Супруги Битковы уводят активы из-под носа кредиторов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Супруги Битковы уводят активы из-под носа кредиторов

Бывшие и нынешние топ-менеджеры Северо-Западного Сбербанка во главе с Леонидом Шацем в афере вокруг банкротства Неманского ЦБК

Оригинал этого материала
© ИА InterRight, origindate::28.10.2010, Топ-менеждеры Северо-Западного Сбербанка покрывают аферистов, причастных к преднамеренному банкротству Неманского ЦБК?, Фото: "ДП", woodbusiness.ru

Марта Валиева

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Игорь Битков
Ирина Биткова

Весной 2008 года владельцы группы предприятий «Северо-Западная Лесопромышленная Компания» (СЗЛК) Игорь и Ирина Битковы решили «кинуть» кредиторов, при этом сохранив за собой основные активы СЗЛК — Неманский ЦБК (НЦБК) и Каменногорскую фабрику офсетных бумаг (КФОБ). В результате на всех предприятиях группы были запущены процедуры преднамеренного банкротства.

Не говори "гоп", пока не перепрыгнешь

Битковы не только добились назначения на НЦБК и КФОБ своих арбитражных управляющих, но и через фиктивный долг искусственно создали себе основного кредитора — офшор Vilda Consult. Полностью контролируя через них процедуру банкротства, владельцы СЗЛК получили возможность, не обращая ни на кого внимание, подготовить продажу своих активов аффилированному покупателю.

Настоящие кредиторы, среди которых российские банки из Топ-30, приложили немало усилий, чтобы помешать реализации этих планов и исключить Vilda Consult из реестра кредиторов. Однако стоило этому случиться, как оказалось, что у инициаторов преднамеренного банкротства имеется еще один серьезный ресурс, который они до сих пор не афишировали. Этим ресурсом являются бывшие и нынешние топ-менеджеры Северо-Западного Сбербанка. Под их защитой конкурсный управляющий НЦБК Дмитрий Шураков продолжает готовить продажу комбината за бесценок. В результате Газпромбанк, ВТБ, Связь-банк и остальные кредиторы рискуют остаться ни с чем.

Впрочем, Битковым, их «крыше» и исполнителям пока рано праздновать победу. Точка в их афере будет поставлена в рамках не арбитражного процесса, а уголовного. И при определенных условиях бывшие и нынешние сотрудники Северо-Западного Сбера имеют все шансы разделить с конкурсным управляющим НЦБК скамью подсудимых. Так или иначе, но события последних месяцев позволяют по-новому взглянуть на истинную подоплеку преднамеренного банкротства СЗЛК и роль Сбербанка в этой криминальной истории.

Однако обо всем по-порядку.

Офшор в кустах

Механизм появления в реестре кредиторов Vilda Consult в свое время был подробно изучен калининградскими журналистами, которые посвятили этой теме отдельное аналитическое исследование (подробнее см. материал Операция «Светоч»). Мы же отметим лишь основные вехи этой аферы.

15 апреля 2008 года британский оффшор, зарегистрированный на Виргинских островах, за 20 млн рублей купил ООО «Светоч» — скромного питерского производителя школьных тетрадей, к тому времени оставшегося без собственной промплощадки и оборудования. Буквально на следующий день Vilda продала «Светоч» Неманскому ЦБК, но уже за 3,7 млрд рублей. Впрочем, никто с этими деньгами расставаться не собирался. Зато в договоре купли-продажи было зафиксировано, что если НЦБК не расплатится с Vilda Consult в 10-дневный срок, то обеспечением по сделке выступит все имущество должника, а также его поручителя — КФОБ. Естественно, деньги на счет офшора перечислены не были, и 28 апреля Битковы подали заявление о банкротстве НЦБК, автоматически превратив Vilda в основного кредитора не только комбината, но и КФОБ.

На фиктивный характер задолженности НЦБК перед «Вилдой» указывало множество признаков: сроки проведения сделки, ее условия и самое главное — вопиющая экономическая нецелесообразность приобретения «Светоча» за 3,7 млрд рублей. По подсчетам аналитиков, при средней рентабельности по отрасли такая инвестиция могла окупиться лишь через четыреста с хвостиком (!) лет.

Однако это абсурдное обстоятельство нисколько не смутило арбитражных управляющих НЦБК и КФОБ — архангельцев Дмитрия Шуракова и Константина Дудоладова, которым закон напрямую велит проанализировать подозрительные сделки должника на предмет обнаружения признаков преднамеренного банкротства. Вопреки своим профессиональным обязанностям они не только обеспечили внесение требований Vilda Consult в реестр НЦБК и КФОБ, но и всячески поддерживали в судах представителя офшора — адвоката Вьюнова, который по «странному» стечению обстоятельств оказался их земляком. (Отметим, что в деле о банкротстве СЗЛК вообще фигурирует много уроженцев Архангельска — малой родины Игоря Биткова, где он и начинал свой бизнес.)

Лишь в мае 2010 года Высший арбитражный суд поставил точку в этой истории, окончательно признав ничтожной сделку о покупке «Светоча». В итоге Vilda была вычеркнута из всех реестров.

Маски сброшены

Если судить о банкротстве НЦБК только по публичным заявлениям Битковых и их пиарщиков, то складывается впечатление, что именно Северо-Западный филиал Сбербанка является их главным противником. В его адрес звучали самые громкие проклятия и инвективы. Однако что удивительно: являясь де-факто основным кредитором СЗЛК, Сбербанк не был замечен в каких-либо реальных попытках лишить Битковых и их архангельской «бригады» арбитражных управляющих контроля над процедурой банкротства. Так, ключевое решение о признании сделки по покупке «Светоча» ничтожной появилось благодаря Газпромбанку, прошедшему со своим иском судебные инстанции всех уровней.

Исключение фиктивных требований Vilda Consult из реестров НЦБК и КФОБ стало, по сути, лишь промежуточной победой над инициаторами преднамеренного банкротства. Из-за специфики отечественного законодательства банки, которым Битковы задолжали больше всего, имеют в совокупности лишь около половины «голосующей» кредиторской задолженности НЦБК, еще 40% контролируют арбитражные управляющие других предприятий группы СЗЛК — КФОБ, СЗЛК, СЗЛК-Финанс. Не стоит даже говорить, что «архангельская братва» всегда голосует солидарно и исключительно в собственных интересах. Чтобы еще больше упрочить свои позиции они даже организовали скупку долгов НЦБК на ООО «Центр юридической экспертизы». Для них ставки нынче высоки, ведь на кону — все имущество НЦБК.

Еще в декабре 2009 года, когда британский офшор имел абсолютное большинство голосов на собрании кредиторов, были утверждены условия продажи имущества НЦБК. Согласно им конкурсный управляющий может снижать первоначальную цену реализации активов на повторных торгах на 10% через каждые 10 дней. То есть, рассуждая гипотетически, недобросовестный арбитражный управляющий может продать весь комбинат за 10% его стоимости какой-нибудь аффилированной структуре в течение 3-4 месяцев. И отсчет этого времени, судя по всему, уже начался.

Первые торги были проведены конкурсным управляющим НЦБК Дмитрием Шураковым 12 августа, вторые — 29 сентября. Такая спешка неслучайна: Шураков прекрасно понимает, что времени у него — в обрез. Ему уже сейчас приходится скрываться от калининградских оперативников, уворачиваться от повесток следователя. Со дня на день его статус в уголовном деле №350140/09, возбужденному по факту кредитных мошенничеств Битковых, может поменяться со свидетеля на соучастника.

Единственный разумный выход из сложившейся ситуации — заменить конкурсного управляющего комбината на неангажированного профессионала, которому можно доверять. Этот вопрос и был вынесен на собрание кредиторов, которое состоялось 17 сентября. Накануне пул банков — ВТБ, Газпромбанк, Связь-банк и др. — согласовали кандидатуру нового арбитражного управляющего. Представители Сбербанка пообещали им не мешать, заявив о своем нейтралитете. Однако в день решающего голосования начальник отдела сопровождения процедур банкротства Управления по работе с проблемными активами Северо-Западного филиала Сбербанка Сергей Филиппов проголосовал в поддержку Шуракова. Как говорят очевидцы, при подведении итогов собрания Филиппов не удержался от триумфальной ухмылки — именно от Сбербанка зависело решение по кандидатуре конкурсного управляющего.

После такой явной демонстрации своей спайки с криминальным синдикатом, осуществляющим преднамеренное банкротство СЗЛК, дальше уже можно было играть с открытыми картами. Менеджеры питерского Сбера так и сделали, выступив в суде против пересмотра условий продажи имущества НЦБК, написанных в свое время под диктовку Vilda Consult с прицелом на дальнейшую покупку комбината за бесценок. Этим шагом руководство Северо-Западного Сбербанка сняло последние сомнения касательно того, на чьей стороне оно играет в банкротстве СЗЛК.

Игра в четыре руки

В финансовых кругах и ранее ходили слухи о близкой дружбе бывшего зампреда, а потом и председателя правления Северо-Западного Сбербанка Леонида Шаца с Битковыми. Именно Шац «пробил» СЗЛК первые кредитные линии и самое главное — обеспечил Битковых «безукоризненной» кредитной историей, с которой можно было обращаться в другие банки. Значительно позднее, уже в 2009 году, в своем опусе «Кредитное рейдерство» главный пиарщик СЗЛК Юрий Мурашко постарается скрыть истинный характер отношений своих боссов со Сбером, нарочито гневно обвинив Шаца в последовавших неурядицах НЦБК. Однако Мурашко совершил одну ошибку — разбавил свою пиар-шелуху некоторыми реальными фактами. В частности, он, увлекшись, рассказал о том, на каких якобы «кабальных» условиях СЗЛК получала сбербанковские кредиты. Простое сопоставление этих данных с архивом Центробанка показывает, что зачастую процентная ставка по выданным займам была ниже, чем действовавшая в то время ставка рефинансирования ЦБ!

Благодаря кредитному плечу, любезно подставленному Шацем, группа СЗЛК стала одной из самых перекредитованных компаний Северо-Запада России. Однако, несмотря на классические признаки «кредитной пирамиды», Битковы продолжали исправно получать в Сбере все новое и новое финансирование. Как говорят специалисты, такое возможно только при наличии сговора между кредитором и заемщиком.

В 2007 году Леониду Шацу пришлось уйти из Северо-Западного Сбербанка. Как полагают многие, из-за многочисленных вопросов к «организации кредитной работы». Тем не менее, неформальные рычаги влияния на политику филиала у Шаца, по-видимому, остались. Во всяком случае анализ поведения менеджмента питерского Сбера перед инициированием банкротства НЦБК говорит в пользу этой версии.

Дело в том, что еще 9 апреля 2008 года НЦБК должен был погасить сбербанковский кредит в 175 млн рублей. Этих денег у Битковых не было. Банк имел полное право объявить дефолт по всем обязательства СЗЛК и начать самостоятельно процедуру банкротства. Вместо этого с НЦБК было подписано дополнительное соглашение №1 к кредитному договору № 5503-115806, согласно которому срок платежа растягивался на три недели. По сути, Сбербанк сам предоставил Битковым время и возможность для проведения сделки с подозрительным офшором, в результате которой в реестре кредиторов НЦБК появилась Vilda.

Вместо послесловия

Для инициаторов и исполнителей преднамеренного банкротства ресурсы Сбербанка стали последним рубежом обороны, засадным полком, который выводят в бой лишь в крайнем случае. По всей видимости, Сергей Филиппов и его непосредственный шеф — зампред Северо-Западного Сбербанка Андрей Максимов — предпочли бы и дальше не высовываться, прячась за спинами офшоров и архангельской «бригады» арбитражных управляющих. Но после исключения «Вилды» из реестра кредиторов ситуация начала выходить из-под контроля, и им пришлось открыто вступиться за Шуракова — человека, по макушку увязшего в афере Битковых.

Мотивы сотрудников питерского Сбера, «крышующих» инициаторов преднамеренного банкротства, понятны и по большому счету не вызывают особых вопросов. Чего не скажешь о топ-менеджерах центрального офиса. Общая сумма задолженности НЦБК перед Сбербанком составляет более 1 млрд рублей. Вопросы с такой «ценой» должны проходить обязательное согласование у директора по работе с проблемными активами Светланы Сагайдак. Последняя, в свою очередь, подотчетна Герману Грефу.

Очевидно, что и решение о поддержке Шуракова на собрании кредиторов НЦБК не могло обойтись без московской визы. Однако, согласившись «кинуть» другие банки, руководство центрального офиса не сумело до конца просчитать последствия этого шага. Фактически Сбербанк сам расписался в единстве своих целей с целями людей, запустивших банкротство СЗЛК, обеспечил себе роль пособника преступления. Такое пятно на репутации не скоро отмоешь.