Суховская грязь для Набиуллиной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Новому главе Центробанка предстоит разбираться с лицензионными махинациями зампреда ЦБ Михаила Сухова

bankВдобавок ко всем скандальным историям последнего времени, связанным с загадочным лицензированием банков- прачечных, на финансовом рынке разгорается беспрецедентный скандал вокруг Балткомбанка. Обнаружилось, что лицензия этого кредитного учреждения № 2951, выданная 22 мая 2007 г., является подделкой. За то, что целых 6 лет это «не замечалось» регулятором, должен кто-то отвечать. Известно, что в 2007 –ом руководителем департамента банковского лицензирования в Банке России был нынешний зампред ЦБ Михаил Сухов, который и поныне курирует на своем посту эту сферу. А значит, первый спрос за косяки с коммерческими банками, которые под прикрытием суховских лицензий выводят активы, чтобы затем как ни в чем не бывало получить компенсации от Агентства по страхованию вкладов, именно с Сухова. Вопрос о том, кто и зачем подделал лицензию Балткомбанка и почему этого в упор не замечал профильный представитель регулятора Михаил Сухов, вероятно, предстоит выяснять правоохранительным органам. Но у прокуратуры с МВД должны было накопиться и множество других вопросов к этому высокопоставленному чиновнику Банка России. Лицензионные скелеты из шкафа Сухова сыплются уже как песок из худого ведра. Недавно СМИ облетела новость о том, как ловко и при молчаливом свидетельстве Сухова мошенничали дагестанские банки, которым Михаил Игоревич до последнего держал им же собственноручно подписанные индульгенции, называемые лицензиями ЦБ. В итоге дело идет к тому, что государственному Агентству страхования вкладов (АСВ) придется раскошелиться бюджетными миллиардами на компенсации исчезнувших активов. Хитро придуманная Михаилом Суховым схема работает на карманы ушлых банкиров по всей стране. Вряд ли кто поверит, что в стороне от этих мошеннических потоков остается и сам главный лицензионщик Сухов. Улики против этого лукавого чинуши слишком явны, а примеров – масса. Так, кредитное учреждение НКО «Межрегиональный клиринговый центр» было лишено лицензии лишь после того, как пропустило через себя 20 млн. долларов «черной» обналички. В категории «обнальщиков» уже давно прописался и банк «Трансинвест», однако Сухов стоит на своем: вначале – вывод активов и нанесение как можно более сильного ущерба государству, и только потом – отзыв лицензии. Та же история – с Европейским индустриальным банком, в который эксперты уже едва ли не тычут пальцами: через этот банк проводится такое количество «черного нала» и сомнительных транзитов, что впору на криминальный объект высылать спецназ. Но с отзывом лицензии Сухов не спешит: по-видимому, по предварительной договоренности дает время банкирам надежно выйти в кэш. Может, кто не понимает, на чем основываются такие договоренности госчиновника из Центробанка с его же поднадзорными коммерсантами?

Не лишне также вспомнить историю с «Инвестбанком», в крышевании которого Михаил Сухов, можно сказать, расписался публично, потеряв лицо. Вначале Сухов как бы противился слиянию этого калининградского банка, вошедшего его стараниями в систему страхования вкладов, с Группой «Конверс» отца и сына Антоновых. Сухов публично заявлял, что не допустит, чтобы непрозрачная «Конверс» за счет слияния с «Инвестбанком» также получила доступ к ССВ. Однако после переговоров банкиров с посредником Сухова его позиция внезапно поменялась. Правда, чтобы соблюсти внешние приличия, Михаил Игоревич доверил поставить подпись под разрешительный документ своему заместителю. В итоге банкиры ловко влили более крупный московский актив под крышу более мелкого калининградского «Инвестбанка», не раскрывая при этом отчетность. Но это не все. Спустя время суховская ревизия выявила в «Инвестбанке» нарушения, «не совместимые с жизнью». Но Михаил Игоревич не стал торопиться с отзывом лицензии: зачем резать курицу, несущую золотые яйца? Дело кончилось тем, что глава Группы «Конверс» Владимир Антонов вышел из состава акционеров «Инвестбанка», передав свой пакет в 40, 04 процента некому лицу из ближнего окружения Михаила Сухова. Разумеется, с тех пор все претензии по лицензионной части к кредитному учреждению были сняты. Как говорится, классика российской коррупции в интерьере Центробанка.

Михаил Сухов. Фото Коммерсант

Михаил Сухов. Фото Коммерсант

С именем Сухова связана и громкая история банка «Московский капитал», который аферисты обанкротили, предварительно выведя из него активы, а кроме того – намеревались получить по липовым договорам о поручительствах еще свыше 10 млрд. рублей ложных долгов с государственных структур. Между тем, как подчеркивает финансовый эксперт Станислав Елисеев, «именно возглавляемый на протяжении ряда лет Михаилом Суховым департамент лицензирования ЦБ готовил для Комиссии банковского надзора заключения о соответствии «Московского капитала» критериям участия в системе страхования вкладов (ССВ)». Теперь же, когда основные фигуранты аферы с «Московским капиталом» были задержаны, и следствие вышло на финишную прямую, дело вдруг стало на глазах разваливаться. Бывший предправления «Московского капитала» Виктор Крестин отказался от своих показаний, а у бывшего конкурсного управляющего этого банка и по совместительству менеджера АСВ Михаила Башмакова, по словам следователей, нашлись высокопоставленные заступники.Эти известные всем в банковском сообществе люди явно понимали, что судебно- следственный диалог с Крестиным прямой дорожкой выведет на его покровителя Михаила Сухова и позволит привлечь его к ответственности. А уходящий со своего поста Сергей Игнатьев до сих пор охвачен паническим ужасом от того, что хорошо понимает ключевую криминальную роль Сухова в истории с «Московским капиталом». Но признав этот факт, Игнатьев фактически возложит на себя ответственность за то, что не предотвратил преступные действия своего заместителя и молчал на протяжении всего срока следствия по Крестину. На этом фоне потрясающим цинизмом выглядят недавние заявления действующего главы ЦБ РФ, который чуть ли не с отчаянием в голосе говорил о вакханалии в банковско- финансовом секторе и бессилии в борьбе с криминальным выводом капиталов. Но при этом так и не решился назвать конкретных имен. Однако кому надо, тот хорошо знает и эти имена, и паутину их связей. Но многие депутаты прежнего думского созыва помнят, как прорезался голос того же Игнатьева, когда встал вопрос об утверждении Михаила Сухова в совет директоров Центробанка. Тогда на заседании банковского комитета Сергей Игнатьев буквально бил себя кулаком в грудь, убеждая парламентариев в кристальной чистоте и порядочности Сухова. Но депутаты из профильного комитета уже знали черную изнанку этого чиновника, а потому категорически отказывались оказать ему доверие. Руководство банковского комитета, отвечая на бесконечные звонки Игнатьева с просьбами «посодействовать за Сухова», только разводило руками: мол, у парламентариев нет оснований для утверждения такого человека в совет директоров ЦБ. И только когда в группу поддержки Сухова подключился замгенпрокурора РФ Александр Буксман, надавивший на тогдашнего спикера Бориса Грызлова, безнадежная комбинация все же срослась. Сухов получил и членство в совете директоров ЦБ, и заветное кресло зампреда Центробанка.

Известно, что сидя долгими вечерами в кабинете Игнатьева, Сухов многословно и витиевато объяснялся перед главой ЦБ по поводу многочисленных обращений и запросов депутатов – коммунистов, перечислявших факты мздоимства и других преступлений чиновника. Парламентарии даже инициировали обращение к Грызлову с просьбой приостановить утверждение Сухова в совет директоров Банка России. Сухов же клялся Игнатьеву, что это всего лишь подлый навет и происки врагов.

Сергей Игнатьев. Фото с сайта opolicii.ru/

Сергей Игнатьев. Фото с сайта opolicii.ru/

Впрочем, тогда Сухову все же удалось проскочить в игольное ушко, а Игнатьев сделал вид, что ничего из депутатских запросов не понимает. Однако если Сергей Михаилович полагает, что после ухода из глав ЦБ в советники своего преемника Эльвиры Набиуллиной ему никто не помянет этой истории с назначением Сухова, то он глубоко ошибается.

Между тем, пролоббированное в том числе и с участием Игнатьева высокое назначение Сухова привело к тому, что криминальные структуры, пилящие российские деньги, получили в его лице надежную «крышу». Например, Росфинмониторинг еще в прошлом году предупреждал, что в том же сконцентрировалось большое количество обнальных площадок, называя при этом такие банки, как Дагэнергобанк, Эсид-банк, Имбанк, Арт-банк, «Сунжа», банк «Экспресс» , Диг-банк, Трансэнергобанк и Трастовый банк. На необходимость своевременного реагирования на этот сигнал по лицензионному контролю зампреду ЦБ Михаилу Сухову указывал и полпред в ЮФО Александр Хлопонин. Однако реакции так и не последовало: скандальная ситуация обернулась взрывом и гигантскими потерями для бюджета страны. Мало того: даже после всего произошедшего Сухов продолжает гнуть свою линию в отношении дагестанских банков, отчаянно прикрывая их и от Росфинмониторинга, и от Хлопонина с Администрацией президента, и от прокуратуры с МВД. Банковские аналитики только диву даются, как такое возможно. Знакомые с беспрецедентной ситуацией эксперты связывают дагестанский феномен Сухова с дагестанским же следом в руководстве правительства РФ, где один из вице- премьеров крепкими семейными узами привязан к бизнесу этой республики. Но, с другой стороны, помимо Аркадия Дворковича в исполнительной власти есть и другие фигуры влияния, которым вполне под силу разобраться в этой истории.

Одной из таких фигур предстоит стать получившей назначение на пост главы Центробанка Эльвире Набиуллиной. Этому банковско- финансовому комиссару Путина так или иначе придется разгребать авгиевы конюшни многочисленных лицензионных махинаций Сухова и его ставленника – директора лицензионного департамента Рубена Амирьянца. Понимая, что приход нового руководителя может обернуться нелицеприятными вопросами и проверками, Сухов отчаянно пытается предстать перед Набиуллиной в образе «честного служаки». В последние дни СМИ наполнились велеречивыми комментариями этого зампреда ЦБ о новых мерах по ужесточению контроля за банками. На продвижение «светлого образа» товарища Сухова тратятся немалые средства: изданиям и информагентствам, которые участвуют в этой PR- кампании, остается лишь гадать об источнике получаемых денег. По-видимому, и сам Сухов надеется, что об источнике этих средств никто не узнает. Но это заблуждение, поскольку контакты, у которых зампред ЦБ просит помощи в нынешней ситуации, ровно те же, что помогали ему в период драматического рассмотрения его кандидатуры в Госдуме. От имени Сухова из недр регулятора спешно летят инструкции о новом подходе к определению банковской группы риска. Теперь, по заверениям Сухова, он готов вставать в боевую стойку при показателях роста банковских вкладов более чем на 20 процентов в месяц и выдаче кредитов на суммы, более чем на 20 процентов превышающих объем собственных капиталов кредитных учреждений. Похоже, что Сухов всеми силами стремиться пустить пыль в глаза новому главе ЦБ, демонстрируя, что готов без устали бороться с банковскими мошенниками.

Рубен Амирьянц

Рубен Амирьянц

Такой популистский трюк , возможно, и прошел бы с менее компетентным в финансах руководителем. Но не с Эльвирой Набиуллиной, которой ничего не стоит поднять все подноготную решений, принятых за последние годы Михаилом Суховым и его протеже Амирьянцем. Из этой подноготной будет следовать, что ничто не мешало этим профильным чиновникам и раньше с настоящим, а не декларативным рвением контролировать работу коммерческих банков на своем лицензионном фронте. Но такого рвения в деятельности Сухова и Амирьянца как раз и не наблюдалось. Больше того: вполне очевидно, что все громкие скандалы с выводом активов из коммерческих банков, отмываниями и обналичиваниями при сохранении у них лицензий не могли происходить без коррупционного прикрытия в Центробанке. Это значит, что в недрах регулятора на высокой должности окопался крот , который сводит на нет все усилия государства по борьбе с преступлениями в банковской сфере. Фамилия этого крота известна. К тому же «кроту» неизбежно приведет и выяснение странной работы системы страхования вкладов, за включение в которую банкирам приходилось раскошеливаться на миллионные взятки и которая фактически стала кормушкой для Сухова и его подельников. По самым скромным подсчетам, объем откатов команде Сухова только под реструктуризацию проблемных банков по линии АСВ составляет более 100 млн. долларов. Знакомые с банковской сферой специалисты хорошо понимают, что долго скрывать следы таких откатов невозможно, тем более от прозорливой Набиуллиной. Поговаривают, что Сухов цепляется за прикрытие одной весьма высокопоставленной Дамы, связанной с банковской деятельностью, но давняя покровительница откровенно устает от все новых проблем Михаила Игоревича. Да и под давлением коррупционных улик ей становится все сложнее прикрывать подопечного. Кого только зампред ЦБ Сухов не посылал и в Госдуму, чтобы «выстроить диалог» с парламентариями и профильным банковским комитетом, но попытки оказались безуспешны. Сухов попытался было приобрести союзника в лице председателя думского комитета по финансовым рынкам Натальи Бурыкиной, убеждая ее, будто в скандальных историях с «Московским капиталом», банком «Электроника» и АМТ-банком его вины нет, и что напротив – он заботился исключительно об интересах кредиторов. Однако эти попытки оправдаться легко разбивались об острые факты, которые Сухову попросту нечем крыть. Не удалось чиновнику найти поддержки и в Совете Федерации, где также с крепнущими подозрениями относятся к деятельности Сухова.

По слухам, надвигающиеся перемены в ЦБ особенно тревожат главу департамента банковского лицензирования Рубена Амирьянца. Тем более, что коллеги давно заметили, что этот департамент превратился в личную вотчину Сухова и работает почти исключительно по разработанным им схемам личного обогащения. Государственные же функции этого департамента давно атрофированы, системные сбои стали нормой. Образовавшийся нарыв вот-вот лопнет, и отвечать за это Амирьянцу. Не обладая такими защитными связями, как его патрон Сухов, молодой мошенник Амирьянц рискует первым угодить под гильотину грядущих проверок со всеми вытекающими для него печальными последствиями. По слухам, Амирьянц в последнее время стал панически бояться разговаривать по телефонам, опасаясь прослушки, почти не спит по ночам и производит впечатление деморализованного человека. Опасения не безосновательны: недавно достоянием гласности стали его телефонные переговоры с руководством московского территориального управления ЦБ, где Амирьянц, вопреки логике, приказывал не отзывать лицензию у злостно нарушающего законы «Трансинвестбанка». О причинах можно и не гадать: цена такого решения эквивалентна полному кейсу «зелени». Впрочем, на людях Рубен Амирьянц всячески прибедняется, подчеркивая, что живет с семьей в скромной квартирке в Жуковском, поскольку на жилплощадь в столице у него якобы нет средств. Но это не помешало хитрецу приобрести для своей любовницы- секретарши просторные хоромы почти в центре Москвы. До последнего времени Амирьянц возлагал надежды на помощь и поддержку главного центробанковского кадровика Лахтикова, который, как сообщалось в СМИ, всегда за определенную мзду готов был прикрывать махинации Сухова и Амирьянца. Это хорошо получалось у Лахтикова в пору его руководства департаментом безопасности. Но после возникших в отношении него подозрений Лахтикова перевели на кадровую работу, где чиновник снова засветился на противозаконных операциях с подельниками из департамента банковского лицензирования. В итоге Лахтикова называют теперь первым кандидатом на вылет из ЦБ после смены руководства. Тем более, что правоохранительные органы уже взяли след теневой деятельности Лахтикова и внимательно изучают комбинации с его участием. У Рубена Амирьянца, вероятно, еще теплится надежда на помощь своих старых знакомцев – президента Гильдии российских адвокатов Гасана Мирзоева и вице-президента Ассоциации региональных банков Александра Хандруева, а также на депутата Госдумы Мартина Шаккума, возглавившего на днях экспертно- консультативный совет фракции «Единая Россия». Но на деле эти влиятельные люди давно скептически и с подозрением относятся к Амирьянцу. А , стало быть, за спиной у мошенника – одна только верная секретарша, да и та наверняка сбежит, дойди дело до следствия и дознания.

А тут еще для криминальных подельников Сухова и Амирьянца стряслась новая беда: на банковском рынке активную позицию занял принципиальный Юрий Исаев. С новым главой АСВ у Сухова с Амирьянцем возникают серьезные трудности. Тем более, что Исаев уже контактирует по банковским проблемам с новым главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной. Многое могла бы рассказать следователям о секретах криминально- банковской кухни Сухова и Амирьянца бывшая сотрудница лицензионного департамента и суховская подручная Елена Музыка. Будучи одной из ключевых фигур в группировке Сухова, Музыка отвечала за лоббирование деятельности банкира – рейдера Алякина, принося зампреду ЦБ взамен за услуги щедрые комиссионные. Теперь же, когда покинувшая Сухова Елена Музыка устроилась помощником зампреда Центробанка Улюкаева, она становится опасным для бывшего подельника свидетелем. Который, к тому же, подолгу откровенничает с новым шефом, в том числе и по грехам Михаила Сухова.

Елена Музыка

Елена Музыка

Тем временем перемены в структурах ЦБ РФ уже начались. Так, вместо Константина Шора, покидающего пост руководителя московского управления ЦБ, прочат нынешнего заместителя директора департамента банковского регулирования и надзора Центробанка Алексея Плякина. Этого чиновника Михаил Сухов давно считает своим опасным конкурентом, а потому всячески противится его новому назначению, при всяком удобном случае пытаясь скомпрометировать Плякина перед его непосредственным шефом – первым зампредом ЦБ Алексеем Симановским. Поскольку Сухов в том числе курирует и департамент методологии и надзора, то строить козни Плякину труда для него не составляет. Однако больше всего Михаил Сухов боится, конечно, за позицию по его персоне президентской администрации. В АП к Сухову накопилось множество профессиональных вопросов. Например, по его роли в скандальной истории с банком «Российский капитал» и выведению из него активов экс- главой «Ростелекома» Евгением Юрченко, которого Сухов откровенно «крышевал» по линии своего ведомства. Не менее важные вопросы в АП могут задать Сухову и по размеру неформальных условий, на которых ему удалось завести банк «Смоленский» в Систему страхования вкладов. За Суховым в АП также числят и недавнюю инициативу по «наезду» на «Юниаструм банк» на фоне кипрского кризиса. И, наконец, ответить Сухова наверняка попросят о том, как лепет этого чиновника о необходимости ужесточения банковского контроля сочетается с дагестанским банковским кошмаром, когда никакого контроля не было и в помине, а отмывщики и обнальщики действовали под прикрытием Михаила Игоревича.

Возможно, демонстрируя небывалую для него публичную активность в медиа- пространстве, Михаил Сухов надеется таким способом запутать не сведущую в тайнах Центробанка Эльвиру Набиуллину, что позволило бы ему спастись самому и, возможно, спасти своих криминальных компаньонов. Однако надежды на то, что Набиуллина не вникнет в тайны «мадридского двора» или будет рулить регуляторам по привычным Сухову «понятиям», явно не оправдаются. А это значит, что новому главе Банка России придется как минимум тихо, но решительно расстаться с суховским кланом. Если же путинский комиссар в Центробанке возьмется за детальные расчистки накопившегося балласта, грязи и грехов, то мало Сухову с Амирьянцем не покажется. Сравнительно молодая и энергичная Эльвира Набиуллина – это не пожилой Игнатьев, за спиной которого шайка Сухова беззастенчиво набивала свои карманы. И таких фактов наверняка наберется на сотни томов и долгий процесс.

Эдуард Рукавицын

Оригинал материала: "The Moscow Post"