Счетная палата "карающий меч революции"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кого лоббирует Степашин? Штрихи к портрету Владимира Панскова

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::13.10.2003, Фото: "Профиль"

Счетная палата - это не "карающий меч революции"

Игорь Васильев

Converted 15146.jpg

Владимир Пансков

Один из вероятных кандидатов на пост аудитора СП Виктор Глухих считает главным в ее деятельности - не допустить дальнейших злоупотреблений.

В июле нынешнего года истекли шестилетние полномочия двух аудиторов Счетной палаты от Совета Федерации - Владимира Панскова и Ивана Дахова. Перед сенаторами встал вопрос заполнения освободившихся вакансий. Всего было подано семь заявлений.

24 сентября 2003 года прошли выборы.

Председатель Счетной палаты Сергей Степашин предложил оставить еще на один срок Панскова. "Пансков является высококвалифицированным экономистом, финансистом, опытным администратором, в прошлом занимал пост министра финансов, автор более 200 научных трудов", - заявил Степашин. Интересно, что десять лет назад Сергей Степашин, руководивший тогда ФСК, был категорически против назначения своего нынешнего протеже на должность министра финансов. Дело в том, что Владимир Пансков обвинялся в получении взятки и даже несколько месяцев провел в следственном изоляторе. Степашин был одним из тех, кто стоял у истоков этого уголовного дела, а прекращение расследования ему казалось необоснованным.

Как бы то ни было, в результате рейтингового голосования определились три лидера: члены Совета Федерации от Чукотки и Ярославской области Александр Назаров и Виктор Глухих, а также Владимир Пансков.

По регламенту для победы необходимо 90 голосов, то есть половина от общего количества членов Совета Федерации. В паре Пансков-Назаров последний получил 99 голосов и стал аудитором. Затем состоялось повторное голосование среди оставшихся шести кандидатов. Голоса в пользу Панскова и Глухих распределились поровну и, таким образом, они вышли во второй тур, где Глухих не хватило всего четыре голоса, чтобы стать победителем. При этом по странному стечению обстоятельств семь бюллетеней были признаны недействительными. В связи с этим голосование перенесли на 15 октября. Сложившуюся ситуацию комментирует один из вероятных кандидатов на пост аудитора СП Виктор Глухих.

- Виктор Константинович, руководитель Счетной палаты Сергей Степашин настойчиво предлагает сенаторам оставить аудитором Владимира Панскова. Какова позиция СФ на этот счет? 

- Как известно, по закону аудиторы Счетной палаты избираются депутатами Госдумы и сенаторами - по шесть человек от каждой из сторон. Если Госдума всегда выдвигала аудиторов исключительно из своего состава, то Совет Федерации был, образно говоря, "ущемлен" в правах - до последнего времени в СП работали всего два представителя Верхней палаты.

Сейчас Совет Федерации работает на постоянной основе, и я считаю логичным, что аудиторы должны выдвигаться из числа сенаторов. При этом будет улучшено сотрудничество между двумя органами и повысится взаимная ответственность. В этом подходе есть здравое зерно.

Что касается меня, то я более сорока лет проработал на различных должностях, прошел путь от простого рабочего до директора огромного предприятия, был министром, руководил оборонным комплексом страны. Сам организовывал тысячи проверок и меня тысячи раз проверяли. Поэтому работу аудитора знаю изнутри.

- Должна ли, по вашему мнению, СП заниматься только контролем. Или ее функции могут быть расширены? 

- Счетная палата - это не "карающий меч революции". Свой долг мы видим не только в разработке и принятии совместно с Госдумой новых законов, но и в значительном усилении парламентского контроля за уже имеющимися. В этом аспекте очень важно взаимодействие с СП - выявление лазеек и узких мест в законодательстве. Взять тот же проект бюджета-2004. Согласно заключению СП, сорок четыре статьи Бюджетного кодекса нарушены, либо выполнены не полностью. Наша общая задача - обеспечить информативность и большую прозрачность бюджета с целью повышения финансового контроля за нецелевым или неэффективным расходованием госсредств.

Задача СП не только обнаружить злоупотребления, но и создать условия, чтобы их не допустить в будущем. При необходимости выступать с законодательной инициативой, чтобы не было лазеек для воровства.

***

origindate::13.10.2003

Кого лоббирует Степашин?

Штрихи к портрету Владимира Панскова (из нашего досье)

Владимир Перваков

Аудитор счетной палаты Владимир Пансков – один из главных героев книги «Бандиты в белых воротничках: как разворовывали Россию».

Он же фигурант уголовного дела о взяточничестве. Уголовное дело 1993 года о получении взятки в особо крупных размерах, по которому Пансков, в то время – замглавы Госналогслужбы, пять месяцев провел в “Лефортово”. По мнению следователей, взятка была замаскирована под оплату неких консультаций, которые чиновник якобы давал одной коммерческой фирме. Позже Генпрокуратура добавила еще три статьи: хищение общественного имущества, пособничество в должностном подлоге, нарушение правил о валютных операциях. Бывший министр внутренних дел Виктор Ерин информировал Бориса Ельцина, что в распоряжении милицейских следователей имеются доказательства того, что действиями Панскова государству нанесен ущерб в размере 33 миллионов рублей (по курсу 1992 года). Поразительно, но уголовное дело неожиданно закрыли, а Пансков вскоре после выхода из “Лефортова” чудесным образом перешел на работу в президентскую администрацию.

Для того, чтобы попытаться понять, почему чиновник столь высокого ранга в свое время улизнул от суровой необходимости несколько лет кушать тюремную баланду, нелишне освежить в памяти драматическую историю его взаимоотношений с Генпрокуратурой. Конец 1993 года. ФСБ (тогда еще ФСК, председателем которого в то время был Степашин!) заводит дело по получению взяток на одного из руководителей налоговой инспекции — Владимира Панскова. Но в результате очередной реформы этого ведомства следственное управление ФСК расформировывается. Дела, находящиеся в его ведении, передают МВД и Генпрокуратуре.

Дело Панскова попало в руки опытнейшего и бескомпромиссного Бориса Уварова. Его шеф, начальник следственного отдела Генпрокуратуры Олег Гайданов, попросил подчиненного побыстрее с этим делом определиться. По всей видимости, Гайданова попросил об этом новый шеф Генеральной прокуратуры — вечно исполнявший обязанности генерального прокурора Ильюшенко. Надо сказать, что Ильюшенко исполнять обязанности генпрокурора пришел из администрации президента, где рука об руку работал с Пансковым, который после налоговой полиции через следственный изолятор в Лефортове, где сидел по делам о взятках, оказался тоже в президентской администрации, в самой финансовой ее части.

В общем, Ильюшенко, видимо, просил Гайданова, чтобы побыстрее закрыли дело Панскова за отсутствием состава преступления, и далее назначил Гайданова своим заместителем.

Гайданов, в свою очередь, давил на Уварова. Но Уваров не поддавался. Каждый день Гайданов спрашивал у Уварова, определился ли он по Панскову. В прокуратуре это гайдановское выражение даже стало притчей во языцех. Близкие коллеги в шутку, встречая Уварова, начинали разговор с ним со слов: «Когда же ты, Борис, наконец определишься?» В конце концов Гайданов передал дело другому следователю — Мазитову.

Не менее порядочный и опытный Мазитов просидел все выходные дни и определился так же, как Уваров: есть основания привлекать Панскова по делу в качестве обвиняемого. Гайданов, услышав такое заключение, разразился бранью, после чего Мазитов оказался в больнице с сердечным приступом.

Дело Панскова снова на некоторое время перешло к Уварову, который и вынес постановление о привлечении Владимира Панскова в качестве обвиняемого. Но вложенное в дело постановление реализовать следователю не удалось. В этот же день Гайданов распорядился передать это дело Руслану Тамаеву, который в отличие от Мазитова был вполне здоров. И в отличие от Уварова прислушивался к мнению старших.

Через некоторое время Руслан Тамаев дело Панскова закрыл за отсутствием состава преступления. А еще через некоторое время Владимир Пансков стал министром финансов, а Руслан Тамаев — прокурорским генералом и решил свой квартирный вопрос в столице.

Пансков известен также тем, что освободил Управление делами президента от таможенных платежей по поставкам импортных товаров. Своим распоряжением Пансков подарил ведомству Павла Бородина 693,62 миллиарда бюджетных рублей. Более полутора триллионов – эта сумма вполне сопоставима с целой строкой бюджета. В самый разгар проверки, которую проводила по этому поводу Счетная палата, Пансков был назначен ее аудитором.

И последний вопрос, который неизбежно возникает у всех, кто мало-мальски знает особенности характера Панскова: за что он так люб г-ну Степашину? Может быть за то, что, как отзываются о нем люди из бывшего окружения, бывший министр финансов – «безынициативный косноязычный подхалим с ограниченным кругозором»? Понятно, что такие аудиторы весьма удобны как власть предержащим, так и начальству.

Ну, насчет инициативности точно утверждать не можем. Возможно, Пансков более чем инициативен, когда начальство того захочет. А по поводу кругозора как нельзя лучше сказал о себе сам Пансков. В своем интервью программе «Момент истины» на вопрос Караулова «Вы какую книгу в последнее время прочитали?» Пансков совершенно искренне ответил: «Я книг вообще не читаю».