Суд оценил роль Анатолия Кучерены в бутовском конфликте

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::06.03.2007

Суд оценил роль Анатолия Кучерены в бутовском конфликте

Юрий Лужков и Владимир Платонов отсудили у адвоката 130 тыс. руб.

Иван Буранов, Андрей Козенко

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ

Анатолий Кучерена

Вчера Хамовнический суд Москвы удовлетворил иск о защите чести и достоинства, поданный мэром Москвы Юрием Лужковым и председателем Мосгордумы Владимиром Платоновым к члену Общественной палаты Анатолию Кучерене. Суд решил, что фраза "Не надо нас пугать расправой", произнесенная господином Кучереной во время конфликта в Южном Бутове летом 2006 года, нанесла представителям столичной власти моральный ущерб на общую сумму 130 тыс. руб. Истцы заявили, что решением суда довольны. Анатолий Кучерена намерен его обжаловать.

Хамовнический суд столицы вынес решение по иску о защите чести и достоинства столичного мэра Юрия Лужкова и председателя Мосгордумы Владимира Платонова к члену Общественной палаты РФ Анатолию Кучерене. Суд полностью согласился с истцами и признал, что известный адвокат причинил им моральный вред.

Как сообщал Ъ, в июне 2006 года московские власти начали выселять жителей Южного Бутова из принадлежащих им домов. На освобождаемых участках планировалось построить жилой комплекс. После того как жители отказались покидать свои квартиры добровольно, Зюзинский суд Москвы постановил выселить их с помощью судебных приставов. Инцидент получил широкую огласку, в скандал вмешалась Общественная палата. Глава комиссии палаты по контролю за правоохранительными органами господин Кучерена уговорил столичные власти заморозить часть исков о выселении. 20 июля на пресс-конференции в "Интерфаксе" он сообщил об "угрозах расправы", которые начали поступать по телефону ему и членам палаты, участвовавшим в разрешении бутовского конфликта. Господин Кучерена добавил, что в связи с угрозами он подготовил обращение к мэру Москвы, начальнику ГУВД Москвы и председателю Мосгорумы, в котором попросил городские власти "соблюдать законность". "Не надо нас пугать расправой",– заявил тогда адвокат.

Обвинения в угрозах Юрий Лужков принял на свой счет и 2 августа подал на господина Кучерену в суд. В сентябре с аналогичным иском обратился Владимир Платонов. В последней редакции иска господа Лужков и Платонов требовали компенсации морального вреда – по 1 млн руб. каждому. Еще 1 млн руб. господин Платонов намеревался взыскать с "Интерфакса". Суд занял сторону истцов, снизив при этом суммы исков. Он обязал господина Кучерену выплатить 100 тыс. руб. господину Лужкову и 30 тыс. руб. господину Платонову, а "Интерфакс" – распространить сообщение о принятом решении.

Оба истца заявили, что довольны решением суда. "Дело не в сумме, дело в принципе,– передал Ъ слова Юрия Лужкова его пресс-секретарь Сергей Цой.– Суд признал правоту властей и указал, что каждый человек, госслужащий или член Общественной палаты, должен нести ответственность за свои слова". Господин Цой добавил, что 100 тыс. руб. господин Лужков намерен передать подшефной школе в Медынском районе Калужской области. Владимир Платонов в беседе с Ъ посетовал, что сумма иска сильно снизилась. ["Эхо Москвы", origindate::05.06.2007: "Как пояснил Платонов, удивление вызвало различие сумм компенсации морального вреда ему и мэру Москвы Юрию Лужкову. «По Конституции, у нас равенство ветвей власти, а деньги распределены не очень ровно, – заметил спикер."- врезка К.Ру] "Суд обездолил то детское учреждение, куда я бы эти деньги отдал. Впрочем, наша правота признана, справедливость восторжествовала",– добавил он.

Господин Кучерена так не считает. "Это решение дискредитирует судебную систему,– заявил он.– Я обязательно его обжалую, потому что ставшие предметом иска фразы выдернуты из контекста и не отражают смысл, который я в них вкладывал: просьба не пугать не была направлена лично мэру или Владимиру Платонову". Адвокат добавил, что впервые оказался в роли ответчика и обязательно использует этот опыт для работы в возглавляемой им комиссии Общественной палаты, которая занимается в том числе вопросами реформирования судебной системы.

[" Известия", origindate::06.03.2007: "В конце прошлого года Юрий Лужков выиграл еще один иск морально-этического характера, выросший из бутовского конфликта. Выселенка Юлия Прокофьева не смогла убедить суд в том, что фраза мэра "жлобство этой семьи" унизила ее честь и достоинство. И осталась без вельможных извинений."- врезка К.Ру]

["Страна.Ру", origindate::05.03.2007: "Напомним, в начале июня 2006 года на юго-востоке Москвы разгорелся нешуточный скандал. Жители поселка в Южном Бутове объявили протест действиям местных властей, решивших снести все дома в поселке, а на их месте построить новый микрорайон. Зюзинский суд столицы признал снос домов и выселение семей законным. Однако бутовцы, не желая отдавать свои дома под снос, встали "живым щитом" на пути у судебных приставов. Выселенцы решили, что однокомнатные квартиры, которые ждали их в виде компенсации от столичных властей, не соответствуют рыночной стоимости домов и земельных участков, которых их лишают.

Конфликт обострился, когда выселение дошло до дома N 19 по улице Богучарской. Семья Прокофьевых, владеющая домом, вместе с соседями забаррикадировалась на участке и не подпускала к дому ни милиционеров, ни судебных работников. Мать и сын Прокофьевы наотрез отказывались переехать в предложенную префектурой округа однокомнатную квартиру на улице Кадырова. А когда на участок приехали бульдозеры, чтобы снести злополучный дом, бутовцы фактически стали кидаться под машины. Не в силах справиться с протестующей толпой, приставы призвали на помощь сотрудников ОМОНа, которые штурмовали дом и силой выселили Прокофьевых из дома. Но "силовое" выселение не помогло - на следующий же день Прокофьевы вернулись в свое жилище и продолжают жить в доме до сих пор.

Эта ситуация привлекла внимания представителей Общественной палаты, в частности, Анатолия Кучерены и Николая Сванидзе. Они приехали на место, пытались отговорить приставов от выселения семьи Прокофьевых, вместе с местными жителями подверглись "нашествию" ОМОНа и даже в течение ночи дежурили вместе с бутовцами в районе конфликта, охраняя участок от каких-либо нашествий.

Не раз в своих комментариях СМИ Анатолий Кучерена, наиболее рьяно вступивший в борьбу за выселенцев, открыто критиковал столичные власти за происходящее в поселке. По мнению адвоката - члена ОП г-на Кучерены, московская администрация действовала незаконно, и мэр столицы Юрий Лужков и спикер Мосгордумы Владимир Платонов были приглашены на заседание Общественной палаты для обсуждения ситуации в Южном Бутове. Однако московский мэр на встречу так и не явился, и тогда Анатолий Кучерена обвинил столичного градоначальника уже в неуважении к Общественной палате."- врезка К.Ру]

***

Оригинал этого материала
© "Кремль.org", origindate::05.03.2007

Лужков по судам не ходит

Анатолий Кучерена, адвокат, зав.кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии , член Общественной палаты РФ.

- Мэр Москвы Юрий Лужков и председатель Мосгордумы Алексей Платонов подали на Вас в суд. Что явилось причиной судебного иска? 

- Сразу после "бутовских событий" летом 2006 года Юрий Михайлович Лужков написал заявление с просьбой возбудить уголовное дело против меня за клевету. В рамках расследования по этому заявлению была проведена экспертиза, и в декабре 2006 года прокуратурой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием признаков состава преступления. Параллельно с этим заявлением, Юрий Михайлович Лужков подал исковое заявление в Хамовнический суд города Москвы о защите чести и достоинства. Я не буду точно цитировать, но коротко поясню, что речь идет о "бутовских событиях". Проблема выселения жителей Южного Бутова широко освещалась в прессе и на телевидении. Я в своих интервью неоднократно говорил о том, что властям города необходимо найти общий язык с местными жителями и считаться с тем, что люди живут там на протяжении многих лет, некоторые в четвертом, в пятом поколении, имеют на этой земле собственность.

Лужков посчитал, что мои призывы повернуться лицом к людям, не пугать их, а вступить в конструктивный диалог были высказаны в "повелительной" форме. В Бутово тогда сложилась очень непростая ситуация, и я обращался к властям Москвы также в связи с неправомерными действиями ОМОНа. Мэр города посчитал, что тем самым я его оскорбил, обидел и оклеветал, о чем говорит заявление о возбуждении уголовного дела.

- Странно как-то. 

- Это не все. Должен сказать, что исковое заявление о защите чести и достоинства и деловой репутации ко мне и к "Интерфаксу" уточнялось три раза. В окончательном варианте претензии ко мне изложены в форме цитат из различных выступлений и интервью. Причем все эти высказывания были вырваны из контекста и представлены в таком виде, что все мои действия по урегулированию серьезного конфликта населения с властями выглядели так, как будто бы я приехал в Южное Бутово только для того, чтобы скомпрометировать, обидеть и оклеветать руководство Москвы.

Проблема состоит в том, что при выселении семьи Прокофьевых из дома в Южном Бутово, я представлял Общественную палату РФ и решение о моем участии в этом деле, а также других членов, например, Николая Сванидзе, было принято Советом Общественной палаты. Это не мое личное желание. Мы до сих пор по этой проблеме получаем письма и обращения от жителей не только Бутово, но и других районов города, проверяем информацию, обсуждаем ее на Совете палаты и принимаем ответственные решения.

- Кроме истории с Бутово, никаких конфликтов не было? 

- Недавно в рамках Общественной палаты было проведено совещание, посвященное вопросам состояния гражданского общества в России. Доклад готовился членами палаты с участием квалифицированных специалистов в области муниципального жилищного хозяйства. Все выводы доклада были основаны на компетентном мнении людей, которые хорошо знают, что такое органы местного самоуправления, как они должны работать, и насколько должны быть самостоятельными. В докладе были высказаны критические замечания по поводу работы органов местного самоуправления во многих регионах, в том числе и Москвы. После проведения заседания Общественная палата получила письмо из правительства Москвы в котором содержалось несогласие с выводами доклада о состоянии городского самоуправления в столице. Тон письма вызвал у нас чувство недоумения. Вместо того, чтобы конструктивно обсудить проблему, выдвинуть какие-то убедительные аргументы против нашей позиции, нам рекомендуют пересмотреть выводы, в противном случае угрожают обращением в судебные инстанции. Это письмо выявило неадекватное отношение руководства Москвы к деятельности Общественной палаты РФ.

В этой ситуации вызывает особенное удивление роль председателя МГД Владимира Михайловича Платонова, который также выдвинул против меня иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Дело в том, что Алексей Платонов в Южном Бутово выступал от имени исполнительной власти города, от имени мэра Москвы, а это не входит в круг его обязанностей. Он, прежде всего, законодатель. Поэтому у членов палаты появилось сомнение относительно уровня компетенции этого депутата, соответствует ли он занимаемой должности председателя Московской Городской Думы? По моему мнению, он мог бы играть роль первой скрипки в том случае, если бы Общественная палата занималась, например, экспертизой законов, которые принимает Московская дума.

- В столичном правительстве вообще есть люди, способные объективно смотреть на ситуацию? 

- Конструктивную позицию в решении проблем жителей Южного Бутова занял первый заместитель мэра Москвы Владимир Иосифович Ресин. Он приезжал в ОП, вместе с нами встречался с жителями района, и сделал все что мог, чтобы остановить снос дома Юлии Прокофьевой. Владимир Ресин, как представитель исполнительной власти города, вступил, наконец, в диалог с жителями района, о котором говорили с первых дней.