естественно: телевидение – это официоз, в нем всегда недоговариваются смыслы, надо уметь читать между строк. Михаил Швыдкой был основным участником этой интересной программы. Он как бы олицетворял светскую сбалансированную часть общества. Вторым основным участником, революционером, рьяно защищавшим Самодурова и Ерофеева был известный пиар-бизнесмен и директор Пермского музея современного искусства Марат Гельман, член Общественной палаты, человек близкий к Владиславу Суркову, человек, получающий большие денежные куши от различных ветвей власти на свои политические проекты, которые выдаются за художественные проекты. Короче, известный провокатор Марат Гельман. Уже исходя из вышесказанного, понятно, что программа "Честный понедельник", посвященная суду над Самодуровым и Сахаровым, получила высочайшее соизволение. Иначе бы на суд просто закрыли бы глаза. Прессе на этот раз разрешили защитить двух большевистских "искусствоведов", которые не первый раз напали на РПЦ. Заметим, в 2003-ем году ситуация была зеркальная. Тогда прессе разрешили защитить алтарников, обвиненных в хулигантстве. И всякие Никиты Михалковы писали письма президенту Путину на сей счет. Видимо, за короткий срок РПЦ вышла на передовые позиции, и власти стало страшновато отпускать поводья. Не ровен час, в России возникнет слишком влиятельная политическая сила в виде РПЦ. И влиятельная политическая фигура в лице Патриарха Кирилла. Православные активисты уже всюду лезут и вставляют свое слово. Недавно они устроили митинг у здания Общественной палаты, выступая против лоббируемого проекта введения ювенальной юстиции. Церковникам уже потребовался противовес. А вместо того, чтобы им сформировать противовес, откуда ни возьмись, суд осудил двух антирелигиозников, будто они бабушку ограбили. На программе, как и было задумано, мнения участников разделились. Актер Бурляев с пеной у рта защищал церковные устои. Швыдкой занял сбалансированную позицию бывшего министра культуры. Он сказал главное: уголовный суд над двумя деятелями постмодернизма - это позорно. Нужен суд общественный. То есть общество должно вынести свою оценку их трудам на ниве антирелигиозной пропаганды. Александр Проханов, который изображает из себя консервативного публициста, также закатывал глаза, защищая церковные ценности. Он играет роль откровенного консерватора: "Сталин, Бог, покорный народ" – вот его любимые глупости. Проханову Швыдкой тоже выдал, характеризуя задачи общества на данном этапе: "Людям надо думать головой, а не слушать ваши завывания". Что-то в таком роде. Я абсолютно так же думаю о творчестве Проханова - он завывает. Религия, конечно, реликт в современном мире. Представлять Бога, сидящего верхом на облаке, в 21-ом веке – это очень смешно. Но для искусства религиозная философия, история религии, как источник вдохновения незаменима. Место религии - в спальне художника, в его подсознании, а не на площадях. Это мое мнение. И я готова его защищать. Но меня, что называется, забыли спросить. Зато присутствовавшие на телепрограмме различные деятели современного искусства от Гельмана до Ольги Свибловой (директора Московского дома фотографии) изо всех сил делали вид, что речь, действительно, идет об искусстве и о провокации, как методе современного искусства. Повторяю: это фальшь. Подмена понятий. Речь, конечно, идет о политике. О том, в какую сторону будет повернуто развитие российского общества. Какое место займет в нем РПЦ. Но судить уголовным кодексом деятелей постмодернизма, которые изображают из себя искусствоведов, все равно позорно для светского государства. В этом Швыдкой был прав. В прессе развернулась дискуссия по этому прецеденту. Вот, что пишет известный консервативный журналист Максим Соколов в газете "Взгляд": "Суд по 282-й ст. УК над организаторами выставки «Запретное искусство» Ю. С. Самодуровым и А. В. Ерофеевым прискорбен своей тупиковостью. Что возможный обвинительный, что возможный оправдательный приговор – оба хуже. Обвинительный приговор – а прокурор уже затребовал три года лишения свободы – в смысле последствий неприятен совсем не тем, что, как угрожает знатный куратор М. А. Гельман, реакция на него «будет очень жесткой со стороны всего культурного сообщества как в России, так и за рубежом. На следующую Бьеннале в Россию просто никто не приедет, - угрожает Марат Гельман. - Международная художественная жизнь Москвы прекратится. Никто просто не захочет к нам приезжать». Качество той художественной жизни, которую курируют Гельман и его коллеги, - говорит Соколов, - таково, что «он пугает, а мне не страшно». Соберись эти натужно бездарные (впрочем, с серьезным замахом на монопольное говорение от имени искусства вообще – с надлежаще монопольным потреблением бюджетов) не в Москве, а в той же Венеции, где они регулярно радуют публику своими инсталляциями, – боюсь, что многие наперед готовы мужественно перенести эту утрату. С вами хорошо, без вас тоже неплохо. Трудно не согласиться с этими едкими словами Максима Соколова. Инсталляции, которые нам регулярно выдают за культурные ценности, явно плохо пахнут. То натуральное дерьмо привезут, то труп в формалине выставят…Но намалюют что-то кривой лапой… /.../ «Обвинительный вердикт был бы, конечно, неприятен самим помещением двоих престарелых (тут я не согласна – они не старые) мужчин в места лишения свободы за то, что они сильно заигрались… современный художник в своих опытах по определению не может заиграться. Напротив, чем круче – тем лучше. Как сообщает нам критик-единомышленник: «У Андрея Ерофеева очень ясная картина мира. С его точки зрения, задача художника – искать и прощупывать болевые точки общества и нарушать табу. Государство же обязано терпеть искусство, потому что именно этим последнее воспитывает общество». Неизвестно, правда, согласился бы куратор современного искусства с утверждением, что тыкать ему, А. В. Ерофееву, пальцем в глаз (несомненная болевая точка) есть важная художественная задача, а государство обязано попускать такое обращение с человеком, поскольку это его, А. В. Ерофеева, воспитывает. Оптимальным решением суда было бы вынесение Ерофееву и Самодурову общественного порицания в форме объявления их заведомыми пакостниками, - пишет Соколов. Таким образом, суду и обществу следовало бы признать Самодурова и Ерофеева "заведомыми пакостниками", но сажать их за решетку - это уже перегиб для светского государства. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации