Суд оценил честь и достоинство Василия и Бориса Якеменко в 150 тыс. рублей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суд оценил честь и достоинство Василия и Бориса Якеменко в 150 тыс. руб.

Шендерович, "Эхо Москвы" и "Новая газета" должны заплатить за обвинения братьев в причастности к съемкам видеокомпромата на оппозиционеров

"Непричастный" Василий Якеменко "раскрыл неизвестные публике детали о создании видеоролика, а затем опубликовали уточнение, что это был не он, а его брат"

Оригинал этого материала
© GZT.Ru, origindate::16.09.2010, Пересказа шутки оказалось недостаточно для судебной победы над братьями Якеменко, Фото: "Коммерсант"

Анастасия Михайлова

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Борис Якеменко
Василий Якеменко (в центре)

В четверг Перовский суд столицы частично удовлетворил скандальный иск о защите чести и достоинства бывшего лидера движения «Наши» Василия Якеменко и его брата, руководителя православного корпуса организации Бориса Якеменко. За утверждения об их причастности к съемкам провокационного видео оппозиционеров суд взыскал с журналистов 150 тыс. рублей — в 30 раз меньше, чем просили братья Якеменко.

Суд признал, что ответчики: журналист Виктор Шендерович, радиостанция «Эхо Москвы» и редакция «Новой Газеты» опорочили доброе имя истцов, обвинив их в причастности к съемкам компрометирующих роликов «Слово и дело». Ситуацию не спасло даже появление в суде политолога Дмитрия Орешкина, который должен был доказать, что обвинения в адрес братьев Якеменко не были голословными.

В итоге суд постановил опровергнуть порочащие сведения, а также взыскать в пользу истцов в общей сложности 150 тыс. рублей вместо требуемых 4,6 млн. «Эхо Москвы» и «Новая газета» заплатят по 60 тыс., журналисты, готовившие статью к публикации, — 20 тыс., а Виктор Шендерович — 10 тыс.

Иск подавался еще к одному известному журналисту Александру Подрабинеку, но суд отказал в его удовлетворении.

Стоит отметить, что ранее 3 сентября Тверской суд столицы отказал в удовлетворении аналогичного иска движения «Наши» к члену политсовета движения «Солидарность» Илье Яшину, который также высказал предположения о причастности «Наших» к участию в провокации.

Оппозиционеров "засветили" в интернете

Скандальные видеоролики, которые вызвали большой общественный резонанс, появились в интернете весной этого года. На них скрытой камерой было заснято, как оппозиционные деятели совершают нелицеприятные поступки.

Так Илья Яшин, а также редактор журнала «Русский Newsweek» Михаил Фишман и независимый политолог Дмитрий Орешкин предлагали взятки инспекторам ГИБДД. На других роликах были засняты в интимной обстановке журналист Виктор Шендерович, бывший лидер НБП Эдуард Лимонов и лидер ДПНИ Александр Белов вместе с некой молодой особой. Лицо же девушки на ролике было закрыто черным квадратом.

После этого в СМИ и на интернет-сайтах пошло бурное обсуждение записей. Выдвигались разные предположения о том, кто организовал съемки и для чего. Была даже версия, что видео является фальшивкой и на самом деле снимались актеры, внешне похожие на оппозиционеров.

Сами же герои роликов обвинили в провокации спецслужбы, Кремль, а также бывшего лидера движения «Наши» Василия Якеменко и его брата Бориса. Кто организовал съемки и были ли они настоящими, до сих пор достоверно неизвестно.

Обвинения в уголовщине

В своем иске братья Якеменко просили суд признать недостоверными и порочащими высказывания Виктора Шендеровича в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» 25 марта 2010 года. Тогда Шендерович заявил о том, что бывший лидер движения «Наши» состоит в прямой связи с организаторами операции.

Истцами также оспаривалась статья «Новой Газеты», в которой журналисты также написали о причастности Якеменко к провокации.

Александра Подрабинека же братья просили наказать за порочащую информацию в его блоге в "Живом Журнале". В конце апреля некий пользователь jolly33 оставил там комментарий, в котором привел цитаты из выступления Шендеровича на радио и выдержки из статьи «Новой газеты» и на основании их высказал свое личное мнение также о причастности братьев к скандальным видеороликам.

«Моих доверителей обвинили в том, что они приняли участие в уголовщине и влезли в личную жизнь! — заявил на суде братьев Якеменко адвокат Сергей Жорин. — Истцы отрицают эти обвинения, они этого не делали».

Необоснованные требования

Стоит отметить, что за все время разбирательства Виктор Шендерович в суд ни разу не явился. Из-за этого начало рассмотрения дела переносилось шесть раз. Остальные же ответчики доказывали, что исковые требования братьев Якеменко не подлежат удовлетворению.

["Коммерсант", origindate::17.09.2010, "С братьев Якеменко сняли ролики": Писатель Виктор Шендерович, не присутствовавший ни на одном из заседаний суда, расценил его решение как "дурацкое по форме и по существу", а сам иск назвал "абсурдом". "Борис Якеменко был пойман "Новой газетой" на том, что видел исходные видеозаписи скандальных роликов, — считает господин Шендерович, — а Василий Якеменко пришел в суд потому, что стыдится, что его перепутали с братом". Напомним, в "Новой газете" сначала написали, что Василий Якеменко раскрыл неизвестные публике детали о создании видеоролика, а затем опубликовали уточнение, что это был не он, а его брат Борис. — Врезка К.ру]

Представитель радиостанции «Эхо Москвы» Кристина Кадыкова утверждала, что высказывание Шендеровича прозвучало в прямом эфире и радиостанция не может нести за него ответственности.

«Когда человек в прямом эфире, он может говорить о чем угодно, все происходит в реальном времени, и у нас нет возможности на это повлиять», — уверяла она суд.

Александр Подрабинек и его адвокат Вадим Прохоров настаивали на том, что Подрабинек в свою очередь не может нести ответственность за те записи, которые оставляют в его блоге другие пользователи.

«Претензии, по сути, не ко мне, а к некому пользователю jolly33! Но истцы даже не попытались установить его личность, а сразу подали иск ко мне!»— возмущался на суде Подрабинек.

«Следуя логике истцов, нам надо было разместить что-нибудь в их блоге и подать встречный иск!» — поддерживал своего клиента адвокат Прохоров.

Овечка на бойне

В отличие от них юрист «Новой Газеты» Ярослав Кожеуров пытался доказать, что сведения, написанные в статье, являются достоверными. По словам юриста, в одной из своих публикаций Василий Якеменко проговорился о том моменте, который не вошел в ролик.

«Он написал, что Орешкин, когда предлагал взятку гаишнику, представился им невинной овечкой из Института Географии. Откуда он мог знать об этом, если на ролике этого нет?!» — задавал вопрос юрист.

["Ежедневный журнал", origindate::02.09.2010, "Компромат как дело чести": «Новая газета» привела высказывание одного из них, что, мол, «Орешкин представился сотрудникам ГИБДД невинной овечкой из географического института». Проблема в том, что в ролике этих слов мой лирический герой, насколько могу судить, не произносит. Отсюда логичный вывод, что г-н Якеменко (для меня не так уж важно, который из двух) видел сюжет не в окончательном виде, а до монтажа, когда тот еще не был вывешен в Сети. То есть имел доступ к так называемым исходникам, из которых позже склеили окончательную версию. Это, в свою очередь, означает, что один из г.г. Якеменко был прямо или косвенно причастен к подготовке материала. — Врезка К.ру]

По просьбе юриста в суд был приглашен сам политолог Дмитрий Орешкин. Придя на заседание, Орешкин выглядел очень бледным. Свидетель признался, что самого ролика он не видел, но ему рассказывали, что на нем. Однако он достоверно не знает, он ли там предлагает взятку сотруднику ГИБДД или нет.

«Я всегда представляюсь сотрудникам ГИБДД „невинной овечкой“ из Института Географии, — признался Орешкин. — Но на ролике этого нет, откуда Якеменко об этом узнал?»

Однако по большей части представителей заинтересовал вопрос, всегда ли он дает взятки.

«Ну вы понимаете, что мы живем в России и должны действовать в соответствии с принятыми тут правилами», — туманно ответил Орешкин.

«Вообще не понимаю, зачем Орешкин пришел в суд. Его и правда привели на бойню в суд, невинную овечку. Мы вот теперь будет думать, подавать ли заявления в правоохранительные органы, ведь он, по сути, признался в даче взятки!» — сообщил GZT.RU адвокат истцов Сергей Жорин.

Урезанная компенсация

Между тем участники процесса, кроме Александра Подрабинека, недовольны решением суда и намерены его обжаловать в кассационной инстанции.

«Абсолютно все сведения признаны недостоверными, но нам существенно срезали компенсацию морального вреда! Это безобразие! — заявил корреспонденту GZT.RU адвокат Сергей Жорин. — Значит, Юрий Лужков будет продолжать выигрывать миллионы рублей, а обычным гражданам будут присуждать по несколько тысяч?!»

Интересно, что именно в четверг 16 сентября пленум Верховного суда принял поправки к своему постановлению «о практике применения закона о СМИ», в котором призвал судей снижать сумму компенсации морального вреда по искам о защите чести и достоинства, не удовлетворяя многомиллионные иски.


***

"Требуют от меня опровергнуть сведения не мои, а другого, не установленного ими лица"

Объяснение Александра Подрабинека по поводу иска братьев Якеменко

Оригинал этого материала
© "Ежедневный журнал", origindate::15.09.2010, Объяснение

Александр Подрабинек

С шестой попытки судебный процесс наконец начался. Василий Якеменко и его брат Борис с точно такой же фамилией предъявили «Новой газете», двум ее журналистам Лоле Тагаевой и Александру Литому, радиостанции «Эхо Москвы», Виктору Шендеровичу и мне иск на общую сумму более четырех с половиной миллионов рублей. Истцам не понравились сообщения и комментарии журналистов об их контактах с организаторами известной операции, в результате которой в интернете был размещен видеоролик о попытке дачи взяток сотрудникам ГИБДД Яшиным, Орешкиным и Фишманом.

В первый день процесса федеральный судья Ефремов попросил ответчиков, в том числе меня, дать свои объяснения по поводу иска.

Я объяснил:

Уважаемый суд!

История, рассказанная истцами в их исковом заявлении, существенно отличается от того, что происходило на самом деле. Иск полон недомолвок и передергиваний.

Прежде всего отправной точкой для истцов, как они сами пишут, является видеоролик, в котором Илья Яшин, Дмитрий Орешкин и Михаил Фишман, люди хорошо известные и в приличных кругах весьма уважаемые, якобы дают взятки работникам ГИБДД. […] Видеоролик этот, как следует из первого абзаца искового заявления, был размещен в интернете в марте этого года.

Уже во втором абзаце искового заявления истцы сообщают, что 23 апреля в моем блоге в Живом Журнале (Livejournal.com) была размещена моя статья «Подглядывать все еще неприлично». Лукавые истцы ставят два события рядом, но «забывают» сообщить, что они между собой не связаны. Между этими двумя событиями времени прошло больше месяца, в которое, кстати, уместился и эпизод с «Эхом Москвы» и Виктором Шендеровичем.

Моя статья написана совсем по другому поводу, а именно о том, как некие не установленные пока лица засылали свою проститутку некоторым общественным деятелям, тайком снимали на видеокамеру сцены сексуального общения, а затем выкладывали это в интернет, рассчитывая скомпрометировать нелюбезных им людей. Мое отношение к этой истории выражено в заголовке — подглядывать неприлично. Почему братаны Якеменки на это обиделись — я недоумеваю. Я не писал, что они стоят за этой провокацией. […]

Да и претензии у них, по сути, не ко мне, а к неведомому комментатору, высказавшемуся в адрес Якеменок нелицеприятно. Правда, лукавые истцы и тут умалчивают, что комментарий, который их обидел, не мой. Именно это обстоятельство я имел в виду, когда заявлял ходатайство о признании меня ненадлежащим ответчиком. Кто скрывается под именем jolly33, именно под этим именем в моем блоге размещен обидный для Якеменок комментарий, я до сих пор не знаю.

В таком случае, чего же хотят истцы от меня? Ну, понятно, денег. Кто же их не хочет? Но почему они хотят денег от меня, а не от того, кто этот комментарий разместил? Здесь может быть два ответа.

Первый: комментатора надо найти, а это дело нелегкое. Они даже адрес Шендеровича найти не могут, а тут виртуальное пространство. А Подрабинек — вот он, чего бы к нему не прицепиться?!

Второй ответ таков: комментарий создан неизвестно кем (или наоборот известно кем) исключительно для того, что бы найти повод для иска и соединить четырех ответчиков в одном деле. Кто это сделал? Я, заметьте, не утверждаю, что это сделали истцы или кто-то по их поручению — это было бы несовместимо с их высоким статусом федеральных чиновников.

Тем не менее, истцы убеждены, что размещение в моем блоге чьего-то анонимного комментария дает им право привлекать меня к ответственности. Это как если бы к вам, уважаемый суд, домой пришли два гостя, которые затем между собой переругались, а один из них, самый обиженный, побежал бы скорее в прокуратуру писать заявление — но не на своего обидчика, а на хозяина дома, потому что это именно в его доме обидели несчастного.

Что такое дневник в Livejournal.com? В Пользовательском соглашении, которое регулирует взаимоотношения между каждым пользователем и администрацией ресурса, говорится: «LiveJournal.com является веб-сервисом, позволяющим создавать и вести онлайновые дневники… После регистрации в LiveJournal каждый пользователь получает в личное пользование дисковое пространство для размещения текстов, данных, сообщений… Такое Содержание может размещаться как на серверах LiveJournal, так и на серверах, принадлежащих третьим лицам».

Иначе говоря, мой дневник — это те записи, которые размещены под моим именем. Они могут быть расположены в моем блоге или в чужих блогах — в любом случае, это мой дневник и я несу за него ответственность. Точно так же несет свою ответственность и любой другой блогер — за записи, сделанные под его именем, в чьих бы блогах они ни находились.

Г-жа Омашева, генеральный директор акционерного общества «Суп Фабрик», которое распоряжается Живым Журналом, на запрос моего представителя г-жи Маннановой отвечает: «Содержанием дневника являются тексты, данные, сообщения и иная информация, размещенная на дисковом пространстве LiveJournal.com, пользователем под зарегистрированным в LiveJournal.com именем указанного пользователя». Мой дневник — это мои записи. Мои, а не чужие, как того хотелось бы братьям Якеменко!

Если бы все было так, как это представляют себе истцы, жизнь в Интернете остановилась бы. Любой человек, создав себе за пять минут бесплатный аккаунт, может зайти, например, в чужой блог и оставить запись о том, что г-н Якеменко — негодяй или, например, занимается сексом с несовершеннолетними девочками в молодежном лагере «Селигер». Записи достаточно провисеть одну минуту, чтобы нотариус ее зафиксировал — и пожалуйста, можно предъявить владельцу блога иск на 200 тысяч рублей! С правовой точки зрения, это совершеннейший бред, независимо от того, прав или не прав в данном случае, то есть в отношении Якеменко, был комментатор. […]

Истцы могут возразить, что в своем блоге я вправе редактировать или вовсе убирать чужие комментарии. Поэтому я должен особо подчеркнуть для уважаемого суда, что редактировать чужие записи я не могу. Не потому, что я, в отличие от некоторых участников этого процесса, противник цензуры, а просто физически не могу. У меня нет такой технической возможности. Я могу редактировать только свои собственные записи. В том же ответе г-жа Омашева пишет: «Возможность редактирования комментариев, оставляемых другими пользователями, у Пользователя отсутствует».

Истцы могут возразить, что я вправе удалить из своего блога чужой комментарий. Действительно могу. Иногда удаляю. Но, во-первых, я могу это делать, но вовсе не обязан. Во-вторых, никто по поводу удаления этой конкретной записи, так обидевшей Якеменок, ко мне не обращался. И, наконец, в-третьих, и это самое главное — удаление чужой записи не отменяет факт ее публикации, то есть широкого распространения. Г-жа Омашева в своем ответе пишет: «Пользователь имеет возможность удалить комментарий другого пользователя только после того, как комментарий был обнародован». А если он был обнародован, то факт распространения состоялся, независимо от того, сколько этот комментарий просуществовал в виде записи.

Истцы в своем исковом заявлении просят Перовский суд обязать меня «опровергнуть не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство Истцов сведения». При этом лукавые истцы не уточняют, что требуют от меня опровергнуть сведения не мои, а другого, не установленного ими лица. Если бы они это упомянули, то было бы совсем глупо — как я могу опровергнуть то, чего я не говорил? […]

Известное постановление № 3 Пленума Верховного суда от 24 февраля 2005 года устанавливает, что надлежащими ответчиками по делам о защите чести и достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие их. Пункт 7 этого постановления разъясняет, что существенное значение для дела имеют три факта: «факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом». В данном случае совершенно неопровержимо, что отсутствует первое обстоятельство — факт распространения мною сведений.

Истцам, так нервно реагирующим на упоминания о них в интернете, следует поискать человека, на которого они обиделись. По известному анекдоту, искать надо не там, где светло, а там, где потерял. Правда, для этого надо приложить некоторые усилия.

У этого иска два автора — жадность и глупость. Не лучшие черты человеческого характера, хотя и весьма распространенные. К сожалению, это выражается в судебном иске, в предъявленных ко мне требованиях. Они несостоятельны и не основаны на законе. Я прошу в удовлетворении иска отказать.