Суд смягчил наказание Ходорковскому и Лебедеву на год

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывшие совладельцы ЮКОСа стали полноценными преступниками

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::23.09.2005, Приговор вступил силой

Суд смягчил наказание Ходорковскому и Лебедеву на год

Екатерина Буторина

Converted 19710.jpg

Бывшие совладельцы ЮКОСа и некогда одни из самых богатых людей России Михаил Ходорковский и Платон Лебедев вчера стали полноценными преступниками. Поздно вечером в четверг Мосгорсуд рассмотрел, наконец, их жалобы на приговор Мещанского райсуда, приговорившего опальных олигархов к 9 годам колонии. При этом вышестоящей инстанции удалось принять достаточно неожиданное решение: Мосгорсуд в значительной степени изменил приговор. Несколько инкриминируемых Ходорковскому и Лебедеву эпизодов были отменены вовсе, один переквалифицировали и тут же прекратили дело за истечением сроков давности, по нескольким снизили наказание. Однако общий срок наказания уменьшился в итоге лишь на один год - с 9 до 8 лет лишения свободы. При этом не последнюю роль вчера сыграло то, что до истечения сроков давности по еще одному из основных эпизодов -- мошенничество с 44% акций Научного института удобрений и инсектофунгицидов (НИУИФ) - оставалось всего лишь несколько часов. Обвинение настояло, что сроки давности следует исчислять не с 21 сентября, как предполагали адвокаты, а с 22-го. Защита сделала все, чтобы заседание затянуть хотя бы на один день, но это не удалось. Таким образом, политическая карьера опального олигарха закончилась, толком не начавшись. Теперь он просто преступник, и по закону не может участвовать в выборах в Госдуму, как планировал г-н Ходорковский.

Вчера утром в Мосгорсуд прибыл, наконец, адвокат Генрих Падва, из-за которого заседание по рассмотрению жалобы на приговор Ходорковскому растянулось на целую неделю. Он досрочно выписался из больницы, отказавшись от операции. Кроме того, суд, как и обещал, предоставил осужденному, рисковавшему остаться без защиты, адвоката за счет государства. Им оказался известный адвокат Юрий Шмидт, который представлял интересы Ходорковского в Мещанском суде. Михаил Ходорковский один решился идти до конца в борьбе за свою невиновность. Платон Лебедев еще в прошлый четверг объявил о том, что не намерен участвовать в кассации, так как не верит в справедливость российских судов.

Для начала Генрих Падва, сославшись на то, что накануне его не пустили в СИЗО, попросил «пообщаться в условиях конфиденциальности» со своим подзащитным. А г-н Шмидт заявил, что также «должен повидаться с Ходорковским», но обязательно в СИЗО и попросил отложить заседание на один день. Суд не согласился на свидание в тюрьме, но разрешил адвокатам поговорить с осужденным наедине прямо на месте и объявил перерыв.

После беседы адвокаты вновь потребовали отложить заседание. Причем делали они это, по их собственным словам, исключительно из соображений «обеспечения законности», а вовсе не затем, чтобы затянуть процесс, в чем их постоянно упрекал гособвинитель Дмитрий Шохин. В частности, г-н Шмидт отметил, что сторона защиты не была должным образом уведомлена о дате заседания в Мосгорсуде, и потребовал снять дело с рассмотрения и произвести новое его назначение с выполнением всех требований закона. Его коллега, г-н Падва, в свою очередь, попросил приобщить к материалам дела несколько томов заключений экспертов со стороны защиты, которые Мещанский суд в свое время проигнорировал. А Михаил Ходорковский пожаловался, что ему дали всего две недели, чтобы изучить 600 страниц приговора и 30 томов протокола судебного заседания. За это время, по его словам, удалось изучить лишь четверть столь объемного материала. Чтобы полностью закончить свою жалобу, утверждал Ходорковский, ему понадобится дополнительно еще 8 недель.

В ответ на это Дмитрий Шохин вновь обвинил адвокатов в попытке сорвать процесс. Он утверждал, что права всех участников процесса судом неукоснительно соблюдались, и времени на ознакомление с материалами дела у всех было предостаточно. Во время перерыва гособвинитель разъяснил свою позицию журналистам. «То, что говорит осужденный, мягко говоря, не соответствует действительности. Не берусь сказать, в чем конкретно он врет, а в чем нет. Но права его были полностью соблюдены, -- сказал г-н Шохин, а по поводу возможного сокращения наказания в связи с истечением сроков давности по эпизодом с хищением акций НИУИФа добавил: "У Ходорковского много эпизодов, по которым он был признан виновным. Наказание определили путем частичного сложения. А если бы целиком складывали, то вышло бы 40,5 лет».

Мосгорсуд с позицией прокурора согласился и собрался было начать доклад дела. Но тут адвокат Шмидт заявил отвод всему составу суда - председательствующему Валерию Тарасову, судье-докладчику Алексею Мариненко и судье Светлане Лохмачевой. «Нарушение прав Михаила Ходорковского было на всех стадиях процесса. Отказ от удовлетворения наших ходатайств - стремление как можно скорее утвердить приговор. Служение Фемиде не терпит суеты. А у нас теперь есть основания сомневаться в независимости и беспристрастности суда», -- мотивировал свою позицию г-н Шмидт. Это ходатайство было также отклонено, и судья Мариненко начал докладывать дело. Он напомнил, что Ходорковский и Лебедев были осуждены Мещанским райсудом 31 мая этого года к 9 годам лишения свободы каждый. Они были признаны виновными по шести статьям УК, в то числе мошенничестве, хищении денежных средств у государства, хищении ценного сырья апатитового концентрата в крупных размерах, нескольких неисполнениях решений арбитражных судов, уклонении от уплаты налогов с физических и юридических лиц.

Согласно докладу, все эти преступления были совершены Ходорковским и Лебедевым в период с 1994 по 2002 год в Москве. Оба вину свою не признали, просили приговор отменить, сославшись на неверное толкование законов, фальсификацию ряда документов и множество других аргументов. О том же попросили и адвокаты. Они жаловались, что им приходилось в Мещанском суде доказывать невиновность Ходорковского и Лебедева, чем были существенно нарушены права подсудимых. Позиция адвокатов сводилась к тому, что в суде не только не была доказана причастность Ходорковского к совершению всех инкриминируемых ему деяний, но не были доказаны ни состав этих преступлений, ни даже само их событие. Защита также пожаловалась на незаконность ареста Ходорковского и Лебедева, лишение их права на справедливый суд, защиту и равенство сторон, незаконность избрания Мещанского суда, изнурительный режим его работы, необеспечение гласности и открытости процесса, унижающие человеческое достоинство условия содержания в СИЗО, которое можно приравнять к пыткам. Кроме того, адвокаты сочли неверным, что Мещанский суд в отдельном определении не просто прекратил уголовное дело в части мошенничества с 20% акций ОАО «Апатит» в связи с истечением сроков давности, но фактически вынес отдельный приговор, признав Ходорковского и Лебедева виновными в совершении данного преступления. Слова «виновен» адвокаты потребовали исключить.

Адвокаты Падва и Шмидт в своих выступлениях вчера подробно высказали отношение к приговору. Г-н Падва отметил, что Мещанский суд необоснованно удовлетворил гражданский иск Минфина. «Судом взыскана сумма, которая связана с неуплатой налогов с организации. Но эта сумма может взыскиваться только с юридического лица, а не с физического», -- сказал он. Сам же приговор, по его словам, подлежит отмене, поскольку он «незаконен, не обоснован и не соответствует фактическим обстоятельствам дела». Сначала г-н Падва коснулся неправильной, на его взгляд, квалификации всех преступлений, из-за чего положение его подзащитного было значительно ухудшено. «В своей жалобе я показал совершенно возмутительные факты того, как поступает суд», -- сказал он и привел несколько примеров. Так, суд, по его словам, оценивая показания свидетелей, понятых признавал заинтересованными лицами, а следователей Генпрокуратуры - нет. Не были также допрошены эксперты, делавшие заключения по требованию следователей, а экспертизы защиты вообще к делу не приобщили. Затем г-н Падва стал подробно рассматривать каждый эпизод «преступной деятельности» Ходорковского, и каждый раз доказывал, что его подзащитный не имел ничего общего с тем, что утвердил в своем приговоре Мосгорсуд. «При чем тут Ходорковский? - все время спрашивал г-н Падва. -- В приговоре сказано, что все преступления он совершил в составе организованной преступной группы. Но когда, где и при каких обстоятельствах она была создана? Каков ее состав? Каковы цели? Ничего этого не было, об этой группе нет никаких данных». Юрий Шмидт высказался только по одному эпизоду обвинения - уклонению от уплаты налогов с физического лица. Он отметил, что Мещанский суд переквалифицировал обвинение по новому УК, который хотя и предусматривает более мягкое наказание, но по диспозиции старого Кодекса в действиях Ходорковского вообще нет состава преступления.

«Приговор Мещанского суда - это галиматья и анекдот. Обвинение я считаю мишурой, воздушными шариками и мыльными пузырями», -- заявил г-н Шмидт.

Высказался по поводу приговора и сам Михаил Ходорковский. «Заказчики и организаторы уголовного дела пытаются убедить общество в том, что разобраться в этом деле без пол-литра невозможно, остается лишь верить суду. Но разобраться в моем деле просто. Меня признал виновным не суд, а кучка бюрократов, по частям разобравшая ЮКОС. Приговор нагло и ничтожно противоречит закону. Нет не то что моего участия, нет и самих этих преступлений», -- сказал г-н Ходорковский, а потом в течение полутора часов подробно аргументировал свою позицию по незаконности приговора в части хищения денежных средств у ЮКОСа в пользу компаний Гусинского.

Не менее красноречиво выступил и гособвинитель Шохин, который потребовал оставить приговор в силе. «Материалы уголовного дела позволяют утверждать, что приговор постановлен с соблюдением всех требований закона. Демагогические разглагольствования осужденного призваны лишь создать мученический образ гонимого и преследуемого. Защите не удалось доказать, что черное - это белое, а белое - это черное», -- заявил он. А потом добавил, что сроки давности по эпизоду с хищением акций НИУИФа истекают не 21 сентября, а 22. В 20.00 суд удалился для принятия решения, и около 21.00 объявил свой вердикт. При этом решение Мосгорсуда изумило всех.

Приговор Мещанского суда был в значительной мере изменен. Два эпизода с неисполеннием решения судов были отменены, было отменен и эпизод с хищением денежных средств у ЮКОСа в пользу Гусинского за отсутствием состава преступления. Эпизод по хищению апатитового концентрата переквалифицировали в причинение имущественного ущерба и прекратили за истечением сроков давности, наказание по налоговым преступлениям снизили до 1 года 4 месяцев. В остальном приговор был оставлен без изменения. Однако общий срок наказания Ходорковскому и Лебедеву снизился лишь на один год - до восьми лет.

Адвокат Генрих Падва после приговора выразил свое удивление столь радикальной позиции Мосгорсуда по отношению к районным коллегам и одновременно с этим высказал предположение, что защита будет и дальше бороться за полное оправдание Михаила Ходорковского. А гособвинитель решением остался доволен - ну и что, что многое исключили, олигарх все равно надолго останется в тюрьме. Тем более, что не за горами обещанные прокуратурой новые обвинения.